Координатор сети "Национальный Общественный мониторинг" (НОМ), эксперт Центра ПРИСП
07.05.2019

Ждать ли в России «популистского момента»

 

Координатор сети "Национальный Общественный мониторинг" (НОМ), эксперт Центра ПРИСП Роман Коломойцев анализирует доклад экспертного Института социальных исследований (ЭИСИ) «Современный технологический популизм», в котором, в частности, говорится о том, что российские политики могут взять на вооружение технологии популизма.

Ход на опережение…

На минувшей неделе произошло событие, которое, к сожалению, не привлекло широкого общественного внимания. А ведь могло бы, например, стать предметом обсуждения в общественно-политических телевизионных ток-шоу, уже который год буксующих в колее одной и той же изрядно надоевшей тематики.

И это не может не удивлять! Особенно на фоне результата закончившихся президентских выборов на Украине и предстоящих осенью выборов в Российской Федерации. Наверное, причина в том, что мы привыкли считать событием какую-то жизненную конкретику, всевозможные политические заявления, происшествия или катастрофы. А вот проблемная аналитика социально-экономической или культурной ситуации, разного рода экспертные заключения и рекомендации, словом, события интеллектуального плана, остаются на периферии общественного интереса.

Между тем, подобная «периферийная» тематика способна со временем реализоваться и в конечном итоге оказаться мейнстримом в политической и управленческой практике. В данном случае обращаем внимание читателя на только что опубликованный коллективом авторов из экспертного Института социальных исследований доклад «Современный технологический популизм», где, в частности, говорится о том, что российские политики могут взять на вооружение технологии популизма, которые сейчас интенсивно используются в западных странах. В спектр анализа наших исследователей попало итальянское движение «5 звезд», кандидаты в президенты Франции Марин Ле Пен и Эммануэль Макрон, президент США Дональд Трамп и представитель Демократической партии США Берни Сандерс.

В этой версии доклада не представлены наблюдения и рекомендации по российской ситуации. Однако там рассматриваются основные содержательные и технологические характеристики современного популизма, волна успеха которого, прокатившись по Европе и США, только начала свое движение в России. Авторы доклада исходят из того, что популизм, как и многие другие общественно-политические явления и процессы, имеет циклическую природу — по их мнению, его всплески повторяются каждые 20-25 лет и сейчас ожидается новая его волна, которую связывают с очередной стадией развития коммуникационных технологий и реакцией на затяжной экономический кризис.

Отрешиться от штампов восприятия

Разговор о популизме в его современной интерпретации важен для нас еще и потому, что в российском общественном сознании этот термин еще с 90-х годов имеет, скорее, негативный оттенок. Не забыты знаменитые план «500 дней», обещавший за полтора года перевести трехсот миллионную страну из «светлого социалистического будущего в светлое капиталистическое…», или - «лягу на рельсы», «голосуй, а то проиграешь», в свете пережитого опыта вызывающие сегодня лишь усмешку. Не говорим уж о фарсовых крайностях, вроде громогласных обещаний «вымыть сапоги в Индийском океане» или «каждой бабе - по мужику»…Кстати, и ныне живут и процветают фантомы популизма, о чем убедительно свидетельствует результат только что закончившихся президентских выборов на Украине, когда 72% населения проголосовало, по сути, за телевизионный образ будущего лидера. Об этом, в частности, пишет в глубокой статье на сайте Фонда Карнеги Анна Рулевская – «Возвращение в реальность. Зеленский глазами сценариста», открывая безднулюдского невежества, податливости на противоречивые, авантюрные обещания, изощренность манипуляций с общественным мнением, В итоге открывается картина того, как виртуальная реальность, вопреки элементарному здравому смыслу, становится превращенной реальностью для многомиллионной страны.

Тем интереснее выводы и прогнозы экспертов ЭИСИ. Их доклад писался еще до начала президентской кампании на Украине. Документ был подготовлен еще в январе-феврале 2017 года после победы на выборах президента США Дональда Трампа, а также на фоне президентской гонки во Франции. Эксперты из ЭИСИ уверены, что к возвращению популизма имеют прямое отношение экономический кризис и новые технологии. На Западе за последние несколько лет к управлению пришли политики и партии именно с популистскими, то есть апеллирующими к нуждам широких масс, взглядами. В числе технологий - противопоставление привилегированных классов и «простых граждан», отказ от идеологических лозунгов, провозглашение простых решений, широкое использование социальных сетей и обещание абстрактных перемен (к примеру, лозунг Вирджинии Раджи, представительницы «Пяти звезд», избранной мэром итальянской столицы в 2016 году: «Время изменить Рим»).

Представители ЭИСИ Глеб Кузнецов и Екатерина Соколова проанализировали программы и работу с электоратом избранного президентом США Дональда Трампа, фаворита президентских выборов во Франции Эммануэля Макрона, лидера итальянского популистского движения «Пять звезд» Беппе Грилло, а также испанской партии «Подемос». Все они, по выводам экспертов, пользовались популистскими инструментами и лозунгами, и это обеспечило им успех».

«Обретение голоса немыми»

Как правило, для журналистов и обычных граждан «популизм» - лишь синоним социальной демагогии, когда политик в обмен на голоса обещает массам выполнение их желаний, стремясь максимально расширить базу своей поддержки. Однако все гораздо сложнее, следует из доклада ЭИСИ. Современный популизм - «обретение голоса немыми, это возвращение «неголосующих» в активную политику. Популизм не отнимает голоса у традиционных партий, он приводит на свою сторону, как правило, новых избирателей».

Авторы доклада считают, что популизм «вбирает в себя черты разных идеологий и имеет антиистеблишментскую направленность. Именно такие политики могут достучаться до аполитичных избирателей». Один из авторов, член совета директоров (ЭИСИ) Глеб Кузнецов, полагает, что определенными технологиями популизма мог бы воспользоваться и президент нашей страны Владимир Путин.

Как следует уже из самого названия доклада эксперты рассматривают популизм как чисто политтехнологическое явление, главное в котором противопоставление «элит» простым гражданам, широкое использование инструментов социальных сетей и т.п. Подмечается также и такое явление: успеху популизма способствует развитие общества потребления, где и в политической сфере гражданин-потребитель начинает вести себя как в супермаркете, выбирая не между «правыми – левыми», а голосуя за обещанный ему в «креативной рекламной кампании» набор благ («яркие маркетинговые решения», - пишут ЭИСИ).

Глобальная реальность популизма

Надо подчеркнуть, что и европейские интеллектуалы обсуждают в последнее время новый политологический концепт, становящийся все более и более актуальным: популистский момент. С одной стороны, им озабочены левые, такие, как Шанталь Муфф. С другой стороны, идеолог европейских консерваторов, «новых правых», самая серьезная и влиятельная фигура интеллектуальной Европы - философ Ален Де Бенуа. И правые, и левые публикуют тексты, посвященные популистскому моменту, давая различные интерпретации, споря и делая прогнозы на будущее.

Лидеры популистского типа понимают и чувствуют ожидания общества, его стремления и страхи, и отвечают на эти запросы, не пытаясь облечь все это в какую-то систему. И это работает, отмечают исследователи, причем, все лучше и лучше. Из случайности или сбоя в системе такие подходы постепенно становятся трендом. А после Трампа – это уже глобальная реальность, с которой невозможно не считаться.

Подобная политическая тенденция особенно заметна на фоне кризиса либеральной демократии. Ее идеологические ценности – космополитизм, глобализация, гендерная политика – постепенно утрачивают широкую поддержку. И хотя «либерализм еще контролирует многие сферы – мировые финансы, глобальные корпоративные СМИ, культуру, образование, технологии, но в обществе он уже, по сути, отвергнут. Конца истории не состоялось…». Популисты неизменно выигрывают у либералов.

В докладе указывается на два фактора, существенно повлиявших на структуру современного общества.

Во-первых, как уже говорилось, экономический кризис, который спровоцировал появление некой прослойки, "квазикласса", лишённого надежды на будущее: "Это не единая общность, но критическая масса тех, кто чувствует падение уровня материального благосостояния и покупательской способности, перед кем с рождения маячит потолок из бронированного стекла."

Во-вторых, "благодаря" развитию технологий общения и коммуникации у электората как единого организма и у каждого избирателя в частности развивается синдром рассеянного внимания: среднестатистический избиратель "не помнит, за кого обычно голосует, или вовсе не ходит на выборы, не читает программ, не разбирается в политике, определяется с выбором в последний момент, его внимание неустойчиво, а решения импульсивны".Общение с такими избирателями, по словам авторов доклада, требует особой — популистской — риторики. Её отличает обилие призывов к социальной справедливости, переменам, противостоянию крупному бизнесу и транснациональным корпорациям и т.д., но только в общем виде, без изложения какого-либо более или менее чёткого плана действий, стратегии реформ и тому подобных вещей, "потому что в популистском языке "план" не продаваем, а нужно создать веру в возможность изменений".

Для привлечения внимания такого избирателя популисты используют призывы к социальной справедливости, к меритократии (каждому по способностям — жизненные шансы определяются навыками и компетенциями). В качестве примера в докладе приводится ситуация с 75-летним кандидатом в президенты США Берни Сандерсом, который «оказался на удивление популярен» среди людей в возрасте от 14 до 22 лет. Молодым людям, по мнению авторов доклада, «импонировали заявления Сандерса о необходимости противостоять привилегиям крупных корпораций и в целом о социальной справедливости».

Чем может обернутся наступление «популистского момента» в России?

Ожидаемо ли в России наступление «популистского момента»? Как отмечают авторы доклада, у нас волна популизма «только начала свое движение», и, «как показывает логика этого движения, в полную силу она может сказаться на отечественной политике еще через шесть-семь лет, то есть в следующем электоральном цикле».

Правда, возникает вопрос – не ограничится ли «популистский поворот» в России экономическими дотациями, которые государство в лице своих представителей будет обещать массам, что будет соответствовать представлениям госчиновников о "народных чаяниях"? Или этот тренд станет все же более сложным явлением, как на Западе? Несомненно, на момент выборной кампании эти технологии эффективны, люди любят простые решения сложных проблем. Но вот как быть с последующей социально-экономической практикой в масштабах страны, если волна популизма захлестнёт общество, у которого на данный момент ни власть, ни оппозиция не сформулировали образ чёткого будущего?

Ранее опубликовано на: http://vybor-naroda.org/stovyborah/129519-populizm-nashe-buduschee-vzglyad-romana-kolomoyceva-nom.html

 populizm

 
Партнеры
partners_1 Ждать ли в России «популистского момента»
banner-cik-min Ждать ли в России «популистского момента»
banner-rfsv-min Ждать ли в России «популистского момента»
partners_5 Ждать ли в России «популистского момента»
partners 6
partners_8 Ждать ли в России «популистского момента»
insomar-logo Ждать ли в России «популистского момента»
indexlc-logo-min Ждать ли в России «популистского момента»
rapc-banner Ждать ли в России «популистского момента»