Член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ), председатель координационного совета  "Юристы за права и достойную жизнь человека"
12.09.2018

Карта ГОЛОСловных нарушений

 

Член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ), председатель координационного совета "Юристы за права и достойную жизнь человека", сопредседатель Ассоциации «Гражданский контроль» Александр Брод подробно разбирает заявление движения "Голос" по результатам Единого дня голосования.

Движение «Голос» обнародовало 10 сентября «Заявление по итогам наблюдения за выборами в единый день голосования 9 сентября 2018 года». Хотя и сообщается, что «настоящее заявление является предварительным, а итоговый доклад движения «Голос» будет подготовлен позднее», очевидно, что общий вывод уже не изменится: выборы опять «не те». Набор штампованный и не меняющийся годами: «не та» явка, «не та» конкуренция плюс сообщения о многочисленных нарушениях.

Однако любое обвинение нужно доказывать. Особенно в условиях отсутствия требований по минимальной явке, доказанных фактов нарушений и особенно при тех подчас неожиданных результатах, что демонстрируют состоявшиеся в минувшее воскресенье региональные и местные выборы.

Для того, чтобы «доказать» с гарантией, надо установить свои «правила игры». Вот и движение «Голос» заявляет, что надо смотреть не на соблюдение законодательства и прав граждан, а на то, насколько выборы были честные.

«Честные выборы — это выборы, которые проводились в условиях свободной и конкурентной кампании, с равными возможностями для участвующих кандидатов, а результаты голосования, при свободном участии в нем избирателей, позволяют с достоверностью определить, реальную волю избирателей».

Понятно, что в такой постановке вопроса честных выборов в России просто не может быть. Потому что свободу, конкурентность, достоверность «Голос» будет измерять по своим, только им известным критериям. Нет, их, конечно, замаскируют под «высокую планку международных стандартов». Только с международными стандартами оценки «Голоса» коррелируют слабо.

«Голос» с сожалением вынужден констатировать, что многие из прошедших 9 сентября 2018 года выборов, включая практически все выборы глав регионов, «мы не можем признать в полной мере соответствующими таким критериям».

Кто бы сомневался. Не соответствовали «высоким стандартам» выборы губернаторов Хабаровского края и Республики Хакасия, законодательных собраний Иркутской и Ульяновской области, депутатов Думы Великого Новгорода и так далее. Если не свободные, так не конкурентные, если конкурентные, так неравные возможности…

Как обычно, расширяя правовое поле внеправовыми терминами, «Голос» всю доказательную часть превращает в фарс.

«Результаты мониторинга за ходом кампании до дня голосования, а также наблюдение за процессом голосования и подсчетом голосов, не позволяют нам утверждать, что эти результаты, в т. ч. в условиях недостаточно высокой явки, поступавших сообщениях о нарушениях принципов равенства, свободы и конкуренции, в полной мере и достоверно выявляют реальную волю большинства граждан, обладающих избирательным правом».

Позвольте, только что, в минувшем докладе, было «волю избирателей», теперь уже «волю большинства избирателей». А это неважно. Введение новых правил в ходе игры – старый шулерский прием.

Зато теперь становится понятным, зачем «Голос» вел длительную кампанию по легализации призывов к бойкоту выборов – чтобы в своих построениях прибавить к аргументам низкую явку.

Опять когнитивный диссонанс – если призывы к неучастию в выборах – форма агитации и волеизъявления, то «воля большинства» понятна: мне право дали, я им не воспользовался.

Есть ли законные основания считать выборы отображением воли большинства? Если говорить терминами того же «Голоса» – большинство не хочет «контролировать власть» – наверное, оно ей доверяет. Если рассматривать с принятых правовых позиций – право представлено, граждане правом не воспользовались, уступили его другим. Это их решение.

Но ведь на таких передергиваниях строятся выводы и положения заявления.

Еще до дня голосования сообщалось, что свои выводы «Голос» строит на единичных фактах, придавая им характер вселенского обобщения. Глобализация оценок и в этом докладе заняла свое почетное место.

«Выборы на подавляющем большинстве территорий проходили в обстановке ограниченной конкуренции. Во многих регионах большие группы избирателей оказались лишены своих кандидатов. Все это не способствует широкому участию граждан в выборах и ведет к ослаблению доверия граждан к политической системе в целом».

Снова в докладах «Голоса» мы видим слова «на подавляющем большинстве», «во многих», «большие группы» - и никакой конкретики.

Какие такие «группы избирателей» были лишены своих кандидатов в Новгороде, где явка составила чуть меньше 23%?

В выборах участвовали пять партий, все они участвуют в распределении мандатов: КПРФ (30,57%), «Единая Россия» (24,39%), «Справедливая Россия» (17,39%), ЛДПР (12,49%), «Яблоко» (11,08%).

Те партии, которые собирались, но не смогли участвовать в выборах, в прежних докладах «Голос» называл «спойлерами», но под сурдинку обличений они вдруг удостоились скорбного поминовения: без них «большие группы избирателей остались без своей партии».

Справедливости ради стоит отметить, что партийно-политическая палитра в регионах разнообразна: те же «Коммунисты России» вполне достойно выступили на этих выборах и прошли в заксобрания в нескольких регионах, Партия пенсионеров – в Смоленской области и Забайкальском крае, КПСС – во Владимирской области. Но к явке избирателей и ограниченной конкуренции это отношения не имеет – просто на стадии регистрации не все партийные кандидаты и региональные отделения партий оказались на высоте.

Вкусовщина в оценке конкурентности региональных выборов просто убийственная. Выходит, что в Новгороде выборы были конкурентные, а во Владимирской области, где «Яблоко» получило 1,42%, нет. Только «Голос» знает, что такое конкурентные выборы. Хотя в той же Владимирской области губернаторские выборы сегодня выходят на второй тур.

На чем строится фактологическая база заявления? Как обычно, на сообщениях, поступивших на «Карту нарушений». В начале правда уточняется, что «что зафиксированные факты фальсификаций и нарушений в соблюдении процедур, в том числе при подсчете голосов, требуют дополнительной проверки, детального анализа видеозаписей с избирательных участков, после проведения которого можно будет дать окончательную оценку результатам голосования», но вскоре об этом забывают и говорят о сообщениях как о свершившемся факте.

Начинается все со статистики: «Всего за время избирательной кампании единого дня голосования на «Карту нарушений» поступило 865 сообщений, в т. ч. 522 — в день голосования. В 166 случаях сообщается, что были поданы официальные жалобы, а в 35 случаях по этим жалобам получена официальная реакция».

То есть, за два месяца кампании в 80 субъектах Российской Федерации, где проходило 4,8 тыс. выборов на Карту нарушений поступило 343 сообщения – примерно по 6 сообщений в день.

Сколько из них не подтвердилось, сколько является повторами и продолжениями, как это принято на «Карте нарушений» (это продолжение ID1234), сколько – выявленными фейками и подделками, о чем, например, сообщали журналисты URA.RU, – неизвестно. Можно в очередной раз посчитать, только «Карта нарушений» от этого не изменится: разместите там хоть текст Конституции – это будет зафиксировано как нарушение.

Вопросы вызывает и классификация сообщений, и их количество. Даже такая мелочь, что 522 сообщения поступило не в день голосования, а за 9 и 10 сентября. Непосредственно в день голосования «Карта нарушений» показывает 477 сообщений.

Как обычно, «Голос» радует нас чудесами классификации:

«ID46964 09 сентября 2018, 23:04 Московская область, Можайск

Сообщает веб-наблюдатель: недостаточный обзор с веб-камер процесса вскрытия переносных урн и КОИБов».

То есть, то, что возможно некорректно установлена видео камера – это факт, подтверждающий «Нарушение при подсчете голосов: совмещение этапов, неоглашение и незанесение данных в увеличенную форму протокола, негласная сортировка и подсчет и пр.»? «Мне из дома не видно», значит вы нарушили закон. Сколько из всех 38 сообщений в категории «Нарушение при подсчете голосов» еще «нарушений» зафиксировали «видео-наблюдатели»?

И на основании этих сигналов и их «классификации» «Голос» опять делает далеко идущие выводы.

Еще до дня голосования «Голос» строил свои выводы на единичных фактах, придавая им характер вселенского обобщения. Глобализация оценок и в этом докладе заняла свое почетное место.

«День голосования в очередной раз отчетливо продемонстрировал, что в участковых и территориальных избирательных комиссиях не всегда соблюдается принцип коллегиальности. Как правило, решения в них принимаются единолично председателем и/или его заместителями, не выносятся на обсуждение всеми членами комиссий».

Какими положениями заявления, какими фактами подтвержден этот тезис? Да никакими. Джентльмены верят на слово.

«В условиях заметного количества поступивших сигналов о фактах административной мобилизации избирателей, принципиально важным является обеспечение наблюдения в день голосования на избирательных участках, в том числе с целью пресечения такого незаконного принуждения и незаконной мобилизации».

Ни слова об обеспечении наблюдения. Вопрос «Сколько у вас было наблюдателей?» опять повиснет в воздухе.

На «Карте нарушений» есть информация о проблемах наблюдателей на участках. Описываются точечные инциденты – по одному на субъект – или истории с продолжением, как в Воскресенском (Москва). Число событий реально меньше, чем число сообщений.

«В ряде регионов произошли задержания полицией наблюдателей, членов УИК, корреспондентов, освещавших работу избирательных комиссий. Задержания были связаны с проходившими в этот день митингами против пенсионной реформы. Считаем, что не было никакой необходимости задерживать их именно в день работы на избирательных участках. Такие факты были зафиксированы в Екатеринбурге, Твери, Уфе». 

Откуда эти данные? На карте нарушений таких сообщений нет – есть одно единственное сообщение о задержании в связи с митингами (ID46218). Только оно из Казани, Республика Татарстан.

«“Голос” обращает особое внимание на инцидент произошедший в Ивановской области. На Ирину Мальцеву, координатора движения «Голос» в Ивановской области…»

Странная расстановка приоритетов. Ситуация в Щербинке и Воскресенском была более серьезной, доказательная база гораздо шире и точнее, но сказано как-то мельком – в «Новой Москве»…

Почему не анализируется поведение журналистов сетевого издания «Молния», которые, судя по сообщениям с той же «Карты нарушений», не только не знают избирательного законодательства, но и искренне полагают, что закон – это они?

Почему при проверке докладов «Голоса» каждый раз натыкаешься ошибки, недомолвки и откровенную ложь?

«Как положительное явление можно отметить то, что открытие избирательных участков, как правило, происходило без существенных проблем и нарушений процедур. Оформление УИК, размещение необходимой информации о выборах и кандидатах также, как правило, не вызывало особых замечаний».

А как же «в бюллетенях не была вычеркнута снятая с выборов партия «За справедливость»; «Со слов председатели УИК, нарушение было устранено в 8:30.»; «Участок открылся на 15 минут позже»; «В помещении отсутствует сейф.»; «отсутствует плакат о кандидатах в депутаты»?

Неужели случилось чудо, и «Голос провел-таки верификацию сообщений?

Почему дальше заявляется: «Наиболее проблемными зонами остаются голосование вне помещения и, в большей степени, подсчет голосов избирателей»? По той же статистике «Карты нарушений» с выездным голосованием связано 43 сообщения, с нарушениями подсчета 38, и, как уже было сказано, основная проблема в подсчете – то, что за ним наблюдали преимущественно через веб-камеры.

Не обошлось и без странных реверансов в сторону ЦИКа.

«Особенно стоит остановиться на ситуации в Тюменской области, где областная комиссия вразрез с позицией ЦИК России, посчитала, что наблюдатели направляются не в комиссии, а на конкретные выборы, и отказывалась выдавать наблюдателям от кандидата в местные депутаты копии протоколов, касающиеся выборов губернатора».

Наблюдатели направляются в комиссии. Вот только наблюдателя направляет конкретный субъект избирательного процесса. Наблюдатель – представляет кандидата, политическую партию. Непонятно, на какую позицию ЦИК ориентируется «Голос», но какое отношение наблюдатель от кандидата на местных выборах имеет к выборам губернаторским? И наоборот?

Как обычно, заявляется, что власти на крики «Голоса» о творящихся безобразиях «не реагировали».

«Кроме того, в течение дня голосования поступали сообщения о подкупе избирателей из разных регионов. Например, Иркутской, Свердловской областей, Красноярского края. Правоохранительные органы, несмотря на сообщения, не предприняли эффективных мер по пресечению подкупов и подвозов, а в ряде случаев прямо не реагировали на сообщения о таких фактах».

А вот Избирательная комиссия Иркутской области информирует, что из шести жалоб, поданных в избирком, одна из них не подтвердилась. А Главное управление МВД России по Иркутской области сообщает, что «по каждому из зарегистрированных заявлений проводятся проверки, по результатам которых будут приняты правовые решения».

Остается ждать итоговый доклад с призрачной надеждой, что хотя бы в отношении одного сообщения с «Карты нарушений» «Голос» признает – информация не подтвердилась. Фейк.

Оригинал материала на http://2018.vybor-naroda.org/vn_exclusive/119259-karta-goloslovnyh-narusheniy.html

Golos Karta narush 

 
Новое на Prisp.ru
 
Партнеры