Политолог, эксперт Центра ПРИСП
12.01.2020

Сложная история и современная «мягкая сила»


На уходящей неделе польский Сейм был занят любимым делом: переписыванием истории, приравняв СССР и гитлеровскую Германию в ответственности за развязывание Второй мировой войны. Чем ответит Россия, кроме традиционных МИДовских нот протеста и громких заявлений официальных лиц? Есть ли у Москвы продуманная стратегия проецирования «мягкой силы» в сопредельных странах, или в год 75-летия Победы мы вновь увидим непрекращающиеся попытки исторического ревизионизма, очерняющего подвиги наших дедов и прадедов?

Политолог, эксперт Центра ПРИСП, внук ветерана войны, капитана Дубенюка Н.А. Никита Романович Буранов отмечает назревшую необходимость в долгосрочном идеологическом планировании и проецировании российской «мягкой силы» на ближних рубежах нашей страны.

Совсем недавно с новой силой разгорелся, ставший уже традиционным в отношениях России и Польши конфликт – начало Второй мировой и степень вины СССР, правопреемницей которого является Россия. Любопытно тут вот что: несмотря на периодический, как сейчас принято говорить «хайп» на этой теме, точки-то уже можно считать расставленными. Все извинения принесены, «разрядки» не случилось, польский Сейм принял все законы, в общем ситуация вряд ли сдвинется куда-то в позитивную для России сторону в ближайшее десятилетие. Но самое интересное для автора, как для профессионального историка в этом вопросе, совсем не дела 30-х предвоенных лет, страницы Пакта о ненападении, которые он лично получал в архиве и выкладывал в интернет, и даже не давно уже простой логикой доказанное положение СССР, который просто никак не мог поступить иначе. Множество специалистов уже высказались об этом, написаны десятки статей и научных работ, да сама история тут стоит явно на нашей стороне. Пугает другое – современность, об этом чуть подробнее ниже.

Известно, что многие пытались использовать историю, как «служанку политики», впрочем, ничего зазорного в этом нет, и это соревнование старо как сам мир, важно то – кто в нём впереди. В этом и есть основная проблема нашей с вами реальности. Заранее хотелось бы прояснить личную позицию автора, который в полной мере осознаёт ответственность за нижесказанное и стоит исключительно на позициях патриотических и противных фальсификации и переписыванию истории Второй мировой и Великой Отечественной войн. Тем не менее, автор считает, что подходить к современности нужно с трезвой головой, поэтому проводит следующие сравнения.

Не секрет, что в современных условиях так называемых «гибридных войн», сетецентрических противостояний и использования «мягкой силы», конвенциональный, да и ядерный арсеналы утрачивают своё былое значение. Они будут утрачивать его и дальше в пользу СМИ, соцсетей, различных «прокси» и других уже известных нам технологий. Давайте посмотрим, что может сделать Польша, а что мы?

У поляков действительно есть чему поучиться. Их мощная и централизованная государственная и идеологическая машина, которую почему-то принято недооценивать, уже давно работает как часы. Институт национальной памяти проводит исследования, обосновывающие как внутреннюю, так и внешнеполтическую повестку польского государства. Свободолюбивое поведение внутри ЕС, и подчас законы, которые считаются остальными странами ЕС дискриминационными, тому явное подтверждение. Мощная идеология, которая зиждется на исторической памяти и реперных точках отечественной истории даёт каждому поляку отличный базис, состоящий из мифологизированного набора образов и лозунгов «От можа до можа», Речь Посполитая, крылатые гусары, которые спасли Европу от мусульман под Веной, подлый раздел страны, маршал Пилсудский, современная республика (та же Речь Посполитая, эти слова даже на границе написаны).

Рядовым гражданам этого достаточно, а остальные могут получить из каждого из перечисленных кейсов расширенный и более проработанный набор знаний, с упором на внешних врагов, всегда окружавших страну и рвавших её на части. Так и история с началом Второй мировой войны, в которой никто не будет разбираться, а просто обвинят не только немцев, но и нас, тем самым уравнивая, что абсолютно недопустимо. А многие «историки», «дилетанты» и другие граждане непонятно почему являющиеся гражданами России, ещё и у нас в стране поддержат эту линию на, фактически, приравненных Гитлера и Сталина, советского солдата и ССовца, и так далее. Здесь мы приходим к следующему аспекту – внешней политике и мягкой силе.

Объем статьи просто физически не позволяет нам обсудить все эти вопросы подробно, поэтому -тезисно.

Первое – конечно же, «карточка поляка», к которой мы обращались не раз, и которая вызывает большую тревогу у автора. Фактически, активно ведущие трудовую деятельность жители западной Белоруссии и Украины давно имеют карточки, не отстает и Эстония. Чем не прекрасный элемент «мягкой силы», привлекающий «культурно близких трудовых мигрантов», а дальше кто знает…

Затем, активно работающие как в Польше, так и в сопредельных странах десятки, если не под сотню различных Foundation’ов, которые последовательно проводят образовательную, культурную и политическую экспансию, базирующуюся на вышеописанных постулатах польской идеологии и ценностях. Конечно, всё это не без поддержки некоторых стран, находящихся дальше к Западу. Они работают и в России, посмотрите, сколько в Смоленской области людей работают и учатся в Польше.

Чем может ответить им Россия? Да в принципе ничем, кроме громких заявлений различных по уровню властных лиц, вплоть до первого. И это, как принято говорить, печально. Несмотря на формальное наличие органов «мягкой силы» и в России, работают они из рук вон плохо. О Россотрудничестве и вспоминать не стоит, МИД – полностью провальная организация, АП – фактически отвечающая за СНГ, также теряет страны одну за одной. Вопрос: с чем и с кем останется Россия к 2030 году? Не лучше ли нам взять пример с Польши и вести долгосрочное планирование хотя бы на своих ближних рубежах?

Все возможности - военные, экономические и политические - у России для этого есть. Сможет ли она ими правильно воспользоваться и наладить работу со странами постсоветского пространства и Восточной Европы – это другой самый сложный для нас вопрос. Но факт в том, что чем дольше мы будем это откладывать, тем хуже будет ситуация в динамике. Белоруссия – следующий после Украины кандидат на «отрыв» от нас, и тут нам придется держать экзамен, он и станет лакмусовой бумажкой, как для нас, так и для зарубежных партнеров, которые увидят силу или слабость нашей внешней политики.

Так или иначе, однозначный рецепт лечения озвученной нами проблемы в одной статье не выпишешь. Но и сложа руки сидеть нельзя, также как и нельзя отвечать на действия таких стран как Польша позднебрежневскими импотентскими «нотами» и заявлениями протеста, нельзя не иметь государственной идеологии, нельзя не иметь нации, нельзя не иметь чёткой и последовательно выверенной, а не конспирологической линии поведения на внешнеполитической арене. Наконец, нельзя говорить, что позиция автора - некий алармизм или сгущение красок. Нельзя по одной простой причине – если мы будем продолжать так говорить и вести такую политику, памятники нашим предкам, проливавшим кровь на огромном пространстве от заснеженных полей Москвы до разбитых фортов Кёнигсбера и руин Берлина, через Прибалтику, Прагу, Варшаву, Вену и Будапешт, эти памятники нашим солдатам и офицерам так и будут сносить и обливать краской.

pakt o nenapadenii

 
Новое на Prisp.ru
 
Партнеры
politgen-min-6 Сложная история и современная «мягкая сила»
banner-cik-min Сложная история и современная «мягкая сила»
banner-rfsv-min Сложная история и современная «мягкая сила»
expert-min-2 Сложная история и современная «мягкая сила»
partners 6
inop-min Сложная история и современная «мягкая сила»
insomar-min-3 Сложная история и современная «мягкая сила»
indexlc-logo-min Сложная история и современная «мягкая сила»
rapc-banner Сложная история и современная «мягкая сила»