Доктор политических наук, профессор РГГУ, профессор кафедры дипломатии МГИМО
22.03.2021

Китайско-американская мерзлота на Аляске

 

Доктор политических наук, профессор РГГУ, профессор кафедры дипломатии МГИМО Владимир Пряхин отмечает, что китайцы дали понять американской стороне, что в лице Китайской Народной Республики Вашингтон имеет равного и солидного партнёра, с которым необходимо разговаривать, как минимум, вежливо.

Встреча руководителей внешней политики Китая и США в Анкоридже (Аляска) 19–20 марта по понятным причинам привлекла внимание аналитиков и обозревателей. Ведь речь идёт о не блещущих особой теплотой отношениях между двумя крупнейшими ядерными державами современного мира. А если принять во внимание ещё и тот факт, что коллективному Западу свойственно рассматривать всю систему мировой политики в силовой парадигме «США – КНР – Россия – Европейский союз», очевидно, что длины силовых полей между двумя важнейшими звеньями этого четырёхугольника – знаковый критерий для оценки состояния международных отношений в целом.

Средства массовой информации уделили много места скандальному началу переговоров между Главой канцелярии Комиссии ЦК КПК по иностранным делам Ян Цзечи и госсекретарем Энтони Блинкеном. Для начала Блинкен обвинил Китай в кибератаках, экономическом шантаже союзников Вашингтона, нарушениях прав человека в Гонконге и притеснении уйгуров. Не удержался американец и от свойственного Вашингтону силового давления. Действия Пекина, мол, угрожают глобальной стабильности, и, следовательно, "отношения США с КНР будут, когда нужно конкурентными, когда возможно - основанными на сотрудничестве и когда необходимо - враждебными".

Слова Блинкена в определенной степени отражают общее непонимание Белым домом современной глобальной политической ситуации и месте США в мировом силовом раскладе. Впрочем, китайский партнер достаточно быстро восполнил этот недостаток в образовании американского коллеги. Ян Цзечи в свою очередь в несвойственной китайской дипломатии резкой форме подверг критике "слабеющую демократию" США, притеснения меньшинств, а также американскую внешнюю и торговую политику. "Вы, сказал китайский представитель, злоупотребляете понятиями национальной безопасности, чтобы препятствовать нормальному торговому обмену и подстрекаете некоторые страны к нападению на Китай". Напомнил Ян Цзечи и о полицейском насилии в США, расизме и движении в защиту прав афроамериканцев Black Lives Matter.

Блинкен явно не ожидал, что взысканные им залихватские оценки в открытой для журналистов протокольной части встречи вызовут столь резкий эмоциональный отпор от партнеров по переговорам. Между тем в истории дипломатии именно эта «протокольная» часть встречи в Анкоридже может занять центральное место, так как, не особенно вдаваясь в суть конкретных обвинений в свой адрес, китайцы однозначно дали понять американской стороне, что в лице Китайской Народной Республики Вашингтон имеет равного и солидного партнёра, с которым необходимо разговаривать, как минимум, вежливо, избегать менторского тона и даже намёков на какое-либо силовое давление. В данном контексте невольно напрашивается параллель с выступлением Путина на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности 10 февраля 2007 г., обозначившем конец монополярного мира «одного хозяина, одного суверена».

Впрочем, на этом открытая часть дискуссии на Аляске завершилась и стороны еще три дня обменивались в закрытом режиме мнениями по вопросам двусторонних отношений и глобальной стабильности.

Из самого факта встречи следует, что администрация Байдена в отличие от команды Трампа взяла курс на приоритетное развитие отношений с Китаем с целью вбить клин между Пекином и Москвой. В данном контексте нельзя не отметить того, что контакты в Анкоридже имели место в момент откровенно хамских высказываний Дж. Байдена в адрес России и ее лидера, а также фактического отказа от диалога, предложенного Путиным.

Представляется очевидным, что администрация Байдена выбрала Пекин, в качестве стороны, с которой нужно продолжить попытки на развитие сотрудничества с четко выраженным антироссийским контекстом. Но удалось ли Блинкену то, что так искусно проделал Киссинджер пятьдесят лет тому назад, т.е. резко укоротить плечо «США– Китай» в стратегическом треугольнике Вашингтон–Пекин–Москва? Ответ на этот вопрос однозначно отрицательный. Как отметил еще накануне встречи на Аляске министр иностранных дел КНР Ван И «Наши страны (Россия и КНР), стали примером того, как следует проводить равноправную и справедливую политику. Мы сообща отстаиваем многосторонние форматы сотрудничества».

Но «вашингтонскому обкому» трудно осваивать практику равноправной и справедливой политики. В Белом доме до сих пор не знают других дипломатических приемов, кроме пресловутых «кнута» и «пряника». В китайском аспекте и в настоящее время эти приемы не срабатывают. Не увенчалась успехом, в частности, попытка сколотить вокруг Китая некую тихоокеанскую НАТО – внеблоковый сетевой альянс «Ромб» (Quad) c участием самих США, Японии, Австралии и Индии. Ни одно государство-участник «Ромба» не имеет никаких стимулов к военному противостоянию с КНР. А вот торговля с Пекином приносит им существенные реально ощутимые выгоды. Сами США имеют с КНР товарооборот объемом около 400 млрд. долл. На Пекин приходится свыше 15% американского товарооборота и блокирование его привело бы к дезорганизации всей американской экономики.

Бесперспективны и попытки спровоцировать внутриполитическую напряжённость в Китае давлением по правой человеческой тематике, провоцированием «цветных революций». Стабильность в КНР основывается на быстром поступательном развитии страны, позитивные итоги которого очевидны для всего населения и не только в Китае, но и во всем мире. В то время как повсеместно растет пропасть между богатыми и бедными, «золотым миллиардом» и остальным миром, когда 26 богатейших людей владеют таким же состоянием, как и 3,8 млрд самых бедных жителей планеты, в Китае торжественно отметили победу над сверхбедностью. Не за горами тот момент, когда в стране будет осуществлена «китайская мечта» и бόльшую часть населения можно будет отнести к среднему классу не только по китайским, но и по европейским, и американским критериями материального благополучия. Жизненность принятой в КНР организации общества была хорошо продемонстрирована в ходе борьбы с коронавирусом, в которой потери Китая были существенно меньше, чем потери развитых капиталистических государств.

В последнее время на Западе муссируются слухи о возможных противоречиях руководства КПК с новыми китайскими олигархами, как источником грядущих внутриполитических кризисов. Но эти слухи не имеют под собой сколь либо серьёзной основы, так как КПК, допуская развитие товарно-денежных отношений, в той степени, в какой это необходимо и выгодно для поступательного развития страны в целом, контролирует олигархат достаточно жёстко и эффективно. Попытки Вашингтона как-то поддержать вступившего якобы в конфронтацию с КПК владельца крупнейшей в мире онлайн торговой платформы Ма Юня, известного также по своему американском прозвищу как Джек Ма, успехом не увенчались. Кнут и в данном случае оказался неприемлемым как орудие воздействия на Пекин.

Что касается «пряника», то кроме майданных пирожков миссис Нуланд, Вашингтон предложить ничего не может. Китай, действительно, в значительной степени развивается и накапливает валютные резервы благодаря экспорту продукции в США, но и американскую экономику сейчас немыслимо представить без китайского импорта. К тому же, в отличие от США, Китай одновременно опирается на сотрудничество с Россией, являющейся в настоящее время основным поставщиком сырья и энергоносителей. Только годовой импорт нефти из России держится на уровне 80 млн тонн в год, что делает Россию главным поставщиком этого вида продукции в Китай.

В качестве «пряника» для КНР Вашингтон не прочь бы использовать соблазн, «безлюдных Сибири и Дальнего Востока», «взывающих», по словам автора «Чимерики» (Сhina + America) Збигнева Бжезинского, к китайской "колонизации". Неслучайно, кстати, для встречи с китайцами Вашингтон выбрал не какое-либо другое место, а именно столицу бывшей «Российской Аляски», что можно воспринимать как прозрачный намек Китаю на «прелести» экспансии в северном направлении. Но это глупая и несостоятельная затея. Взаимовыгодное экономическое сотрудничество России и КНР позволяет обеим великим державам решать свои экономические проблемы в условиях, когда против них применяется режим санкций. Да и в политическом плане между нашими странами выстроено углублённое дружественное стратегическое партнерство, которые не удастся поколебать никому.

Подводя итог изложенному выше можно сказать следующее. «Византийские игры» американской дипломатии в треугольнике «США-Китай-Россия» будут продолжены при новой администрации США с некоторыми принципиальными дополнениями. В стремлении к стратегическому партнерству с Пекином с целью придать этому партнерству антироссийский характер команда Байдена продолжит формирование пояса сдерживания вокруг Китая. В последнее время дела здесь в определенной степени продвинулись вперёд, так как удалось активизировать консультации в рамках так называемой «азиатской НАТО,», внеблокового сетевого альянса «Ромб». Одновременно в Вашингтоне вплотную смыкаются с международным терроризмом, поощряя действия сепаратистов в национальных окраинах Китая и в Гонконге.

Главный итог встречи в Анкоридже заключается, однако, в том, что провалилась еще одна попытка Вашингтона использовать «китайскую карту» для давления на Россию. Конструктивное сотрудничество между РФ и КНР развивается по нарастающей к взаимной выгоде обеих сторон. Это сотрудничество позволяет Китаю преодолеть трудности, которые возникли в последнее время в реализации национальной идеи КНР - формировании Нового шелкового пути и Экономического пояса Шёлкового пути, так как Северный морской путь можно легко использовать как «северную нить» этого пути.

Вместо того, чтобы пытаться вбить клин между Китаем и Россией американская дипломатия могла бы внести полезный вклад в налаживание взаимовыгодного экономического сотрудничества на всем пространстве Евразии и Северного полушария с учетом интересов всех равноправных акторов четырехугольника «США-Китай-Россия-Евросоюз» на благо международного сообщества. Рано или поздно в Вашингтоне вынуждены будут признать безальтернативность такого сценария. Произойдёт это при нынешней или последующих американских администрациях - лишь вопрос времени. Нынешняя встреча в Анкоридже - толчок в этом направлении.

flag usa kitai

 
Новое на Prisp.ru
 
Партнеры
politgen-min-6 Китайско-американская мерзлота на Аляске
banner-cik-min Китайско-американская мерзлота на Аляске
banner-rfsv-min Китайско-американская мерзлота на Аляске
expert-min-2 Китайско-американская мерзлота на Аляске
partners 6
inop-min Китайско-американская мерзлота на Аляске
insomar-min-3 Китайско-американская мерзлота на Аляске
indexlc-logo-min Китайско-американская мерзлота на Аляске
rapc-banner Китайско-американская мерзлота на Аляске