Управляющий партнер Agro and Food Communications, эксперт Центра ПРИСП
06.03.2021

Панченко: До потолка мы еще не доросли, но он где-то рядом

 

Россия почти в два раза улучшила свои позиции в Глобальном индексе продовольственной безопасности от The Ecomomist Intellegence Unit, но по-прежнему отстает от Белоруссии. Хотя разрыв уже минимальный. По итогам 2020 года страна находится на 23-м месте, годом ранее это была 36-я строчка.

По мнению управляющего партнера Agro and Food Communications, эксперта Центра ПРИСП Александра Панченко, Россия практически достигла потолка в развитии сельского хозяйства, для дальнейшего движения нужны системные реформы.

Если говорить о рейтинговых позициях Белоруссии и России, то они вполне справедливы. Надо понимать, что президент Белоруссии, при всех его минусах - очевидных и неочевидных – вышел из сельского хозяйства. Как бывший аграрий – а тут, как не бывает бывших разведчиков, так не бывает и бывших аграриев – он прекрасно понимает, что такая страна как Белоруссия может пойти двумя путями. Либо как Украина - в непонятный демократический хаос с непонятными перспективами, с точки зрения экономики. С возвращение долгов за счет новых долгов. Либо таким, какой мы видим сейчас, где, конечно, имеет место некий допинг со стороны России в виде кредитов на газ и нефть. Но кормит Белоруссия, действительно, себя сама. И даже на рынке России мы видим достаточно большое количество оригинальных белорусских товаров – это молочная продукция, колбасы, мясные изделия. Это все делается в Белоруссии, причем, как на внутренний рынок, так и на экспорт. На мой взгляд, это единственный верный ход президента Лукашенко – то, чем он может гордиться, что может поставить себе в плюс. Да и можно снять шляпу перед его мастерством «санкционного контрафакта» - белорусские киви, креветки, бананы – над чем мы все смеялись. Но, если говорит по существу вопроса, все эти логистические цепочки работали, Лукашенко просто расширил ассортимент товаров и все.

Что касается России, то здесь сложнее из-за большой территории. Условно говоря, если товар продается в Тамбове, а покупается в Калининграде, то его доставить из Тамбова в Калининград, практически, невозможно. Потому, что очень мало существует логистических способов доставки продукции сельскохозяйственного назначения. И это главная беда нашей страны. Мы настолько большие, что непонятно как в этом пространстве передвигать товары. Существуют скоропортящиеся товары, которые нельзя везти неделю, товары, которые просто хрупкие. И существует самолет, который делает их нерентабельными. Безусловно, некоторые достижения в логистике есть, есть и федеральные трассы, но пока это исключение из правил. И если свернуть влево или вправо с федеральной трассы, мы окажемся все в той же проблеме.

Второй момент – это санкции. С одной стороны, они подстегнули сельское хозяйство, мы видим это, заходя в магазины. Решена проблема по молочной продукции, птице, по целому ряду позиций овощей и фруктов. Зимой и летом, а не как в Советском Союзе, когда помидор был исключением из правил. Но, есть моменты, которые мы не можем нагнать – это мясное производство. Скажем, производство говядины очень дорогое, и без достаточного финансирования его невозможно развивать. Выйти на определенный уровень можно, а развивать уже тяжело. А дешевых кредитов нет – мы видим, что за последний год девальвация рубля составила порядка 20%, если не больше. А дешевых европейских кредитов, которые могли бы стимулировать производство, нет. И это проблема санкций. Я говорю о дешевых массовых кредитах. На крупных игроков мы всегда найдем льготные кредиты, но они хоть и крупные, но всю стану не накормят.

И третий момент – обстоятельство, которое не хочет учитывать наше государство. Это то, что есть экспортные позиции, то же зерно или подсолнечник. По этим культурам у нас то и дело возникают крики – почему они дорожают. А они дорожают по двум причинам. Первую я уже назвал – девальвация рубля. Вторая – биржевые товары. Эта сельхозпродукция, к сожалению или к счастью, торгуется на сырьевом рынке в твердоконвертируемой валюте. И как только ее цена в валюте растет, а она сейчас растет в силу пандемии, то цена внутреннего рынка тоже растет. Наша власть ничего умнее не может придумать, как ввести заградительные квоты и пошлины. Это приводит к тому, что крестьяне просто складывают все до лучших времен, держа цену. Замкнутый круг. Мы с этим сталкивались и в девяностые, и в двухтысячные годы.

Мне видится, что рост АПК достиг своего пика. В любом деле в какой-то момент достигается потолок. До потолка, возможно, мы еще не доросли. Но он где-то рядом. Поэтому, очередной рекорд – 29 миллиардов мы продали в прошлом году – уже на пределе. Без серьезных системных реформ в кредитовании и логистике, на мой взгляд, рост может составит около 20% и все. Силы производителя на исходе, и дальнейшее развитие будет либо в ущерб той самой продовольственной безопасности, либо в ущерб экспорту, лавировать не получится.

produkty

 

 
Партнеры
politgen-min-6 Панченко: До потолка мы еще не доросли, но он где-то рядом
banner-cik-min Панченко: До потолка мы еще не доросли, но он где-то рядом
banner-rfsv-min Панченко: До потолка мы еще не доросли, но он где-то рядом
expert-min-2 Панченко: До потолка мы еще не доросли, но он где-то рядом
partners 6
inop-min Панченко: До потолка мы еще не доросли, но он где-то рядом
insomar-min-3 Панченко: До потолка мы еще не доросли, но он где-то рядом
indexlc-logo-min Панченко: До потолка мы еще не доросли, но он где-то рядом
rapc-banner Панченко: До потолка мы еще не доросли, но он где-то рядом