Директор по спецпроектам Центра ПРИСП
17.12.2018

Социология современности - полезная прелесть или "хромая утка"?

 

Директор по спецпроектам Центра ПРИСП Владимир Червоненко – о формировании и последующей трансформации российского рынка политической социологии.

Социология как область знаний об обществе, получила старт своего развития вместе с развитием собственно общества. Элементы социологии, естественно, не оформленные в качестве науки, а в качестве отдельных инструментов управления на основе имеющихся знаний, применялись ещё первобытными вождями и шаманами; кстати, возможно именно из этих глубин и начала выкристаллизовываться её полезная прелесть.

Как наука социология оформилась во времена Просвещения, когда, собственно, и были сформированы основные научные отрасли современного мира, однако официально оформилась только в середине 19-го века с формированием капитализма и гражданского общества. Недаром в СССР её считали буржуазной лженаукой (публично) и активно пользовались её достижениями (тайно). Не удивительно, что основной источник информации о советском обществе - Госкомстат курировался КГБ и большинство данных его исследований проходили под грифом "Для служебного пользования". И хотя статистику можно считать социологией очень условно, тем не менее она остается до сих пор одним из основных методов социологических исследований. Социология как таковая в СССР служила неким довеском к "политически верным решениям" партии и Правительства, оставаясь все-таки идеологически чуждой наукой.

В современной России начиная с конца 80-ых годов прошлого века с созданием ВЦИОМа - отношение к социологам стало меняться. С появлением конкурентных выборов (это когда можно выбирать из списка БОЛЬШЕ, ЧЕМ ИЗ ОДНОГО КАНДИДАТА, если кто не знает), на действия и данные исследований социологов многие смотрели, как на магию шаманов или волшебников. Было странно и непонятно - каким образом с помощью каких-то бумажек и табличек можно угадать, кто победит на выборах, или ещё больше, чем конкретно (в смысле каких предвыборных обещаний) накормить "доверчивый и постоянно голодный плебс".

Поскольку практические знания в этой сфере у имеющихся специалистов были во многом уникальны, а самих спецов было не очень много, то и вознаграждения социологи того времени, впрочем как и успешные политтехнологи, получали поистине царское. Наиболее популярны в то время были статистические методы количественных исследований, на которые в первую очередь и обращали внимание чиновники и организаторы выборов. Хотя таких было меньшинство, гораздо больше доверялись пиарщикам, которые считали, что удачно выбранный слоган кампании или личный образ кандидата, а лучше тотальный оголтелый подкуп при рекламном подходе принесут гораздо больший эффект, чем "социологические яйцеголовые умники" с их вечными табличками. Тем не менее, количество практикующих социологов росло, что не всегда сопровождалось и их качественным ростом. Многие "новички" в погоне за длинным рублем, использовали простые шаблонные методы исследований, что приводило к искаженным выводам и зачастую по сути дискредитировало профессию.

Но все учились, в том числе и на собственных ошибках, которые в условиях конкурентных выборов обходились ответственным лицам порой очень дорого. Большая часть дилетантов и шарлатанов отсеялась путем естественного отбора (я имею в виду не физической уничтожение, а уход с рынка), хотя отдельные казусы порой проявляются. Однако при современном развитии информационной и коммуникативной технологии обмануть потенциального заказчика жуликам от социологии становится очень непросто, хотя лазейки все-таки остались! В первом десятилетии 21-го века, по сути, сформировался общероссийский рынок исполнителей социологических заказов, состоящий не только из мастодонтов формата ФОМа и ВЦИОМа, но и многих авторитетных операторов как федерального, так и регионального уровня.

Многим государственным руководителям, пришедшим в орган власти как из специальных силовых структур, так и из коммерческих, использование данных социометрии стало не просто дань моде, а необходимым инструментом для принятия политических или кадровых решений. И этот подход актуален не только для России. В качестве примера можно привести создание информационно-аналитического центра при Администрации Президента Республики Беларусь в 2006 году, представляющий собой государственную структуру в которой трудится в настоящее время около 200 специалистов и после создания которой действующий руководитель Беларуси не совершил, по сути, ни одной ошибки не во внутренней, не во внешней политике.

В России такого центра пока нет, но его функции во многом выполняют иные социологические институции со 100% государственным учредительным капиталом и государственным заказом. Действующий с 2005 года Аналитический центр при Правительстве РФ представляет собой НКО и имеет в основном сконцентрированное на экономическом, а не социальном направлении характер деятельности, что не всегда соответствующий актуальным оперативным задачам, особенно в сфере электоральных процессов; рекомендации данной "фабрики мыслей", к сожалению, носят не всегда обязательный к принятию к сведению должностных лиц характер.

В последние годы в область отечественной социологии все чаще звучат обвинения, что используемые ими методы изжили себя, а сама социология потеряла свою объективность и превратилась в инструмент государственной пропаганды. Неудивительно, что по данным результаты исследования ВЦИОМ. В 2018 г. индекс интереса россиян к социологическим опросам достиг исторического максимума в 66 пункта. И в то же время индекс доверия к опросам упал до 12 пунктов. Для сравнения, в 2005 – 2017 гг. он колебался в пределах от 22 до 43 пунктов. 37% респондентов заявили о том, что, по их мнению, опросы не отражают реальное мнение граждан. 53% опрошенных согласились с утверждением, что результаты опросов часто фабрикуются с целью повлиять на настроения граждан.

В этих данных находятся ответы: если имеется интерес к данным социологии, то возникает большой соблазн заполнить информационную нишу: а так как объективные данные стоят недешево, да и не всегда носят лицеприятный характер - то почему бы не заняться "формируйкой" и не выдать в паблик слегка (или далеко не слегка) отредактированную информацию? Тут уже все зависит не от мастерства социолога, а от таланта "художника" способного нарисовать ту или иную не всегда гениальную социологическую картину, которая дает довольно ощутимые практические дивиденды в виде роста положительной оценки действия властей или отдельных кандидатов. И тот факт, что хороших художников мало, а работы много и вызвал снижение доверия со стороны общества к публикуемым результатам социологических исследований.

Хотя к социологам тоже иногда возникают справедливые вопросы, в том числе связанные с исполнением пресловутого ФЗ № № 44 «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд». С уменьшением политической конкуренции основным источником доходов для многих социологических организаций становятся государственные и муниципальные учреждения, а также коммерческие структуры (которые зачастую имеют долгоиграющие контракты с немногими "везунчиками" и не желают рисковать с неофитами). Особенности участия в тендерах предполагают минимальную стоимость проведения исследований, зачастую с минимизацией технологических методов их проведения и экономии на исполнителях, что очевидно не может не сказаться на результатах этих исследований.

Более того, из-за того, что заказов не очень много, социологические организации бьются между предлагаемой стоимостью исследования и заложенной рентабельностью - и качеством его, то есть внутренними операционными затратами. Зачастую этот выбор - своего рода цугцванг, наносящий потенциальный удар или по репутации, или по доходам.

Конечно, встречаются и понимающие заказчики, в основном представители бизнеса, понимающие что дешево и качественно - это зачастую несовместимые понятия. В таком случае и результаты имеют совершенно другую и точность, и кучность. Действительно, если имеются и временные, и финансовые возможности, "правильный" социолог возьмет именно ту выборку по социально-демографическому и географическому критерию, какую требуют статистические правила. Для повышения качества количественного исследования он будет использовать современные инструментарии и технологии, например не бумажные носители, а планшетные компьютеры или смартфоны и наличием настоящего полноценного контроля.

Недаром несколько лет назад в журнале "Эксперт" вышла статья, доказывающая, что зачастую многие политические решения в России принимаются на основании данных федеральных исследований, насчитывающих всего 1500 респондентов. Нетрудно представить, что "эксцесс всего нескольких исполнителей" может серьёзно сказаться на общем результате; поэтому неудивительно, что солидные конторы используют достаточные инструменты для контроля даже своих мега-доверенных сотрудников.

Кроме количественного исследования, хорошим социологом обязательно будет проведено и качественное, как минимум с отработкой фокус-групп для понимания социального поведения той или иной социальной или демографической группы, а также особенности территориальной специфики. На основании анализа этих данных будут выведены специальные формулы или корреляционные коэффициенты, позволяющие преобразовать количественные данные из теоретических в объективные, соответствующие реальному положению дел. Если цель исследования - изучение электоральных предпочтений, то для каждой группы будут установлены соответствующих коэффициенты, соответствующие их настроениям, а также электоральной мобильности.

Особенно продвинутые исследователи дополнят полевое количественное исследование онлайн-опросом с объективной выборкой и проведут корреляции с face-to-face опросами и также выведут какую-то закономерность в полученных данных. А сочетание с экспертными интервью и контент-анализом информационного поля вместе с включенными наблюдениями или экспериментами на малых группах поставят проведенную аналитику на недосягаемую для конкурентов величину.

Другие исследователи, в дополнение к перечисленным методам, проанализируют статистику запросов в поисковых системах, например, или профилях пользователей социальных сетей, и выйдут на новые уровни оценки электоральных предпочтений потребителей (или избирателей). А если сравнить эти результаты с результатами предыдущих выборов или иных исследований и вывести формулы? Можно вообще достигнуть невиданных высот в социологической прекогнистике! Примером такого подхода может служить методология, предложенная Арсением Беленьким, позволившая ему с высокой точностью "предсказать" результаты вторых туров голосования осенью 2018 года не только в Хакасии, Хабаровском и Приморском краях и Владимирской области, но и на повторных выборах в Приморье 16 декабря 2018 года. Отдельным направлением является изучение Big Date в интернете, что также нельзя считать не социологическим методом, который по сути представляет собой создание и анализ статистических данных, полученных из интернета, а не при личном общении.

Естественно, что такой комплексный подход стоит недешево и занимает некоторое время, я уже не говорю о социологическом мониторинге территорий, требующих не однократной, а системной работы? Однако в конкурентной борьбе за качественность и своевременность данных, необходимых для правильных решений, грамотные, и даже интуитивные управленцы не пожалеют никаких денег. Ключевое слово - конкурентной. При отсутствии политической конкуренции оправдать высокие расходы на проведение полномасштабных социологических исследований не сможет никто. Поэтому и приходится лицам, принимающим решения в высоких кабинетах, оперировать старыми добрыми табличками, в лучшем случае подкрепленными данными фокус-групп. Долгое время такой подход исправно работал - покажется ли он правильным с учетом последнего выборного цикла? Время покажет...

Понятно, что в силу различных причин, политическая социология в России отстает от отечественной коммерческой, или тем более от западной социологии. Однако хоронить отечественную социологию не просто рано, а просто преступно. Как показывает практика, российские специалисты тоже кое на что способны, и не только в пресловутом "вмешательстве в американские выборы", а в качестве спецов, работающих часто инкогнито на постсоветском пространстве или в отдельных странах Запада, не говоря уже об отработке отдельных территорий внутри страны. Как известно, "русские долго запрягают, но быстро скачут"... Возможно, это утверждение актуально для отечественно социологии, которой нужен просто "волшебный пендель", желательно финансово мотивированный, чтобы осуществить прорыв не только в отечественной, но в мировой социологии? Лица принимающие решения в высоких кабинетах, ау! Российские социологи готовы!

socio

 
Новое на Prisp.ru
 
Партнеры