Политолог, эксперт центра ПРИСП
21.10.2018

Владимир Шаповалов: Три вызова для «расслабившихся партий»

Завершение большого электорального цикла закономерно ставит перед экспертным сообществом вопрос о состоянии и будущем российской партийной системы. Интерес к теме подогревают как падение рейтингов «Единой России» в ходе пенсионной реформы, так и итоги ЕДГ-2018.

Заместитель директора Института истории и политики МПГУ, член правления Российской ассоциации политической науки Владимир Шаповалов дал интервью политологу, эксперту Центра ПРИСП Николаю Пономареву о состоянии партийной системы России и перспективах ее развития.

Как Вы считаете, какие вызовы стоят перед партийной системой России?

С одной стороны, после реформ 2012 года количество партий резко возросло, и появилось большое количество возможных альтернатив. Но, с другой стороны, большинство созданных партий не демонстрирует серьезных намерений и, по сути, оказались не жизнеспособными. Четырехпартийная система, если говорить о парламентских партиях, которые существуют на данный момент, осталась без изменений. Как она сложилась в 2003 году, с той коррективой 2007 года, когда место партии «Родина» заняла «Справедливая Россия», так, без серьезных изменений четырехпартийная система с 2003 года дожила до настоящего времени. Создание новых партий с 2012 года не внесло серьезных изменений в структуру Государственной Думы. Казалось бы, эта система является монолитной, консолидированной, в ней нет никаких трещин и перспектив для изменения положения, понижения или повышения статуса партий.

Однако эта монолитность партий, как мне представляется, в значительной степени обманчива. В политической системе России происходят значительные изменения, которые являются вызовами как для правящей партии, так и для парламентской и непарламентской оппозиции. Таким вызовом, во-первых, является социальная повестка. И дискуссии вокруг пенсионной реформы – всего лишь верхушка айсберга. Очевидно, что сейчас эта дискуссии практически завершена, но, с другой стороны, широкая дискуссия по проблематике социальной справедливости только начинается.

Второй вызов для политической системы России – внешнеполитическая ситуация. Как бы партии не стремились дистанцироваться от внешнеполитической повестки и не проявлять активности в этом направлении, повестка уже задана и является той реальностью, внешней рамкой, которая определяет действия наших внешнеполитических акторов, в том числе политических партий. Так что политическим партиям нужно будет дать внятный ответ на эти политические вызовы.
Внешним вызовом является усиливающиеся давление на Россию со стороны Запада. Очевидно, что это давление только продолжится, вне зависимости от партийной конфигурации в Соединенных Штатов, победы демократов или республиканцев, вне зависимости от политической ситуации в государствах ЕС. Конфликт между Западом и Россией, между США и Россией имеет долгосрочные тенденции, и это нужно учитывать в контексте внутрипартийной борьбы, в контексте отношений и коммуникацией партий и электората.

Третий серьезный вызов связан с «проблемой 2024». Очевидно, что каждый политический актор должен быть готов к следующим выборам президента. Необходимо учитывать те политические тенденции, которые будут происходить за пределами партийного пространства, но которые окажут существенное воздействие на партийную систему.

В одном из Ваших недавних выступлений Вы заявили, что многие российские партии излишне «расслабились». В чем конкретно, на Ваш взгляд, это проявляется?

В данном случае речь идет в первую очередь о правящей партии и о парламентской оппозиции. Для них ситуация развивалась достаточно инерционно. Роли распределены, тексты написаны. Те новые тенденции, которые мы сейчас наблюдаем, застали партии врасплох. Что касается «Единой России», это ситуация серьезного вызова, которая требует от партии концентрации усилий для формирования стратегических и тактических задач. В такой же степени это касается партий парламентской оппозиции.

При этом не должны вводить в соблазн результаты второго тура губернаторских выборов и некоторые успехи партий парламентской оппозиции на выборах в заксобрания и на уровне муниципалитетов. Во-первых, это локальные успехи. Во-вторых, они касаются локальных протестных настроений, но не конкретных достижений данных партий.

Для партий парламентской оппозиции существуют серьезные проблемы. Они связаны с позиционированием и стратегированием. И в этом смысле для данных партий тревожным сигналом могут быть муниципальные выборы прошлого года в Москве, которые продемонстрировали, что партии потеряли московский электорат.

На Ваш взгляд, какие позитивные альтернативы развития есть у партийной системы России? По какому пути она должна двигаться в рамках собственного совершенствования?

Столько, сколько существует партийная система России, столько же идут дискуссии об оптимальной структуре партсистемы. Например, среди определенных экспертов высказывается идея о двухпартийности. Она высказывалась и в 90-х, и в нулевых, в середине нулевых. И вот сейчас некоторые эксперты поднимают на щит эту идею. 

С моей точки зрения, идея двухпартийности является искусственно рожденной, не соответствует ни традициям России, ни тому институциональному дизайну, который у нас существует. У нас была создана смешанная система выборов, которая, как правило, не соответствует двухпартийной модели. Смешанная избирательная система формирует мультипартийность, обуславливает существование более чем двух партий в парламенте. Поэтому, с моей точки зрения, нет смыла говорить о двухпартийной модели, потому что она не соответствует ныне действующим институтам в России и не соответствует состоянию российского общества. Поэтому попытки создания второй партии, «второй ноги», левой или правой, (как в свое время утверждал один из известных российских политиков), по большому счету бессмысленны и будут безрезультатны. Другое дело, что, по всей вероятности, та партийная система, которая существует сейчас, может претерпеть определенные изменения.

И это не означает, что количество партий сократится до двух. По всей вероятности, в парламенте их по-прежнему будет несколько. Но есть вероятность того, что произойдут некие изменения в политическом пространстве, появятся новые партии, которые будут претендовать на роль парламентских, либо какая-то из партий может потерять свое представительство в Госдуме.

Хочу подчеркнуть, что для оптимальной конфигурации партийной системы в парламенте должны быть представлены – и это очевидно – все значимые политические группы и слои населения. В настоящий момент та партийная конфигурация, которая существует, отражает настроения россиян, но в то же самое время возможна ее определенная коррекция. Это первое.

Второе, что очевидно, те политические партии, которые были созданы после 2012 года, должны, если они претендуют хоть на какую-то роль, уделить максимальное внимание муниципальной и региональной политике. Начинать все-таки нужно отсюда. И результаты последних выборов на уровне субъектов федерации в единый день голосования 2018 года свидетельствуют о том, что целый ряд непарламентских партий действительно смогли укрепить свои позиции на уровне субъектов. Очевидно, что у этих партий есть определенное будущее. Это партии «Родина», «Партия пенсионеров за социальную справедливость», «Коммунисты России» и ряд других. Их локальные успехи в субъектах федерации залог того, что у части непарламентских партий есть определенное будущее.

Partii kollazh

 
Новое на Prisp.ru
 
Партнеры