Политолог, директор Института современного государственного развития, эксперт Центра ПРИСП
29.03.2021

Эффективность госрасходов зависит от монетарной политики

 

Расходы консолидированного бюджета России, включая внебюджетные социальные фонды, в 2020 году оказались рекордными (в постоянных ценах) за всю историю Российской Федерации, следует из оценки ведущего научного сотрудника Центра развития НИУ ВШЭ Андрея Чернявского. Речь идет о расширенном понимании госрасходов: федеральный бюджет, регионы с муниципалитетами плюс три внебюджетных фонда. Предполагается, что уже с 2021 года госрасходы должны постепенно нормализоваться на фоне ожидаемого восстановления экономической активности: хотя Минфин все еще потратит больше, чем в нормальные времена предусматривало бы бюджетное правило, расходы бюджетной системы в 2021 году должны сократиться примерно до 37% ВВП и до 35% — в 2022–2023 годах, следовало из Основных направлений бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина.

Любые госрасходы становятся эффективными только при грамотной монетарной политике, отмечает политолог, директор Института современного государственного развития, эксперт Центра ПРИСП Дмитрий Солонников.

Рекордные расходы бюджета просто еще раз подтверждают, что 2020 год стал годом серьезнейшего экономического кризиса для нашей страны. Сейчас и федеральный бюджет, и региональные бюджеты – я знаю формирование бюджета Санкт-Петербурга, думаю, тоже самое по всей стране – построены из ожидания восстановления экономики, и достаточно большого экономического роста в этом году по отношению к предыдущему.

Такой прогноз заложен, и все пока надеются, что это будет так, даже агентство Fitch повысило свой прогноз по экономическому росту России до 3,5 % при условии, что Россия упала в прошлом году официально на 3,1%. То есть, если сравнивать эти данные, то мы должны выйти на уровень начала 2020 года. Ряд регионов прогнозируют еще больше, не 3,5%, а 5% и даже 9%.

Но эти прогнозы исходят из текущей ситуации. А ситуация неделю назад была принципиально иной относительно этой недели. Если на прошлой неделе цены на нефть активно росли – на нескольких торгах котировки поднимались до 70 долларов за баррель, то на этой неделе мы видим быстрое обрушение. Вызвано оно введением санкций Евросоюза против Китая, ожиданием ухудшения конъюнктуры и, соответственно, снижения спроса внутри Китая, который был драйвером в 2020 году и источником позитивных ожиданий в 2021г.

Если санкционная война будет продолжаться, и если будут включены вот эти рукотворные механизмы обрушения глобальной экономики, то цены на нефть заметно упадут. Биржи на такие сигналы реагируют моментально. Современное формирование нефтяных котировок чисто спекулятивное, не связанное с балансом спроса и предложений. Надо понимать, что это не та реальная цена, которую поставщики могут предложить на рынок, даже конкурируя друг с другом.

Если вернуться к госрасходам, точнее к их эффективности при вложении в инфраструктурные проекты, то надо признать, что они в России не очень действенны. В реальное производство, создавая мультипликативный эффект, доходит не всё. Большая часть идет на покупку валюты и вывоз за рубеж, то есть разворовывается. Где-то можно запланировать и вложить деньги, предположим, в строительство дорог, и эти деньги действительно пойдут на развитие дорожной системы. В России, если деньги в бюджете будут заложены на строительство дорог, то до строителей может дойти, скажем, около половины (где-то больше, где-то меньше) остальное растворится по дороге. И здесь не только вопрос к силовым структурам, ловящим миллионные воровские схемы, вопрос ещё к монетарным властям: почему в России так легко вывозить капиталы, почему так свободно можно взять и перевести доллары за рубеж, никак не обосновывая назначение платежа и происхождение средств?

Неконтролируемое хождение денег через границу, что является «святой коровой» наших финансовых властей, во-первых, порождает зависимость России от внешних факторов, во-вторых, реально останавливает инвестиции внутри страны. Отсюда и опасность чрезмерного рспечатывания Фонда национального благосостояния. Его распечатали, и эти деньги начали превращаться в доллары и выезжать из страны. Вспомним ситуации, когда Минфин и ЦБ пытались бороться с экономическими кризисами и как бы поддерживали рубль, выдавая стабилизационные средства банкам. Что делали банки, вкладывали деньги в экономику страны? Ничего подобного, бежали на рынок и покупали валюты, еще больше обрушая экономику.

Вот как только подобные операции будут запрещены, можно будет говорить о том, что бюджетные расходы могут стать системным эффективным инструментом развития экономики. Это как раз за границами ситуаций, когда нужно быстро именно сейчас поддержать население, или, когда госрасходы растут в процентном отношении к ВВП страны в момент обрушения экономики, когда кроме госрасходов больше вообще ничего не остается.

Собственно, все экономисты, которые говорят о том, что нужно развивать промышленность и экономику страны за счет внутренних инвестиций, а не ходить по миру с шапкой, рассказывая байки про создание благоприятного инвестиционного климата, что на фоне вводимых и еще будущих санкций в корне неверно. Сначала должна измениться монетарная политика.

 

dengi metal

 
Новое на Prisp.ru
 
Партнеры
politgen-min-6 Эффективность госрасходов зависит от монетарной политики
banner-cik-min Эффективность госрасходов зависит от монетарной политики
banner-rfsv-min Эффективность госрасходов зависит от монетарной политики
expert-min-2 Эффективность госрасходов зависит от монетарной политики
partners 6
inop-min Эффективность госрасходов зависит от монетарной политики
insomar-min-3 Эффективность госрасходов зависит от монетарной политики
indexlc-logo-min Эффективность госрасходов зависит от монетарной политики
rapc-banner Эффективность госрасходов зависит от монетарной политики