Политолог, эксперт Центра ПРИСП
15.05.2020

Адресная беспомощность государства

 

За бортом: адресная поддержка граждан и бизнеса – считает политолог, эксперт Центра ПРИСП Николай Пономарев.

Идет ли речь о поддержке пострадавшего от коронавируса бизнеса или об оказании материальной помощи пережившим «карантикулы» гражданам, российское государство последовательно придерживается адресного подхода. И он не работает.

Помощь бизнесу, или «коллективный Печкин»

Утвержденные властями программы помощи бизнесу предполагают предоставление помощи предпринимателям, работающих в особо пострадавших отраслях. Однако список последних сложно назвать исчерпывающим. В него входит около 30 кодов ОКВЭД (общероссийского классификатора видов экономической деятельности). Но число отраслей, потерявших в период самоизоляции более 30% доходов, достигает почти 100 (по данным бизнес-омбудсмена Бориса Титова).

Причем зачастую речь идет о контрагентах предприятий из пострадавших отраслей. Банкротство которых автоматически обрушит всю цепочку компаний-партнеров. Недавнее исследование Центра стратегических разработок показало, что о проблемах у контрагентов сообщают 94% предпринимателей, участвовавших в опросе.

Более того, даже предприятия, реально относящие к списку пострадавших отраслей, зачастую не могут получить господдержку. Причина этого заключается в том, что формально прописанный код ОКВЭД может не соответствовать фактическому виду деятельности компании. Как отметил губернатор Краснодарского края Вениамин Кондратьев, только в санаторно-курортной отрасли управляемого им региона у 10% компаний не совпадают виды основной и фактической деятельности, что закрывает для них доступ к программам помощи со стороны государства.

Критерии выдачи безвозмездных субсидий для предприятий малого и среднего бизнеса в размере одного МРОТ на сотрудника также сложно назвать мягкими. По оценке аппарата бизнес-омбудсмена, на их получение могут рассчитывать лишь 28,4% предприятий. В случае отдельных отраслей ситуация носит еще более плачевный характер. Например, критериям получения помощи от властей соответствуют лишь 5% салонов красоты (спрос на услуги которых в апреле упал на 86%).

Сама по себе идея предоставления льготных кредитов в обмен на сохранение занятости во многом была направлена «не по адресу». Отказываясь от увольнения персонала, бизнесмен должен не только выплатить полученный в рамках займа МРОТ сотруднику, но и внести платежи по страховым взносам и выплатить НДФЛ за счет собственных средств. В итоге сохранение штата лишается коммерческого смысла, причиняя предприятию лишь убытки на фоне падения спроса.

Фактически государство перелагает на бизнес часть своих социальных обязательств. Забывая, что ключевой задачей коммерческого предприятия является извлечение прибыли, в отсутствие которой дальнейшая работа компании лишается смысла для собственника.

Малым и средним предприятиям, работающим в пострадавших отраслях, было предложено «обнуление» налогов за второй квартал 2020 г. Этот шаг властей заслуживал бы лишь похвалы, если бы не одно исключение. Бизнесмены продолжат платить НДС, а этот налог, по мнению ряда экспертов, является основным для малого и среднего бизнеса.

Положение усугубляет то, что рассчитывать на господдержку могут лишь малые и средние предприятия, внесенные в соответствующий реестр. Отсутствие компании в соответствующем перечне автоматически блокирует для фирмы доступ к мерам поддержки.

На фоне этого не вызывают удивления результаты опроса, проведенного Торгово-промышленной палатой РФ. Более половины российских предпринимателей не могут претендовать на помощь со стороны государства. И около 50% не рассматривают предлагаемые властями меры как инструмент реальной помощи, рассматривая их скорее как дополнительную нагрузку в связи с отсутствием выручки и перспектив ее роста.

Согласно данным ЦСР, в ближайшей перспективе более трети российских компаний из всех отраслей экономики могут оказаться на грани банкротства. Основными причинами ожидаемого коллапса должны стать падение потребительского спроса, невозможность обслуживать кредиты и вынужденная приостановка работы. Это четко указывает на то, в каких именно мерах помощи нуждается бизнес. Предпринимателям необходимо, чтобы государство приняло меры, способствующие росту их доходов, генерации новых источников прибыли.

Что в обязательном порядке подразумевает рост потребительского спроса в пределах, превышающих докризисные показатели. И это закономерно подводит нас к вопросу о помощи гражданам со стороны властей.

«В дороге кормить никто не обещал»

Согласно данным «Ромир», россияне сократили потребление 90% товаров и услуг и твердо намерены ограничивать свои расходы в течение минимум полугода. По оценке Центра развития НИУ ВШЭ, во втором квартале 2020 г. объем реальных доходов граждан может упасть на 20% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Естественным следствием этого станет сокращение потребительских расходов. Восстановление доходов ныне закрытых торговых точек будет препятствовать и бурная экспансия Интернет-ритейлеров. В условиях «карантикул» последние сумели «перекроить» в свою пользу сегменты рынка, связанные с торговлей одеждой, обувью, парфюмерией и рядом иных товаров. Естественным следствием этого стало сокращение отложенного спроса в оффлайн-магазинах.

Государство намерено помочь гражданам и, косвенно, простимулировать потребительский спрос при помощи адресных мер помощи. Сам по себе этот подход нельзя назвать априори неэффективным. Однако для получения соответствующей «отдачи» власти должны были добиться выполнения двух условий.

Во-первых, для полноценного запуска адресных программ помощи необходимо, чтобы абсолютное большинство трудоспособного населения было занято в «белом сегменте» экономики. В этом случае в распоряжении государства будет полная информация о благосостоянии населения, а сами граждане смогут подтвердить падение своих доходов, факт увольнения и т.д. В России, по разным оценкам, от 19% до 30% всех занятых вынуждены работать «в тени».

Во-вторых, критерии оценки бедности должны носить объективный характер, позволяя охватывать подавляющее большинство реально нуждающихся граждан программами поддержки. Порог бедности в РФ объективно занижен. Прожиточный минимум для трудоспособных граждан составляет около 12 тыс. рублей, для пенсионеров – 9 тыс. С учетом одних лишь коммунальных расходов, этих средств человеку не хватит даже для того, чтобы полноценно питаться. Люди, чьи доходы на несколько сотен рублей превышают прожиточный минимум, с точки зрения закона не являются бедными. В результате адресная помощь оказывается далеко не всем нуждающимся в поддержке государства.

В предшествующий период многие россияне закрывали на это глаза: экономический рост и широкие масштабы неформальной занятости позволяли людям найти для себя дополнительные источники дохода. Однако теперь их использование сделали невозможным коронавирус и меры борьбы с ним.

В новых условиях механизм адресной помощи начал работать уже против государства: каждая новость об очередной льготе, недоступной основной массе нуждающихся, служит источником роста социального недовольства.

 bizness reiting

 
Новое на Prisp.ru
 
Партнеры
politgen-min-6 Адресная беспомощность государства
banner-cik-min Адресная беспомощность государства
banner-rfsv-min Адресная беспомощность государства
expert-min-2 Адресная беспомощность государства
partners 6
inop-min Адресная беспомощность государства
insomar-min-3 Адресная беспомощность государства
indexlc-logo-min Адресная беспомощность государства
rapc-banner Адресная беспомощность государства