Политолог, эксперт Центра ПРИСП
10.03.2018

Выход на финишную прямую

 

Павел Грудинин
Кампания кандидата от КПРФ по-прежнему дарит его сторонникам немало поводов для разочарования. Отказ Павла Грудинина от участия в теледебатах показал, что кандидат либо не был должным образом подготовлен, либо не вполне осознает значимость данного этапа кампании. Очевидно, что ему было бы тяжело продолжать борьбу на том поле с такими опытными игроками, как Владимир Жириновский и Ксения Собчак. Но все же это вряд ли оправдывает данное решение, существенно ограничившее электоральный потенциал Грудинина. Ситуацию усугубил весьма спорный выбор доверенного лица, заменившего кандидата на теледебатах. Ораторские способности Максима Шевченко, как и его эрудицию, нельзя поставить под сомнение. Но как можно было проигнорировать то, что именно Шевченко служит объектом острой критики для самих сторонников Грудинина? Появление журналиста на месте Грудинина показало и то, что в штабе кандидата не лучшим образом налажена обратная связь с целевой аудиторией. Также очевидно, что окружение Грудинина решило проигнорировать критику инициатив, связанных в первую очередь с именем Шевченко (таких, как ставка на «национализм малых народов»).
В целом положение кандидата от КПРФ дарит некоторые поводы для оптимизма. В отличие от 2012 г., ему не нужно опасаться перетока голосов левоцентристов в пользу представителя «Справедливой России». Последнее компенсирует отсутствие поддержки со стороны коммунистов-фундаменталистов и даже создает определенный ресурс для роста. Волна негатива в СМИ не столько «накачивает» антиобраз Грудинина, сколько придает его имиджу элемент жертвенности. За последние годы избиратели (в особенности – оппозиционно настроенный сегмент электората) успели привыкнуть к информационным вбросам относительно зарубежной недвижимости политиков, принадлежащих им счетам в иностранных банках и детях депутатов/сенаторов/министров, проживающих зарубежом. И на фоне нейтрального освещения официозными СМИ такого рода историй в прошлом жесткий тон в отношении Грудинина играет лишь на руку кандидату. Теряя голоса доверяющих «телевизору» возрастных избирателей, он в то же время наращивает поддержку со стороны среднего поколения и молодежи.
Поток претензий в ЦИК от Грудинина и его доверенных лиц (на долю кандидата от КПРФ приходятся 64 из 73 жалоб, поступивших в ведомство Эллы Памфиловой от кандидатов), очевидно, призван закрепить образ «жесткого противостояния» с действующей властью.
Сохраняет свое значение и фактор протестного голосования. Значительная часть людей, готовых поддержать Грудинина – это не его сторонники, а скорее противники внутренней политики действующей власти. На фоне в целом лоялистской риторики Жириновского, заявлений Собчак в духе «либералов» 1990-х гг. и имиджа «слабого кандидата», закрепленного за Явлинским, голосование за Грудинина представляется многим лучшим (и чуть ли не единственным) способом просигнализировать наверх о недовольстве внутриполитическим курсом. Сказывается и то, что в предшествующие годы именно кандидаты от КПРФ стабильно занимали второе место на выборах президента. За счет этого голос, отданный Павлу Грудинину, представляется наиболее эффективным средством «достучаться до Кремля».

 

Владимир Жириновский
Лидер ЛДПР сумел в полной мере реализовать конкурентное преимущество, появившееся у него после начала дебатов. Ветеран баталий на «голубом экране» в короткие сроки сумел переключить на себя внимание значительной части аудитории, подкрепив положение одного из главных претендентов на роль «оппозиционера № 1».

В то же время Жириновский не смог реализовать весь свой потенциал талантливого политика-популиста из-за отсутствия полного доступа к привычному набору инструментов. Традиционно средством наращивания популярности для лидера ЛДПР служила критика в формате «чума пади на оба ваших дома»: свои претензии Жириновский адресовал как оппозиционерам, так и представителям действующей власти. Сейчас глава либерал-демократов вынужден скорее концентрироваться на критике прочих «неосновных» кандидатов. Выпады Жириновского в сторону Кремля не носят персонифицированного характера и скорее представляют собой требования «расширить и углубить» отдельные инициативы действующего президента. Помимо того, глава ЛДПР не скупится на хвалебные отзывы о текущей внешней политике. В результате главным бенефициаром эмоциональных выступлений кандидата от ЛДПР становится скорее Владимир Путин.
Необходимо учитывать и то, что значительная часть избирателей успела устать от бессменного лидера либерал-демократов. Свою роль наверняка сыграет и то, что еще в преддверии текущего электорального цикла Владимир Жириновский допустил ряд не самых удачных шагов. Его знаменитое предложение ограничить рождаемость на Кавказе вряд ли осталось забыто, как и последующие публичные извинения под пристальным взглядом президента. И недавние призывы кандидата отказаться от федеративного устройства России и перевести преподавание национальных языков в разряд факультативных предметов наверняка послужат хорошим напоминанием всем избирателям, обладающим «короткой» памятью.
Впрочем, ошибки штаба Павла Грудинина сохраняют для лидера ЛДПР неплохие шансы занять второе место по итогам голосования 18 марта. Вероятность этого также увеличивает большая степень лояльности региональных отделений, нежели в случае кандидата от КПРФ.
Следует помнить и о последних популистских инициативах кандидата: предложении повысить на треть прожиточный минимум, признать деятельность Горбачева и Ельцина преступной на законодательном уровне и пр.

Ксения Собчак
Ксений Собчак достаточно успешно наращивает свой образ «борца», что создает возможность для «кражи» у Явлинского части «яблочного» электората и привлечения части протестной аудитории, сомневающейся в эффективности «забастовки избирателей». Бывший кандидат «против всех» достаточно грамотно отрабатывает каждый инфоповод, значимый для ее целевой аудитории. Поездки на мусорные полигоны в Балашиху и Волоколамск, участие в серии одиночных пикетов против депутата Госдумы Леонида Слуцкого, борьба с точечной застройкой в Москве, прямые претензии в адрес Владимира Путина в ходе теледебатов, обращение к теме смерти пациентов в кемеровском психоневрологическом интернате – все это способствовало укреплению имиджа Собчак в качестве «противника режима». Эпизод с «нападением» стажера Московской городской думы также был весьма выгоден Собчак: образ «борца» в отсутствие актов насилия над ним (пусть и символического) все же остается неполным.
Важную роль в укреплении позиций бывшей ведущей «Дома-2» сыграл сам по себе переход к формату теледебатов. Здесь кандидат получила возможность выступить на привычном для себя поле: единственным достойным соперником для нее в данном случае стал Владимир Жириновский. Череда скандалов способствовала росту популярности дебатов и телевизионной аудитории, что в итоге стало еще одним достижением. Главный конкурент Собчак внутри либерального сегмента электората – Григорий Явлинский, держался подчеркнуто интеллигентно, игнорировал оскорбления в свой адрес, избегал критики в адрес конкретных представителей власти. Агрессивная риторика Собчак, как и ее решительность в общении с оппонентами, куда в большей степени соответствует настроениям оппозиционеров. Наряду с эффектом новизны, налагающимся на усталость либерального избирателя от фигуры Явлинского, это может принести Собчак существенные электоральные дивиденды.

В то же время вполне очевидно, что по итогам выборов бывшая теледива займет достаточно скромное место. Позиция Собчак по целому ряду вопросов показывает, что она намерена сконцентрировать внимание лишь на достаточно узком сегменте либеральной оппозиции. Призывы к включению в процесс евроинтеграции, непримиримая позиция относительно фигуры Сталина, акцент на наличие теплых отношений с Михаилом Горбачевым (этот перечень можно еще долго продолжать): кандидат, по всей видимости, осознанно сводит к минимуму перспективы расширения своего влияния на прочие сегменты протестной аудитории в обмен на лояльность ядра либерально настроенных избирателей. Наряду с изначально высоким антирейтингом, наличием прочных связей с верхушкой правящей элиты (несомненный минус в глазах рядового оппозиционера) и критикой со стороны ряда «хэдлайнеров» протеста это вряд ли позволит Собчак реализовать весь свой потенциал в качестве кандидата.

Григорий Явлинский
Кандидат от партии «Яблока» так и не сумел придать яркости свое кампании. Им были предприняты попытки встроить в ее повестку резонансные для оппозиции события (например, отмена решения о точечной застройке на улице Кравченко в столице), однако значительную часть политических дивидендов от этих инфоповодов получила Ксения Собчак. Сохраняя образ «самого честного» кандидата, Явлинский продолжает затрагивать темы, само обращение к которым несет угрозу для его рейтинга. Формат презентации собственно программы «когда я стану президентом» сам по себе является удачным, однако на фоне предшествующего опыта политика служит скорее поводом для злой иронии со стороны оппонентов. «Интеллигентное» молчание кандидата в ответ на прямые оскорбления со стороны конкурентов и нежелание использовать явный популизм также не способствуют росту поддержки Явлинского.
В очередной раз можно выразить удивление тем, что имиджмейкеры Явлинского упускают возможность придать мужественность его образу путем обращения к теме спортивного прошлого.
Перечисленные недостатки отчасти нивелирует медийная активность коллег кандидата по партии. Определенные ресурсы для роста рейтинга Явлинского сохраняются также за счет протестно настроенных избирателей, сомневающихся в перспективах «забастовки избирателей», и в то же время рассматривающих выдвижение кандидатуры Собчак в качестве «проекта Кремля».
Достаточно перспективными с точки зрения наращивания поддержки представляются пока что плохо разрекламированные социально значимые инициативы кандидата (отмена подоходного налога для малоимущих, накопительные счета для граждан, выравнивание развития регионов за счет системы базового дохода и пр.).

Максим Сурайкин
Основным противником в рамках текущей кампании для кандидата от «Коммунистов России» остается его визави от КПРФ, а точнее – сама партия, возглавляемая Геннадием Зюгановым. Борьба, развернувшаяся в залах суда, между двумя партиями за обладание коммунистическим брендом, служит наглядным тому подтверждением. Максим Сурайкин верен своей ориентации на ортодоксальных коммунистов – наиболее «архаичную» часть электората КПРФ, не готовую признать в качестве кандидата от своей партии «владельца заводов, газет, пароходов». Эффективность этой стратегии предварительно можно было бы оценить как достаточно низкую: доля избирателей, готовых поддержать лидера «Коммунистов России», колеблется на уровне 0,1 – 0,2%. Впрочем, с учетом сокращения разницы в рейтингах Владимира Жириновского и Павла Грудинина даже эти скромные показатели могут ощутимо сказаться на итоговом раскладе.

Сергей Бабурин
Достаточно бодрые выступления Сергея Бабурина в ходе дебатов, вероятнее всего, обеспечат кандидату некоторый рост поддержки со стороны «патриотически настроенного» электората и носителей левых взглядов. Однако его общее положение вряд ли измениться. Об этом свидетельствует в первую очередь малая активность кандидата: за пределами телеэфира он фактически отказался от ведения кампании, ограничившись чисто символическими жестами.

Борис Титов
Программа кандидата от «Партии роста» содержит в себе целый ряд потенциально популярных инициатив. Среди них можно вспомнить ставку на развитие малых городов, идею создания территориально-отраслевых кластеров, перераспределение налоговых поступлений в пользу муниципалитетов. Однако их продвижение осуществляется, как и прежде, преимущественно в рамках экспертных площадок. Как следствие, ни о какой популяризации идей Титова в рамках избирательной кампании нет и речи. Главное, чем пока запомнилась его предвыборная кампания, очень странной работой его PRщиков, запустивших вызвавший шквал насмешек ролик “А что Титов?”.

 Popkorn Выход на финишную прямую 

 
Партнеры