Политолог, эксперт Центра ПРИСП
07.05.2020

Парад Победы Лукашенко: без страха и упрека

 

Президент Белоруссии Александр Лукашенко приглашает глав других государств приехать в Минск 9 мая на Парад Победы. В первую очередь приглашение относится к странам бывшего СССР. «Правильно было бы собраться в Минске. Это республика, которая была стерта с лица земли, которая первая приняла удар, и где оставшиеся старики и дети почти четыре года жили в болотах, лесах, землянках. Это самая пострадавшая республика — живой памятник той жестокой войне. И здесь надо было собраться, а тем более сейчас».

Между тем, всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) решением белорусских властей о проведении парада обеспокоена в связи с «возможными негативными последствиями проведения такого массового мероприятия в период эпидемии».

Политолог, эксперт Центра ПРИСП Николай Пономарев – о том, почему глава Белоруссии занял позицию, близкую к COVID-диссидентам.

Необходимо понимать, что «коронавирусная» политика Лукашенко основывается на осознании президентом Белоруссии двух фактов.

Во-первых, у республики нет резервов, которые позволили бы властям сначала «приостановить» экономику, а затем перезапустить ее с минимальными потерями. Реализация полноценной программы самоизоляции по примеру государств ЕС или России неизбежно обернулась бы скорым крахом белорусской экономики, государственным переворотом и, весьма вероятно, физической ликвидацией самого Лукашенко.

Во-вторых, COVID-19 — это действительно очень опасное заболевание, и связанные с ним угрозы нельзя недооценивать. Однако по ключевому показателю — летальности, коронавирус, к счастью, заметно уступает таким заболеваниям, как чума и холера. Показатели смертности от COVID-19 пока находятся на уровне гораздо более низком, чем в случае азиатского гриппа 1957 г. или гонконгского гриппа 1968−1970 гг. Распространение упомянутых эпидемий не пытались сдерживать при помощи столь радикальных мер, как в случае коронавируса, однако это не привело к эпидемическому апокалипсису.

В настоящий момент от коронавируса в России умерло около 1,5 тыс. человек. Таким образом, по степени влияния на естественную убыль населения коронавирус пока сопоставим с таким заболеванием, как туберкулез: в 2018 г. от него умерли 8,6 тыс. россиян. Это наверняка прозвучит цинично, но в отсутствие должного внимания со стороны политиков и СМИ общество, скорее всего, не заметило бы коронавирус. В 2018 г. рак унес жизни почти 290 тыс. россиян, однако повлияло ли это как-либо на поведение обывателей?

Рост масштабов распространения заболевания также не обязательно оборачивается ощутимым ростом смертности среди зараженных.

Например, после несанкционированного митинга 20 апреля во Владикавказе число заболевших коронавирусом в Северной Осетии увеличилась почти в 9 раз — со 145 до 1,2 тыс. человек. Но за тот же период количество излечившихся от болезни выросло почти в 20 раз. С 20 апреля по 6 мая в республике от коронавируса умерли 5 человек (условно, 0,3 человека в день). Для сравнения, в 2019 г. в Северной Осетии в среднем за сутки умирали 18 жителей.

Это крайне печальный факт: при текущем уровне летальности заболевания большая часть населения в странах, пораженных коронавирусом, не будет ощущать для себя реальной опасности. Не случайно даже в Италии местные власти регулярно жаловались на нарушителей режима самоизоляции.

Таким образом, к моменту, когда перед ним встала необходимость принятия решения о выборе курса «коронавирусной политики», Лукашенко осознавал, что копирование «общеевропейской» модели обернется для него крахом экономики, утратой власти и, вероятно, смертью. При этом выбор в пользу иного подхода (назовем его условно «шведским») не приведет к тому, что улицы Минска будут завалены трупами. В итоге глава Белоруссии закономерно занял позицию, близкую к COVID-диссидентам.

В дальнейшем отказ от жестких противоэпидемических мер открыл для белорусского президента новое «окно возможностей». Власти соседних России и Украины не смогли обеспечить запуск программ помощи гражданам и бизнесу, адекватных новым угрозам. Достаточно быстро экономические последствия противоэпидемических мер стали пугать россиян и украинцев гораздо больше, чем сам коронавирус. Сообщения о том, что число безработных в России в 2020 г. может вырасти, по разным оценкам до 5 — 15 млн., вряд ли способствовали популяризации среди граждан Белоруссии мнения о правильности предпринятых властями РФ мер. Как и новости о приостановке работы 40% торговых точек, 56% малых и средних предприятий, недоступности программ государственной помощи для 50% бизнесменов и т. д. По разным данным от 19% до 49% россиян сообщили в апреле о значимом снижении доходов, что также повлияло на настроения граждан соседней республики.

Общий уровень смертности в Белоруссии в марте — апреле не изменился значимым образом. На фоне этого внутри широких слоев населения республики сформировался консенсус относительно того, что «Батька все правильно сделал».

На руку Лукашенко сыграла и алармистская тональность российских и европейских СМИ. Пытаясь воздействовать на свою аудиторию, журналисты сгущали краски, надеясь тем самым убедить людей в необходимости добровольной самоизоляции. Однако обещанный СМИ апокалипсис так и не наступил, что лишь укрепило позиции COVID-диссидентов.

Решение провести в Минске Парад Победы — вполне ожидаемый и закономерный шаг. Лукашенко развивает достигнутые успехи.

Лукашенко прекрасно осведомлен об опыте противоэпидемической борьбы других государств. Например, огромные очереди в московском метро не привели к тому, что столичные морги переполнились трупами. Парад в Минске также вряд ли обернется ростом смертности, заметным для обывателя как по масштабам, так и в силу временного лага.

Приглашение глав других государств на парад — этот шаг, вероятнее всего, сделан в расчете на почти гарантированный отказ приглашенных. В условиях, когда большая часть населения республики недооценивает либо отрицает угрозу коронавируса, это позволит позиционировать Лукашенко как «смелого лидера, не желающего прислушиваться к губительным для страны советам».

Лидеры государств, прибегнувших к жесткой политике самоизоляции, не могут себе позволить участие в минском параде хотя бы по имиджевым соображениям. Кроме того, многие из них могут реально опасаться возможного заражения.

Вероятность того, что Владимир Путин все-таки будет в Минске на параде равна нулю. Появление российского президента на параде в Минске автоматически поставит под вопрос его же решение об отмене аналогичного мероприятия в Москве, и более того, бросит тень на всю программу противоэпидемических мер, предпринятых Кремлем.

Материал полностью на: https://svpressa.ru/politic/article/264649/?rss=1

corona virus mir

 
Новое на Prisp.ru
 
Партнеры
politgen-min-6 Парад Победы Лукашенко: без страха и упрека
banner-cik-min Парад Победы Лукашенко: без страха и упрека
banner-rfsv-min Парад Победы Лукашенко: без страха и упрека
expert-min-2 Парад Победы Лукашенко: без страха и упрека
partners 6
inop-min Парад Победы Лукашенко: без страха и упрека
insomar-min-3 Парад Победы Лукашенко: без страха и упрека
indexlc-logo-min Парад Победы Лукашенко: без страха и упрека
rapc-banner Парад Победы Лукашенко: без страха и упрека