Политолог, эксперт Центра ПРИСП
22.01.2020

Превентивная мера или самострел российской власти


Предложенные президентом России Владимиром Путиным в ходе выступления перед Федеральным собранием поправки в Конституцию не только повлекли за собой отставку правительства и дали старт политическому сезону-2020, но и стали символом будущих изменений политического ландшафта страны. Однако не все эксперты разделяют общепринятую положительную точку зрения о предложенных инициативах, указывая на их имитационный характер и рассматривая последние шаги Кремля как свидетельство о начале политического кризиса в России.

Почему Владимир Путин пошел на потенциально провоцирующее кризис власти решение, рассуждает политолог, эксперт Центра ПРИСП Алексей Сахнин.

В настроениях российского общества есть ощущение предвкушения перемен, хотя самих перемен как таковых пока что не произошло. Мне не очень импонирует национальный спорт: угадывать замыслы вождя по морщинам на его лице. На мой взгляд, все заявления президента о конституционных поправках не имеют ровно никакого значения в силу имитационного характера российского государственного механизма.

Совершенно не важно, какие буквы будут изменены в брошюре (Основном законе), которую никто не читает и, главное, никто не выполняет. Реальные решения как готовились Администрацией президента, так и будут готовиться некими безответственными, никем не избираемыми коллегиями.

Весь этот комплекс несвязанных между собой слов и действий, поправок и увольнения правительства, а также компота из социальных подачек наталкивают только на один вывод. По какой-то причине высшее руководство страны решило запустить процесс транзита власти раньше, чем предполагалось. Может быть, назрели противоречия внутри российской элиты, возможно, в Кремле считают, что через год в связи с падающими рейтингами осуществить подобную операцию будет сложнее, наверное, есть и какие-то другие причины, нам неизвестные.

За минувшие 20 лет Путин всегда демонстрировал настойчивую любовь к рутине: никакие выборы никогда не проводились досрочно, все всегда шло по накатанной, в соответствии с писанными правилами. А теперь власть от этих рутинных сроков отошла, и мне кажется это очень любопытным.

Слова про всенародное голосование в устах Путина, не самого большого демократа, скажем прямо, выглядят крайне интересно. С 1993 года в России не проводилось подобного голосования, и все это время их отсутствие представлялось сознательной позицией ни одного только Путина, но всей правящей элиты. Возможно, история с Крымским референдумом поколебала это предубеждение, но, как бы то ни было, сегодня российская верхушка хочет получить от народа некий мандат на преобразования и манипуляции, о которых населению ничего не сообщается. Мне кажется, что даже в АП не знают всего о транзите власти, а все спекуляции о Госсовете и Совбезе пока что не имеют никакой ценности, потому что во внесенных поправках в Госдуму ничего не говорится о полномочиях, принципах формирования Госсовета. Непонятно, останется ли этот орган бессмысленной синекурой для выживших из ума элитариев или, наоборот, сосредоточит у себя огромные полномочия.

Народу ничего не говорят о том, как будет выглядеть политическая трансформация, но заранее просят одобрить ее. На мой взгляд, это рискованный шаг, и если бы российская оппозиция сумела бы выстроить какую-то коалицию, агитирующую за протестное голосование, сутью которого станет народное «нет» бесконечному воспроизводству олигархии, то у режима будет реальный шанс потерпеть крупнейшее за тридцать лет поражение. В истории есть немало примеров, когда авторитарные правители (де Голль, Пиночет) проигрывали плебисциты с, казалось бы, заранее известным результатом и расставались с властью.

Почему Путин пошел на потенциально провоцирующее кризис власти решение, для меня остается загадкой. Возможно, смысл в отказе президента от привычной рутины заключается в желании предотвратить кризис, перехватить инициативу, продемонстрировать элитам, что он по-прежнему остается вершителем судеб в стране и не стоит осуществлять комбинации, надеяться на разброд и шатание, как это было при Медведеве в 2011-2012 годах.

Сегодня много спекуляций на тему того, что за референдумом могут последовать внеочередные парламентские выборы, и исключать этого действительно нельзя, тем более что многие политические силы нацелены на гонку за мандатом. Жаль, что этот рационализм у многих парламентских партий и у сторонников того же Навального заставляет играть их по предложенным, устоявшимся правилам.

По-моему мнению, превентивная мера со стороны Путина больше похожа на самострел, скорее она дестабилизирует конструкцию власти, раскол в стране сверху-вниз только углубляется. Имитация перемен – это не перемены. Увольнение непопулярного правительства и подачки в виде горячих завтраков в школы, и приравнивании МРОТа к прожиточному минимуму если и поднимут рейтинг, то лишь на короткий период. Из сиюминутных соображений российская власть подрывает свою легитимность, практически мистическое ощущение своей правомочности, на котором она еще держится. Большинству жителей страны очевидна политическая подоплека происходящего: попытка продления пребывания нынешних элит у власти, при том, что объективные причины социально-экономических проблем никуда не делись. Возможно, мы видим начало развитие политического кризиса в России.

 partii

 

 
Новое на Prisp.ru
 
Партнеры
partners_1 Превентивная мера или самострел российской власти
banner-cik-min Превентивная мера или самострел российской власти
banner-rfsv-min Превентивная мера или самострел российской власти
partners_5 Превентивная мера или самострел российской власти
partners 6
partners_8 Превентивная мера или самострел российской власти
insomar-logo Превентивная мера или самострел российской власти
indexlc-logo-min Превентивная мера или самострел российской власти
rapc-banner Превентивная мера или самострел российской власти