Политолог, эксперт центра ПРИСП
26.11.2018

Кризис традиционной социологии: миф или реальность?

 

Итоги единого дня голосования 2018 года и последовавшая за ним волна вторых туров на выборах губернаторов дали немало пищи для ума представителям экспертного сообщества. Политолог, эксперт центра ПРИСП Николай Пономарев рассказывает о том, что одной из наиболее обсуждаемых тем среди экспертного сообщества стал вопрос о кризисе традиционной социологии.

Социологическое танго на граблях

Еще 17 сентября, в ходе заседания экспертного клуба «Регион» глава центра «Особое мнение» Екатерина Курбангалеева обратила внимание коллег на то, что методика проведения экзит-поллов перестала быть эффективной. Гендиректор АПЭК Дмитрий Орлов полностью согласился с этим утверждением, добавив, все крупнейшие социологические центры допустили серьезные ошибки и с точки зрения замеров общественного мнения, и в рамках прогнозов. Под сомнение была поставлена эффективность методик проведения не только экзит-поллов и массовых опросов, но и фокус-групп.

Выступая впоследствии на круглом столе в Общественной палате РФ, директор Центра политологических исследований Финансового университета, Павел Салин постарался развить тезисы коллег. По мнению эксперта, сбои в работе социологов объясняются разрушением «спирали молчания». Рост недовольства (в первую очередь – в регионах), приводит к тому, что избиратели все меньше следуют «общепринятым» образцам социального поведения. Они голосуют так, как считают нужным, игнорируя навязываемые большинством представления о «правильном выборе». И в то же время они не желают признаваться в этом публично, выбирая в ходе опросов социально одобряемые ответы.

Результаты губернаторских выборов во Владимирской области и Хакасии подтвердили мнение о наличии серьезных огрехов в работе социологов. Так, за неделю до второго тура во Владимирской области был проведен телефонный опрос (объем выборки составил 1 тыс. человек). Исследование показало, что 41% опрошенных готов был поддержать Светлану Орлову, а 37% – Владимира Сипягина. Среди избирателей, точно намеренных участвовать в голосовании, электоральный рейтинг Орловой составлял 43% (против 38% у Сипягина). Однако в итоге разница между реальным и прогнозируемым рейтингом одержавшего победу Сипягина составила почти 20%.

За три недели до второго тура в Хакасии опрос ВЦИОМа показал, что за кандидата-коммуниста Валентина Коновалова готовы проголосовать 29% избирателей. Электоральный рейтинг его заочного соперника – врио главы республики Михаила Развожаева составлял 33%. Напомним, что хотя на выборах 11 ноября в бюллетене был обозначен лишь один кандидат, Коновалову фактически пришлось конкурировать с Развожаевым. Последний открыто заявил о своем намерении бороться за пост главы региона в случае провала кандидата от КПРФ. А поездки Развожаева по территории республики несли на себе четкий отпечаток косвенной агитации.

Поводом для вопросов к социологам стали и результаты недавнего исследования ВЦИОМ. В 2018 г. индекс интереса россиян к социологическим опросам достиг исторического максимума в 66 пункта. И в то же время индекс доверия к опросам упал до 12 пунктов. Для сравнения, в 2005 – 2017 гг. он колебался в пределах от 22 до 43 пунктов. 37% респондентов заявили о том, что, по их мнению, опросы не отражают реальное мнение граждан. 53% опрошенных согласились с утверждением, что результаты опросов часто фабрикуются с целью повлиять на настроения граждан.

Сомнения в качестве социологических исследований вызывает и наличие серьезных расхождений между результатами разных исследований. В апреле 2017 г. аналитики ВЦИОМа сообщили о том, что доля россиян, ощущающих себя счастливыми, достигла исторического максимума за время социологических исследований с 1990 г. Факт того, что после трех лет последовательного падения реальных доходов граждан охватила эйфория, сам по себе вызывает вопросы. А на фоне данных исследований, посвященных уровню жизни, такого рода утверждения многие россияне воспринимают как издевательские. Попробуем, например, представить себе реакцию человека, которому сначала сообщили об исторических рекордах индекса счастья. А затем проинформировали, что, согласно данным РАНХиГС, более 70% россиян вынуждены экономить, а 22% не могут приобрести даже необходимый базовый набор продуктов питания.

Ситуацию усугубляет то, что утрата доверия граждан сопровождается подрывом авторитета социологов в глазах экспертов и управленцев, т.е. основных потребителей соответствующих услуг. Что в итоге болезненно бьет по финансированию отрасли и сужает коридор возможностей по созданию рабочих мест для молодых специалистов-социологов. Последние в итоге идут работать не по специальности. Это и лишает отрасль «новой крови», и обесценивает усилия, брошенные на обучение юных социологов.

Слухи о смерти социологии сильно преувеличены

Проблемы в практике проведения традиционных социологических исследований очевидны. Однако далеко не все эксперты видят в них признаки кризиса или, тем более, грядущей «смерти» традиционной социологии. Нет однозначного мнения и относительно причин возникновения сбоев в работе социологов.

Социолог Елена Джибилова считает, что говорить о кризисе социологии преждевременно. Согласно ее мнению, отрасль вполне адекватно реагирует на новые вызовы. Общество постоянно развивается и трансформируется, но и методы сбора информации тоже не стоят на месте. Социологи активно комбинируют личные и телефонные опросы, идут за респондентами в Интернет, успешно применяя методы онлайн исследований, онлайн фокус-групп. В то же время эксперт полагает, что социологам нужно вторгаться на смежные рынки электронных данных и big data и выдавать комплексные готовые решения, а не ограничиваться опросами и фокус-группами. Имеющиеся проблемы во многом объясняются не «порочностью методов», а дилетантизмом конкретных исполнителей. В настоящее время сложилось ошибочное мнение, что практически любой желающий может провести опрос: составить анкету, получить результаты. Однако нюансов в этой сфере много, и без их учета данные исследований часто не являются валидными. «Если бы каждый человек занимался своим делом, Земля бы вертелась быстрее» – иронизирует социолог.

Социолог Анна Михайленко не видит ни кризиса отрасли, ни предпосылок к нему. Меняется электронное поведение, растет требовательность избирателей к способам коммуникаций с ними, увеличивается количество факторов, которые необходимо учитывать в прогнозных моделях электорального выбора. Причем наблюдается вариативность при моделировании итогов голосования в различных регионах. Социологам для построения прогноза теперь необходимо быть полностью в повестке территории, на которой проведено исследование. Модернизация расчетных формул под меняющуюся реальность вряд ли стоит называть кризисом. «Это скорее вызов социологам – успевать реагировать, адаптироваться, успевать фиксировать значимые изменения и факторы, влияющие на состояние общественного мнения» – подчеркивает эксперт.

Руководитель проектов Института социального маркетинга ("ИНСОМАР") Наталья Евсеева также отрицает наличие полноценного кризиса в социологии. Как любая живая наука, она развивается, переживает новые этапы в своем развитии. Будучи наукой об обществе, социология не может быть костным инструментом, который 200 лет назад закрепил свой методологический базис и никогда не меняется. Социология вместе с обществом переживает новый этап развития. Мнение о кризисе, скорее всего, порождено тем, что традиционная объяснительная модель, которая существовала со времен Огюста Конта, и те методы измерений (количественных, в первую очередь), которые практиковались в классической советской социологии, сейчас переживают некий слом. Потому что те полевые методики, которые исследователи использовали годами, сейчас показывают очень низкую эффективность. Это во многом связано с разрывом, который существует между теорией и практикой социологии. Сейчас в российской науке не так много крупных социологов-теоретиков, как хотелось бы.

Однако эта проблема, указывает Наталья Евсеева, имеет свое решение. По мере накопления эмпирического знания социологи неизбежно перейдут к созданию новой объяснительной модели. Возможно, появится новая теоретическая база, для того, чтобы те передовые инструменты, которые сейчас реализуются на практике, вошли в методику науки. Это вопрос времени, когда социологи настолько разовьют практическую сторону своей деятельности, что она позволит выйти на более высокий теоретический уровень. Попытки осуществить это можно наблюдать уже сейчас. Ежегодно проводится масштабная Грушинская конференция, на которой практикующие социологи делятся между собой передовым опытом. Это, безусловно, не является заменой полноценной теории. Но имеют место вполне жизнеспособные попытки создания новой объяснительной модели. И потому нет оснований говорить о том, что социология умерла или переживает кризис.

Эксперт Центра ПРИСП, политолог Арсений Беленький считает, что нельзя вести речь о кризисе отрасли как таковой. Сбои возникли именно в политической ее отрасли. По мнению эксперта, существует разрыв в десятилетия между политической социологией и коммерческой. Конкуренция в бизнесе вынуждала делать исследования лучше, точнее, быстрее, а в политике кандидат и его проценты определяются в кабинетах. Сегодня коммерческие компании знают о населении России существенно больше, чем политики и даже государство. Первые не заинтересованы знать, а второе только учится пользоваться данными, которые у них есть.

Скептическое отношение экспертов к теме кризиса социологии может показаться странным для человека неискушенного. Однако его можно назвать естественным для человека, давно работающего в отрасли. Ведь социологию как науку «хоронили» уже не раз. Достаточно вспомнить, например, выход нашумевшей книги «Социология и пресса» в 1996 г. и серию публикаций под названием «Заговор социологов» в 1999 г. В дискредитации социологии или конкретных исследовательских центров заинтересован весьма широкий круг лиц. Например, этим активно занимаются конкуренты или сами представители органов власти, пытающие убедить руководство сменить канал получения информации.

Нельзя забывать и о том, что зачастую в крупных «ошибках» нет вины самих социологов. Зачастую заказчик хочет получить от экспертов не объективную информацию, а устраивающую его картину действительности. Или же исследователям дается установка – ни в коем случае не делать выводов, которые свидетельствовали бы о просчетах, допущенных заказчиком. В итоге социологи вынуждены заниматься самоцензурой. Как итог, на последующие упреки в адрес авторов исследования остается отвечать лишь с горькой иронией.

Интернет VS социология

Многие провозвестники кризиса социологии предрекают традиционным методам исследования скорый путь на «свалку истории». По их мнению, опросы и фокус-группы в скором времени будут полностью вытеснены методами изысканий в интернет-пространстве.

Никто из экспертов не разделяет столь радикальной точки зрения. Однако единство мнений относительно текущего состояния и перспектив развития методов интернет-исследований в социологии также отсутствует.

Директор по развитию Центра ПРИСП Александр Молвинских отмечает рост роли Интернета как ресурса социально-политической коммуникации. Глобальная Паутина уверенно теснит на этом направлении прежнего «властителя дум» – телевидение. Ранее развитие Интернета привело к «миграции» рекламодателей со страниц печатных изданий в виртуальное пространство. Теперь же аналогичный процесс можно наблюдать в сфере общественно-политической коммуникации. Именно посредством Интернета граждане чаще всего выражают свою позицию относительно того или иного политического вопроса. Последнее объясняется тем, что, в отличие от традиционных СМИ, Интернет предполагает возможность обратной связи автора с аудиторией. Кроме того, он более открыт для «простых граждан» с точки зрения публичного выражения собственного мнения.

Постоянный рост масштабов проникновения Глобальной Сети обеспечивает все большее увеличение репрезентативности содержащихся в ней данных. Свою роль играет и то, что большинство пользователей охотно оставляют в сети свои личные данные, что позволяет структурировать и взвешивать массив исследуемых данных. Эксперт также обращает внимание на то, что успех интернет-исследований в конкуренции с традиционной социологией во многом обеспечивает создание автоматизированных сервисов сбора и анализа информации в сети. Brand Analysis, IQBuzz, «Медиалогия» и иные аналогичные программы позволяют в кратчайшие сроки обрабатывать огромные массивы данных. При этом постоянно совершенствуются технологии отсева сообщений, оставленных т.н. «ботами» (включая фейковые аккаунты, созданные продвинутыми нейросетями).

Высокую роль интернет-изысканий признает и Арсений Беленький. Как считает эксперт, сегодня уже настало время, когда проще отследить что действительно делает человек, а не спрашивать его. Данные интернет-статистики, геолокация, информация из соцсетей и т.д. дают реальную картинку почти в режиме реального времени. Главное для исследователя – иметь доступ к данным и уметь их обрабатывать.

Перспективы использования Интернета социологами высоко оценивает и генеральный директор ВЦИОМ Валерий Федоров. Выступая с лекцией перед студентами Санкт-Петербургского Гуманитарного университета, он заявил, что в ближайшем будущем (через 5–6 лет) ВЦИОМ планирует отказаться и от поквартирных и телефонных опросов. Уже сейчас, подчеркнул Федоров, полстер проводит от 8 до 12 % опросов онлайн. Одновременно директор ВЦИОМ обратил внимание аудитории на то, что в Соединенных Штатах Америки через Интернет осуществляется больше половины всех опросов.

Елена Джибилова видит в анализе интернет-контента только хорошее дополнение для традиционных социологических методов (по крайней мере, в настоящее время). Профессионально проведенное исследование, по мнению эксперта, позволяет как объяснять текущие взаимосвязи, так и прогнозировать развитие ситуации. Интернет-контент не дает таких возможностей в связи с недостаточным уровнем цифровизации страны, социально-демографическими особенностями поведения в Интернете, высокой степенью сенситивности политической темы.

Социология на перепутье

Становится очевидным, что традиционная социология испытывает в настоящее время достаточно серьезные проблемы, хотя их уровень и не «дотягивает» до полноценного кризиса. Серьезные сбои дает именно политическая социология (в первую очередь – ее электоральная составляющая). Пути их устранения достаточно ясны. Однако никто не может дать ответ на главный вопрос: как скоро будут закрыты образовавшиеся бреши в методологии исследований? Запрос на получение точной информации в ближайшее время может быть удовлетворен, например, за счет более широкого применения интернет-изысканий. Однако социологи не могут заморозить проведение традиционных исследований вплоть до того момента, когда их методология будет модернизирована коллективными усилиями. Заказчики и общественность продолжат получать данные, заметно расходящиеся с действительностью. Неизбежным следствием этого станут дальнейшая дискредитация отрасли, сокращение ее финансирования, усугубление кадровых проблем и рост раздражения в широких массах.

В свете этого вопрос об оперативном совершенствовании исследовательских методик встает в полный рост перед представителями профессиональной корпорации социологов. Ответом на него могут стать лишь конкретные, согласованные действия со стороны крупнейших организаций и наиболее авторитетных научных школ. Спасение утопающего в этой ситуации – дело рук самого утопающего.

 sociologia

 
Новое на Prisp.ru
 
Партнеры
politgen-min-6 Кризис традиционной социологии: миф или реальность?
banner-cik-min Кризис традиционной социологии: миф или реальность?
banner-rfsv-min Кризис традиционной социологии: миф или реальность?
expert-min-2 Кризис традиционной социологии: миф или реальность?
partners 6
inop-min Кризис традиционной социологии: миф или реальность?
insomar-min-3 Кризис традиционной социологии: миф или реальность?
indexlc-logo-min Кризис традиционной социологии: миф или реальность?
rapc-banner Кризис традиционной социологии: миф или реальность?