Политтехнолог, эксперт Центра ПРИСП
26.12.2018

Севастополь успел на уходящий поезд: бюджет принят

 

За неделю до Нового Года согласительная комиссия по бюджету Севастополя на 2019 год и плановый период 2020-2021 годов наконец-то подписала протокол о достижении компромисса. Политтехнолог, эксперт Центра «ПРИСП» Константин Труфанов комментирует ситуацию с затянувшимися сроками принятия бюджета Севастополя и отмечает политическую подоплеку ситуации.

Почему произошло такое затягивание до последнего принятия бюджета города? Это было кому-то выгодно?

Ответ очевиден – эту историю выгодно использовать в предвыборных целях депутатам Законодательного собрания. Потому что понятно, что за исполнение бюджета и федеральных целевых программ (ФЦП) будут отвечать правительство Севастополя и губернатор в том числе, а никак не сами депутаты.

Проект бюджета несколько раз вносился губернатором, но его постоянно отвергали. Потом депутаты проголосовали за бюджет со своими поправками, совершенно без учета поправок губернатора. Поэтому на этот проект бюджета губернатор наложил свое вето. В итоге пришлось создавать согласительную комиссию по ликвидации этих разногласий, в которую вошел первый заместитель губернатора Илья Пономарев, заместитель директора департамента финансов Михаил Ноздряков, а от Законодательного собрания – депутаты Вячеслав Аксёнов и Татьяна Щербакова, которые входят в так называемую группу депутата Алексея Чалого, активно формирующего протестную повестку в отношении севастопольского правительства.

Насколько быстро удалось договориться членам комиссии?

Было непросто. На прошлой неделе прошло несколько встреч. И даже в таких нюансах, как их организация, ярко проявилось противостояние сторон. Например, первую встречу депутаты сорвали, потому что не смогли договориться, где им проводить заседание согласительной комиссии – в Заксобрании или в здании правительства.

Чем грозило непринятие бюджета Севастополя до конца года?

Самым большим риском было потерять больше 20 миллиардов рублей - только по федеральным целевым программам это около 18 миллиардов, плюс 3 миллиарда по нацпроектам, 2 миллиарда по городским проектам, то есть это серьезная сумма. Также существовала угроза срыва индексаций зарплат бюджетников.

Последствия могли бы быть при непринятии бюджета такими, что город жил бы лишь на 1/12 часть прошлогоднего бюджета, потому что ранее в нем не были прописаны и учтены многие моменты. Ситуация меняется, регион находится на виду, существует много федеральных программ и интересных решений, которые не были еще запланированы к реализации на 2018 год, но есть на следующие три года. Вопрос же затягивался не только с принятием бюджета на следующий год, но и на трехлетие.

Принципиальными спорными моментами для двух сторон – правительства и Заксобрания, стало то, что депутаты не хотят принимать программу приватизации – перечень объектов, подготовленных правительством. Также депутаты хотели урезать финансирование государственному телеканалу, по сути губернаторскому. В итоге стороны договорились, пожертвовав телеканалом, которому сократили финансирование со 100 до 20 миллионов рублей. 

Вы в начале нашего разговора сказали, что видите политический подтекст в затягивании сроков принятия бюджета. В чем это проявляется?

Это характеризует, к примеру, такой интересный момент, говорящий о неких политических игрищах: буквально перед тем, как принять решение о формировании согласительной комиссии, депутаты вынесли так называемый «вотум недоверия» первому заместителю губернатора Илье Пономареву, который отвечает в правительстве за экономику, финансы и бюджет. Юридических последствий это решение не несет, потому что депутаты Заксобрания не могут выносить вотум недоверия непервым лицам региона, хотя и первым-то тоже не особо могут. Это – чисто медийная история. Потому что при этом следующим же решением те же депутаты сформировали согласительную комиссию, в которую включен Пономарев, и депутаты как ни в чем не бывало пошли с ним договариваться о параметрах бюджета. Это все напоминает политическое шоу и делается ради одного – ради создания информационного фона. В преддверии выборов в Законодательное собрание в сентябре 2019 года это на руку группе Чалого. Участвующие во всем этом действе депутаты прикрываются громкими фразами, что, мол, мы тут выступаем за народ, за севастопольцев. Но, по сути, все это можно назвать политической провокацией.

А что говорят жители города, обсуждают в соцсетях?

Оценка жителями принятия бюджета зависит от того, на каких площадках идет обсуждение. Потому что в Севастополе сейчас – абсолютно четко сегментированное информационное поле. «Чаловские» говорят, например, что нельзя расходовать какие-то космические деньги на государственный телеканал, по факту – на пропаганду, нельзя продавать муниципальное имущество за цену, как они считают, ниже рыночной. У тех, кто на стороне правительства, своя правда есть. Корни этого противостояния лежат в политической плоскости.

Кстати, это не необычная ситуация для Севастополя. Ровно год назад бюджет был принят 26 декабря, хотя до таких конфликтных историй, правда, дело не доходило, и градус противостояния между Чалым и Овсянниковым был не такой острый. А теперь еще и политическая подоплека добавилась ко всей этой истории.

sevastopol more

 
Новое на Prisp.ru
 
Партнеры
partners_1 Севастополь успел на уходящий поезд: бюджет принят
banner-cik-min Севастополь успел на уходящий поезд: бюджет принят
banner-rfsv-min Севастополь успел на уходящий поезд: бюджет принят
partners_5 Севастополь успел на уходящий поезд: бюджет принят
partners 6
partners_8 Севастополь успел на уходящий поезд: бюджет принят
insomar-logo Севастополь успел на уходящий поезд: бюджет принят
indexlc-logo-min Севастополь успел на уходящий поезд: бюджет принят
rapc-banner Севастополь успел на уходящий поезд: бюджет принят