политолог, эксперт Центра ПРИСП
08.09.2017

Николай Пономарев: проект Гудкова-Каца «Объединенные демократы» никого не объединил

 

Фактически у него нет единой и равно привлекательной для всех участников цели.

Проект Дмитрия Гудкова и Максима Каца «Объединенные демократы», призванный, как заявляется официально, обеспечить первому прохождение муниципального фильтра, подходит к завершению. Уже послезавтра в столице пройдут выборы муниципальных депутатов. Предварительные итоги работы двух молодых политиков подвел политолог, эксперт Центра ПРИСП Николай Пономарев.

«Инициированная двумя известными оппозиционерами кампания интересна в силу целого ряда причин. С одной стороны, в рамках этого проекта Максим Кац попытался создать новую электоральную технологию, основанную на опыте, накопленном им в ходе выборов в Щукино. С другой стороны, наблюдается очевидная попытка перенесения на российскую почву творческого наследия «фейсбучных» кампаний Запада. Эксперимент с новым форматом работы на муниципальном уровне также может оказать существенное влияние (как в худшую, так и в лучшую сторону) на отношения «профессиональных оппозиционеров» и гражданских активистов. Наконец, от успеха проекта во многом будет зависеть положение его авторов в неофициальной «табели о рангах» российской оппозиции.

Полноценно оценить эффективность усилий Гудкова и Каца можно будет лишь по итогам голосования. Однако уже сейчас можно сделать промежуточные выводы о просчетах, допущенных создателями «Объединенных демократов».

Во-первых, была осознано ограничена электоральная база оппозиции. Задача провести 110 депутатов в муниципальные органы власти Москвы имела бы минимальную реалистичность, если бы Кац и Гудков попытались аккумулировать весь протестный электорат столицы. Однако они намеренно  ограничились продвижением в депутаты людей «наших с вами взглядов» (т.е. либералов без каких-либо идеологических примесей). Националисты, сталинисты и прочие «неверные» среди потенциальных кандидатов жестко отсеивались. В результате от участия в проекте были отсечены многие яркие и ресурсные кандидаты, а круг избирателей, готовых потенциально отдать голоса оппозиции, заметно сузился. Жесткий отсев «идейно чуждых» претендентов на муниципальные мандаты свел к минимуму возможность использовать механизм протестного голосования.

В 2013 году Алексей Навальный смог обеспечить себе ощутимый процент голосов на выборах мэра Москвы именно за счет того, что сумел консолидировать протестно настроенных граждан. Но в 2017 его соратники по лагерю оппозиции решили действовать прямо противоположным образом. И потому не стоит ожидать от их проекта впечатляющего результата. Подобная принципиальность вызывает удивление. В конце концов, некоторые из лидеров протеста уже несколько лет тщательно избегают ответов на вопрос о принадлежности Крыма (просто для того, чтобы не потерять поддержку в широких массах).

«Агитация кандидатов, вовлеченных в проект, строится на распространении листовок и поквартирных обходах. Неэффективность общения с избирателями на местных форумах подчеркивают сами руководители проекта. В свете этого фильтр по показателю интернет-активности фактически теряет смысл».

Помимо того, сквозь сито отдела верификации, созданного в штабе проекта, не смогли пройти люди, заподозренные в низкой активности в Интернете. Смысл этого ограничения можно понять с точки зрения использования фандрайзинга. Однако на фоне обращенных к кандидатам призывов Максима Каца собирать пожертвования у друзей и родственников это обоснование смотрится весьма неубедительно.

Более того, агитация кандидатов, вовлеченных в проект, строится на распространении листовок и поквартирных обходах. Неэффективность общения с избирателями на местных форумах подчеркивают сами руководители проекта. В свете этого фильтр по показателю интернет-активности фактически теряет смысл.

Вероятнее всего, причиной этого противоречия стала неудача адаптации щукинского опыта Каца. Изначально планировалось повторить его успех в области фандрайзинга в Интернете. Однако затем выяснилось, что люди, готовые поддержать финансово одного известного блогера по фамилии Кац (штаб которого возглавлял не менее известный блогер Варламов), не желают расставаться со своими финансами ради малоизвестных кандидатов «из нашего района». Более того, сами претенденты на звание муниципальных депутатов занимаются фандрайзингом весьма неохотно и слабо верят в успех этого начинания. В результате ставка на интернет-активность не оправдала себя: многие потенциально успешные кандидаты были отсечены от проекта, а у сумевших пройти верификацию осталось неприятное «послевкусие» после обвинений в лености и безынициативности от создателей проекта.

Во-вторых, тандем Каца и Гудкова не смог на должном уровне замотивировать отобранных кандидатов. В своих видеообращениях организаторы постоянно обвиняют участников в лени и апатичности. Упоминаются, что проект едва не был сорван, когда участники в массовом порядке начали игнорировать призыв к определению районов выдвижения. Некоторые кандидаты и вовсе отправились отдыхать за границу прямо посреди избирательной кампании.

Как это ни странно, их вполне можно понять. Сами руководители проекта неоднократно заявляли, что муниципальные депутаты имеют мало полномочий и не могут рассчитывать на щедрое вознаграждение. Одновременно не дается четкого ответа на вопрос, чем будут заниматься участники, получив статус депутата. Фактически им говорят: «Занимайтесь чем хотите».

Аргументы в пользу участия в выборах в качестве кандидата тоже сформулированы не лучшим образом. Москвичей призывали присоединиться к проекту, обещая им возможность саморазвиваться, заниматься благоустройством, получить реальное представление о работе органов власти. Звучал довод о том, что муниципальные депутаты могут влиять на принятие политических решений. Однако при этом следовала оговорка, что для этого потребуется массовое пришествие в ряды муниципальных депутатов «людей наших с вами взглядов».

При этом подчеркивалось, что результаты голосования априори будут несправедливы. Звание депутата не обязательно достанется тем членам команд кандидатов, которые больше всего агитировали или вложили в кампанию львиную долю финансов. Как следствие, участники проекта были поставлены перед малоприятной перспективой послужить ресурсом для чужой победы, не получив ничего взамен.

Фактически у проекта нет единой и равнопривлекательной для всех участников цели, которая могла бы консолидировать кандидатов. Гудков и Кац вполне логично отказались позиционировать в качестве таковой преодоление муниципального фильтра на выборах мэра Москвы. Но полноценной альтернативы так не было предложено.

В-третьих, руководители проекта не сумели отработать технологию создания бесконфликтных и устойчивых команд кандидатов. Налаживанию взаимодействия внутри групп участников препятствуют два фактора.

Штаб Гудкова-Каца попытался поставить в «одну упряжку» гражданских активистов, многие из которых обладают многолетним опытом работы на территории, и новых людей «из Фейсбука», ранее не принимавших живого участия в общественной жизни. В результате между ними зачастую возникают споры относительно иерархии в команде. Очевидно, что жалобы в адрес Максима Каца со стороны местных активистов по большей части связаны с вмешательством штаба в такого рода конфликты.

В то же время налаживанию работы команд мешали общие проблемы с мотивацией и низким уровнем дисциплины многих участников. Когда одни кандидаты проводили по 6 часов на поквартирных обходах, а другие в это время отдыхали в Египте, отношения между участниками заметно накалялись.

«Участники проекта были поставлены перед малоприятной перспективой послужить ресурсом для чужой победы, не получив ничего взамен».

В-третьих, создатели «Объединенных демократов» не вполне грамотно позиционировали себя по отношению к рядовым участникам. От последних фактически требовали держать при себе собственную позицию относительно ведения кампании. Эта точка зрения имеет под собой реальные основания (дизайнер чаще всего лучше разбирается в оформлении листовок, чем сам кандидат), но манера ее подачи вызывает вопросы. Параллельно участников призывали меньше «креативить» над стратегией и тактикой действий, и больше заниматься поквартирными обходами (которые позиционировались как рутина, тяжелый и монотонный труд). Руководители проекта часто сетовали на недостаточную активность кандидатов, их расчет победить исключительно за счет помощи оппозиционных партий и пораженческие  настроения. В совокупности это не только провоцировало агрессию добросовестных участников, но и формировало общую установку на провал кампании.

В-четвертых, была допущена ошибка либо при оценке ресурсов, необходимых для проведения кампании, либо при оценке механизмов их привлечения. Глава штаба муниципальной кампании Анна Кузнецова открыто признавалась в том, что из-за нехватки средств ей приходится увольнять специалистов или сокращать им зарплату. Несмотря на то, что три волны агитации уже были запущены в начале августа, многие кандидаты до последней недели собирали средства на печать листовок. Упомянутый выше призыв Максима Каца собирать деньги у друзей и родственников также говорит о многом. Вероятно, именно нехваткой денежных средств объясняется достаточно поздний запуск агитационной кампании «Объединенных демократов».

Прорехи в бюджете проекта можно было бы закрыть, если бы кандидаты с должной эффективностью использовали свое свободное время. Однако проблемы, порожденные низкой мотивацией, недисциплинированностью и конфликтами внутри команд минимизировали потенциал этого ценного ресурса.

Ни одна из вскрывшихся во время реализации проекта проблем так и не была устранена. Это можно рассматривать как гарант провала «Объединенных демократов» на муниципальных выборах в Москве. Но в то же время данное обстоятельство приоткрывает завесу над истинными целями авторов этого проекта. Дмитрий Гудков и Максим Кац – это опытные и трезвомыслящие политики. Очевидно, что они должны были либо предвидеть, либо хотя бы вовремя диагностировать появление перечисленных проблем и принять контрмеры. Отсутствие таковых свидетельствует о том, что ни Кац, ни Гудков не заинтересованы в достижении официальной цели проекта, и его создание отвечает совсем другим интересам.

Если оставить в стороне политическую конспирологию, то очевидными становятся четыре вывода. Попытка распространить на всю Москву опыт, полученный Кацем в Щукино, скорее всего, закончится неудачей. Опыт проведения в столице «фейсбучной» кампании вряд ли будет положительным, но может стать ценным источником информации для технологов, которые попытаются реализовать его в новых проектах. Инициатива Гудкова и Каца может способствовать основательному охлаждению во взаимоотношениях либералов и гражданских активистов. Сами же создатели проекта могут даже набрать несколько очков в глазах представителей ядерного электората, но перспектива расширения его границ следует поставить под сомнение».

gudkovkats Николай Пономарев: проект Гудкова-Каца «Объединенные демократы» никого не объединил

 
Партнеры