Политтехнолог, представитель АПЭК в Новгородской области, эксперт Центра ПРИСП
18.10.2018

Великий Новгород: «консервирование» пространственного развития вряд ли возможно

Политтехнолог, представитель АПЭК в Новгородской области, эксперт Центра ПРИСП Алексей Громский рассказал, какие надежды со стратегией пространственного развития связывает регион, которым руководит Андрей Никитин.

 

Что в стратегии пространственного развития важнее всего учитывать? 

Традиционные социально-экономические связи, определенная общность связывает многие регионы нашей страны. Общая транспортная инфраструктура с ее проблемами и преимуществами, деловые связи, трудовая миграция и даже родственные связи, — эти традиции необходимо системно изучать и учитывать в первую очередь при «сборке» макрорегионов и формировании концепции пространственного развития для каждого из них.

С тех пор, как президент России провозгласил своеобразный «разворот в регионы» и объявил о начале формирования особой концепции пространственного развития, каждый из региональных руководителей стремиться «перетянуть одеяло на себя», стать центром макрорегиона. Это было ожидаемо. Определенная конкуренция даже полезна для развития территорий, повышения качества жизни людей.

Это выделение из России 14 макрорегионов скорее положительно, чем отрицательно? Не приведет ли это к кризису в тех регионах, которые не войдут в эти экономические зоны?

Главное, чтобы выбор достойнейших был независимым и объективным, учитывал мнение самих людей о том, что в регионах, где они живут, происходит. И ещё важно предусмотреть механизм «переходящего лидерства», который не позволял бы «забросить периферию» макрорегионов. Возможно, хорошей стратегией могло бы стать разделение «столичных ролей» по социально-экономическому функционалу – какая-то территория может стать в большей степени производственной, другая – местом туризма, а ещё одна – регионом-университетом.

Отдельного внимания на этом фоне требует и идея о горизонтальном перераспределении бюджетных средств от более богатых регионов к менее успешным в этом плане территориям. Предложение о введении в практику такого рода межбюджетных трансфертов всплывает время от времени на протяжении вот уже второе десятилетие.

Сегодня мы наблюдаем, например, передачу дорог, совместно используемых соседними регионами, на обслуживание более богатого соседа. Так что определенный резон в горизонтальных бюджетных трансфертах имеется. Но внедрение подобной практики, если она будет одобрена в конечном итоге, требует тонкой настройки – негативный опыт конфликтов между территориями, входящими в сложносоставные регионы, также нам памятен.

К каким последствиям может привести «консервирование» этого вопроса?

«Консервирование» процессов пространственного развития вряд ли возможно. Запрос на обновление в обществе действительно силен и требует удовлетворения, насколько можно судить по итогам завершившихся в единый день голосования кампаний. Эти же итоги демонстрируют нам, что протестные настроения в обществе вполне канализируются в конструктивное русло, через поддержку более молодых или просто новых кандидатов на получение мандатов народного представительства.

Не усилятся ли протестные настроения из-за промедления?

Здесь важно понимать, что желание той или иной политической силы или группы политического влияния получить, например, большинство в региональном парламенте, не должно замещать собою цели пространственного развития. Воплощение стремления людей к позитивным переменам лежит через формирование активных местных сообществ. А их поддержка органами законодательной власти возможна благодаря формированию коалиций развития. Ведь партии, которые бы выступали против развития, в политическом спектре современной России отсутствуют.

Как в Новгородской области относятся к центру, получается ли губернатору Андрею Никитину добиваться субсидии от федеральной власти?

В плане необходимых бюджетных средств, губернатору Андрею Никитину удается держать плотный контакт с центром и региону выделяют дополнительные средства. До полного удовлетворения потребностей в ресурсах, необходимых для исполнения социальных обязательств ещё далековато. По данным последней оценки Счетной палатой РФ, для достижения этого показателя ещё порядка 3 миллиардов рублей средств федерального бюджета требуется. Новгородцы знают это и, потому, отношение к федеральному центру здесь, скажем так, двойственное.

Что касается концепции формирования макрорегионов, то Великий Новгород, как и соседи, также претендует на определенную «столичность». Последние успехи в развитии транспортной инфраструктуры: запуск прямых пассажирских поездов в Петрозаводск и Калининград, завершение строительства федеральной трассы М11 и тому подобное, дают определенную надежду на это. К тому же, наш город – древняя столица Руси, и эти амбиции близки местному сообществу. А вот на том, чтобы деятельно способствовать подтверждению этого статуса в современности, некоторым землякам ещё только предстоит сконцентрироваться. Ну, таковы уж сложности формирования территориального бренда.

Оригинал статьи на http://www.gosrf.ru/news/38650/

vel novgorod karta

 
Партнеры
politgen-min-6  Великий Новгород: «консервирование» пространственного развития вряд ли возможно
banner-cik-min  Великий Новгород: «консервирование» пространственного развития вряд ли возможно
banner-rfsv-min  Великий Новгород: «консервирование» пространственного развития вряд ли возможно
expert-min-2  Великий Новгород: «консервирование» пространственного развития вряд ли возможно
partners 6
inop-min  Великий Новгород: «консервирование» пространственного развития вряд ли возможно
insomar-min-3  Великий Новгород: «консервирование» пространственного развития вряд ли возможно
indexlc-logo-min  Великий Новгород: «консервирование» пространственного развития вряд ли возможно
rapc-banner  Великий Новгород: «консервирование» пространственного развития вряд ли возможно