Старший научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН
17.05.2022

О запретах в Туркмении: почему и зачем?

 

Старший научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН Георгий Ситнянский – о «нововведениях» для женщин от президента Гурбангулы Бердымухамедов.

Новый президент Туркменистана начал свои преобразования с запретов для женщин вполне в радикально-исламском духе: прекрасному полу запретили носить облегающую одежду, пользоваться определёнными косметическими услугами, например, красить волосы и прибегать к таким косметическим процедурам, как наращивание ногтей или ресниц, увеличение груди и губ или даже татуаж бровей, популярный среди многих молодых женщин в Туркменистане.

Также женщинам запрещено ездить в автомобилях с мужчинами, которые не приходятся им родственниками, а после 20:00 – и с родственниками. Кроме того, женщинам – даже родственницам – запрещено сидеть на переднем сиденье рядом с водителем. Дорожная полиция останавливает машины с пассажирками и требует доказательств того, что женщина приходится водителю родственницей. Водителям в Балканском велаяте (бывшая Красноводская область), например, за нахождение женщины на переднем сиденье грозит штраф в размере 2000 долларов.

Также женщинам запрещено делать пластические операции. Ботокс признан сильнодействующим ядом и запрещён к ввозу и применению. Вообще, в Туркменистане запретили услуги салонов красоты, которые, по мнению властей, подразумевают внедрение в тело «инородных веществ», подтвердило 19 апреля издание «Turkmen news».

По сообщениям многочисленных очевидцев, в Ашхабаде и других туркменских городах полиция в ходе беспрецедентных рейдов в общественных местах и офисах задерживает женщин с накладными ресницами и (или) ногтями и доставляет их в отделения. При этом женщинам предписывается избавиться от результатов косметических процедур и заплатить штраф в размере около 140 долларов (что равно примерно половине средней зарплаты в Туркменистане). Сотрудники полиции останавливают женщин также на улицах и в общественном транспорте, чтобы проверить, не увеличены ли у них губы косметическим путем, рассказала жительница Балканского велаята на условиях анонимности.

Отметим, что это не первые в истории постсоветского Туркменистана запреты такого типа. Так, в стране периодически вводится негласный запрет на выдачу и продление срока действия водительских прав женщинам. Последний раз он был введён в конце 2020 г.; правда, уже в январе 2021 г. полиция Ашхабада возобновила приём документов на продление срока действия водительских прав у женщин. Ещё раньше, весной 2018 г., женщинам, которые работают в государственных учреждениях и организациях Ашхабада, запретили красить и наращивать ногти, наращивать ресницы, обесцвечивать волосы и носить золотые украшения. Им также рекомендовали (что значит слово «рекомендовали» в тоталитарном государстве, думаю, объяснять не надо) соблюдать «национальный дресс-код». При этом последний тоже обязывал: так, осенью 2020 года продавцам государственных магазинов запретили продавать сигареты женщинам в национальных туркменских платьях и платках.

Но такого тотального характера, как теперь, эти запреты раньше не носили. Сейчас европейская мода практически объявлена вне закона, женщинам «рекомендовано» ходить в национальной одежде; под запретом оказались даже белые свадебные платья.

Касаются нововведения и учебных заведений. На занятия девушки – например, студентки университета имени Махтумкули – обязаны приходить в тюбетейках, национальных платьях и донах (халатах) одного цвета (как правило, красного). В одинаковой форме зелёного цвета ходят также и школьницы.

26 апреля Радио «Азатлык» сообщило, что борьбу за «подобающий облик» туркменской женщины власти ведут не только в салонах красоты и вузах, но и во всех государственных учреждениях. В частности, специальные инспекционные группы потребовали от учителей, воспитателей и медработников Туркменабата (бывший Чарджоу) женского пола носить только национальные костюмы – платья с длинными рукавами и платки. Под угрозой увольнения им также приказали перекраситься в темный цвет и избавиться от накладных ресниц и ногтей. Инспекторы посетили и городские школы, где проверили длину ногтей у девочек, а также запретили им пользоваться косметикой. Более того, даже на субботники и спортивные мероприятия с участием главы государства женщины тоже приходят в длинных платьях. Причём, если, например, улицы мыли в национальных платьях уже давно (улицы в Ашхабаде моют регулярно и занимаются этим почти исключительно женщины) – об этом писали ещё три-четыре года назад, то представить себе, как можно в длинном платье заниматься спортом, достаточно сложно.

В результате за последние недели десятки женщин потеряли работу (например, по меньшей мере 20 стюардесс были уволены из-за предполагаемого использования ими ботокса и увеличения губ) или были вынуждены заплатить штрафы за нарушение новых правил, например, за якобы вставленные грудные импланты или увеличенные губы, что, по мнению некоторых, может привести к беспрецедентным общественным протестам. Обратим внимание на слова «предполагаемого» и «якобы»: очевидно, достаточно подозрения, либо женщина сама должна доказывать, что она «не верблюд».

К ответственности, по имеющимся данным, привлекаются и сотрудники салонов красоты. За оказание запрещённых косметических услуг предполагается штраф в размере 500-1000 туркменских манатов (приблизительно 11-23,5 тысячи рублей) или даже административный арест на 15 суток.

При этом, что интересно, не было официального объявления или объяснения последних ограничений, вводимых местными властями и силовыми органами по всей стране. Так, корреспонденты «Хроники Туркменистана» сообщают, что администрация высших и средних специальных заведений Ашхабада проводит собрания со студентками на тему соблюдения народных традиций. По словам сотрудников компаний, власти и руководители предприятий проводят специальные собрания для обсуждения новых правил, касающихся женской одежды, косметических процедур и внешнего вида, но отказываются объяснить причину или представить копию документа, предписывающего запрет. Тоже характерное для тоталитарных государств нарушение такого фундаментального принципа, что незнание закона не освобождает от ответственности только в случае, если закон опубликован и каждый желающий может с ним ознакомиться.

При этом началось «нововведение» с регионов. Так, 12 апреля Радио «Азатлык» сообщило, что полиция города Байрамали Марыйского велаята предупредила владельцев салонов красоты о штрафах или аресте на 15 суток за оказание таких услуг, как увеличение губ, уколы ботокса, наращивание ресниц и ногтей. А ещё ранее, 6–8 апреля, представители Милли Генгеша, правоохранительных органов, общественных объединений провели в Балканском велаяте агитационно-пропагандистские мероприятия среди девушек и женщин, посвященные «национальным туркменским традициям, святости семьи, нормам этикета и воспитания».

И лишь потом пришла очередь столицы: «Туркменистан: золотой век» сообщил, что 18 апреля в Государственном энергетическом институте Туркменистана состоялась просветительная встреча преподавателей-женщин и студенток с участием представителей Национального Совета и Центрального совета Союза женщин и депутатов Меджлиса под названием «Особенности норм туркменских национальных традиций, семейной святости, воспитания детей и этикета».

Поскольку, как уже сказано, эти правила, как обычно, не оформлены законодательно, то власти на местах сами решают, какие ограничения вводить. Вероятно, этим и объясняется то, что регионы опередили столицу: как правило, столичное «начальство» менее консервативно. Впрочем, так бывало не всегда: так, в города Лебапского велаята (бывшая Чарджоуская область) в середине апреля рассылались соответствующие инструкции из столицы.

Отметим, что похожие ограничения были введены в Афганистане после того, как власть захватили члены движения «Талибан» (признано террористическим и запрещено в РФ): женщинам запретили выходить из дома без мужчин, посещать учебные заведения без никаба, носить обувь на высоких каблуках, так как по мнению новых властей, такая обувь «возбуждает мужчин в общественных местах» и т.д. Не вызваны ли туркменские запреты страхом перед талибами? Во всяком случае, едва ли тут дело в радикальной исламизации самих туркмен – скотоводческие народы, как правило, подвержены этому процессу меньше, чем земледельческие.

В самом деле, ещё в 2018-2019 гг. в некоторых статьях в Сети писалось примерно следующее. Туркменское общество очень долго считалось политически индифферентным и не склонным к протестной активности. Но голод и бедность способны изменить ситуацию. Светская оппозиция в республике давно уничтожена, поэтому возглавить выступления могут религиозные экстремисты. Так, известно, что на стороне запрещенной в России террористической организации ИГИЛ в Сирии воевали 300−400 туркменистанцев. В стране периодически обнаруживают ячейки радикальных группировок. Наконец, Туркменистан имеет протяженную границу с Афганистаном. При нарастании социально-экономических трудностей исламисты могут попытаться перехватить власть. Мелькали и сообщения о нежелании более или менее значительной части военных сопротивляться талибам в случае их вторжения. Хотя если «Талибан» задумает вторжение в Туркменистан и что-то его от этого шага удерживает, то едва ли этим «чем-то» будут нововведения Бердымухамедова младшего (но обсуждение перспектив талибского вторжения в страну и возможных способов ему противостоять – отдельная тема).

Все перечисленные ограничения, прошлые и настоящие, не мешают Туркменистану отчитываться и говорить о соблюдении прав женщин на различных международных мероприятиях. Так, в июле 2018 г. в отделении ООН в Женеве был заслушан доклад правительства Туркменистана по Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. При этом ответы на вопросы представители Туркменистана начинали с долгого цитирования законов без конкретики. Пытаясь добиться внятного ответа, эксперты повторяли свои вопросы по несколько раз. При особо «неудобных» вопросах постпред Туркменистана при ООН в Женеве А. Халджанов, заверял, что «работа в этом направлении ведётся и все запрашиваемые данные будут предоставлены позже в письменном виде».

Для нашей страны, как представляется, важнее всего судьба этнических россиян в Туркмении, которых, по данным информагентства «Фергана.ру», на конец 2013 г. ещё оставалось 3,5%, или чуть более 200 тыс. (более поздними данными не располагаю). С нынешними запретами (распространяющимися не только на туркмен) тысячи «русскоязычных» гражданок Туркменистана потеряют работу, об этом уже сообщают ТГ-каналы (другие там запрещены). Автор статьи в «Яндекс.Дзен» спрашивает: почему, например, антирусские высказывания какого-то блогера в Казахстане вызывают резонанс до уровня Госдумы, а русские в Туркмении, которые живут «в тысячу раз в более угнетённых условиях», такого внимания не привлекают?

zhenzshin kraska krasota

 
Новое на Prisp.ru
 
Партнеры
politgen-min-6 О запретах в Туркмении: почему и зачем?
banner-cik-min О запретах в Туркмении: почему и зачем?
banner-rfsv-min О запретах в Туркмении: почему и зачем?
expert-min-2 О запретах в Туркмении: почему и зачем?
partners 6
eac_NW-min О запретах в Туркмении: почему и зачем?
insomar-min-3 О запретах в Туркмении: почему и зачем?
indexlc-logo-min О запретах в Туркмении: почему и зачем?
rapc-banner О запретах в Туркмении: почему и зачем?