Политолог, эксперт Центра ПРИСП
11.02.2019

Внешняя политика: Взгляд с либерального фланга

 

Политолог, эксперт Центра ПРИСП Николай Пономарев провел исследование, которое выявило общие и специфические элементы в оценках внешней политики России за последние годы лидерами несистемной оппозиции. 

Длительное время взгляды представителей несистемной оппозиции на внешнюю политику закономерно находились на периферии внимания экспертного сообщества. Однако после воссоединения Крыма с Россией ситуация коренным образом изменилась: внимание общества к внешнеполитической повестке резко возросло, и в то же время в массовом сознании произошло размывание границ между ситуацией на международной арене и внутриполитическими сюжетами.

Восприятие внешнеполитического курса превратилось в маркер, служащий для идентификации принадлежности к политическим группам (не случайно создатели проекта «Объединенные демократы» включили в число вопросов, призванных отфильтровывать нежелательных кандидатов, фразу «Чей Крым?») Расхождения в оценках российской внешней политики стало одной из причин глубокого раскола внутри движения русских националистов. Фраза А.А. Навального о том, что Крым «не бутерброд, чтобы его отдавать», обернулась для оппозиционера потерей поддержки многих его сторонников из числа «идейных либералов». За счет этого оценка действий Кремля на международной арене превратилась в фактор, определяющий возможность заключения альянсов между оппозиционными структурами (а также прочность такого рода союзов). В равной степени позиционирование российской внешней политики стало играть роль детерминанты, определяющей как перспективы расширения сторонников того или иного оппозиционного лидера, так и степень лояльности его ядерного электората и ближайших соратников.

Представленное исследование преследует цель выявить общие и специфические элементы в оценках внешней политики России за период 2014 – 2017 гг. лидерами несистемной оппозиции. Оценка объективности и достоверности их точек зрения не входит в круг задач данной работы. Восприятие внешнеполитического курса официальной Москвы оценивается с точки зрения позиционирования ситуации на трех ключевых направлениях: борьба вокруг статуса Крыма, конфликт на Донбассе и участие России в гражданской войне в Сирии.

В первую очередь хотелось бы обратиться к восприятию внешней политики России среди представителей либерального фланга оппозиции. Приоритет в освещении их позиции обуславливается ключевой ролью лидеров либералов в организации и проведении массовых несанкционированных акций протеста в 2017 г. Митинги 26 марта, 12 июня и 7 октября продемонстрировали, что среди сил несистемной оппозиции именно этот ее сегмент представляет собой наибольшую угрозу для стабильности сложившейся политической системы. Соответственно, позиция либералов представляет наибольший интерес с точки зрения перспектив развития политического протеста.

Алексей Навальный

В своих оценках внешней политики России учредитель «Фонда борьбы с коррупцией» (далее – ФБК) А.А. Навальный акцентирует внимание на том, что она не является прагматичной, т.е. не приносит экономических выгод стране, не ведет к росту благосостояния ее граждан. Жесткой критике со стороны основателя ФБК подвергается практика списания долгов другим странам. Осуждается практика предоставления странам ближнего зарубежья льготных займов и иных преференций. В частности, была отрицательно оценена идея предоставления Кыргызстану 40 млрд. рубле на газификацию республики. Комментируя это решение, политик обратил внимание на то, что 40% населенных пунктов РФ не газифицированы, напомнив целевой аудитории, сколько стоит проведение «голубого топлива» на дачу для рядового россиянина. Также отрицательно оценивается практика применения за рубежом Вооруженных Сил, опять же по экономическим соображениям («мы прекратим войны, они дороги, они делают нас бедными»). В то же время политик утверждает, что после прихода к власти в России он наладит взаимовыгодные отношения со всеми странами мира, в основу которых будет положено экономическое сотрудничество. В частности, оппозиционер заявил о намерениях нормализовать отношения с США и выстроить диалог с Вашингтоном относительно кооперации в освоении космоса и нефтегазовой сфере. Очевидно, что в данном случае критика вмешательства в локальные конфликты, конфронтации с прочими ведущими державами мира и низкой прагматичности внешней политики призвана расширить число сторонников А.А. Навального за счет наметившегося за последнее время тренда в настроениях россиян. В связи с продолжающимся с осени 2014 г. падением качества жизни и усталость от чрезмерной эксплуатации в СМИ сюжетов, связанных с Украиной и Сирией, у значительной части граждан России сформировался запрос на переориентацию политического руководства с внешних целей на внутренние. Вероятно, за счет критики соответствующих аспектов внешнеполитического курса Кремля оппозиционер рассчитывает увеличить свою популярность в широких массах.

Позиция учредителя ФБК относительно украинского кризиса дифференцирована, что, очевидно, связано с нежеланием ограничивать число имеющихся и потенциальных сторонников. С одной стороны, А.А. Навальный настаивает на необходимости выполнения Минских соглашений (по его утверждению, Кремль саботирует этот процесс). С другой стороны, политик не настаивает на необходимости передачи Крыма Украине. Суть «крымского вопроса» оппозиционер видит лишь в том, что референдум марта 2014 г. прошел с нарушениями. Для того, чтобы снять вопрос о статусе Крыма на международной арене, необходимо лишь провести второй референдум, соответствующий нормам международного права.

Владимир Милов

Член федерального политсовета партии «Демократический выбор» В.С. Милов выразил еще более однозначное мнение относительно перспектив возвращения Крыма Украине. Как заявляет оппозиционер, этот вопрос является конституционным, а даже в «демократическом» парламенте большинство депутатов и сенаторов не проголосуют за такое предложение. Как считает политик, сохранение Крыма в составе РФ вовсе не повлечет за собой ее международной изоляции: прецеденты, связанные с прочими спорными территориями (Курилами, Кипром и т.д.), однозначно на это указывают. Кроме того, В. Милов считает, что в будущем «демократическое» правительство России пойдет на демилитаризацию полуострова, что вместе с развитием диалога с Киевом и международным сообществом будет способствовать снижению остроты вопроса о статусе Крыма.

По мнению В.С. Милова Россия должна пойти на полное выполнение Минских соглашений и отказаться от влияния на ситуацию в Донбассе (регионе, жители которого, как считает оппозиционер, традиционно настроены антироссийски).

Согласно оценке политика, вмешательство России в сирийский конфликт обусловлено в первую очередь стремлением Москвы возобновить диалог с Западом и нормализовать отношения с Европой и США. Кроме того, Москва, как и Тегеран, заинтересованы в сохранении у власти в Сирии режима Б. Асада. Борьба с международным терроризмом в данном случае служит лишь ширмой для истинных намерений Кремля. Ситуация, по мнению политика, напоминает конфигурацию, сложившуюся после ввода советских войск в Афганистан. Положение России даже более рисковано: в качестве дополнительных источников угрозы выступают превращение гражданской войны в Сирии в межконфессиональный конфликт и соперничество Ирана и Саудовской Аравии за доминирование на Ближнем Востоке. В силу данных обстоятельств Россия, по мнению политика, совершенно не заинтересована в участии в этом конфликте.

Леонид Волков

Член Центрального совета незарегистрированной «Партии прогресса» (и по совместительству главы избирательного штаба А.А. Навального) Л.М. Волков занимает сходную позицию. По его мнению, «проблема Крыма останется с нами на долгие годы», но это не приведет к ощутимым последствиям, т.к. основные, наиболее ощутимые санкции связаны с ситуацией на Донбассе и катастрофой малазийского «Боинга». Как утверждает оппозиционер, «прекрасная Россия будущего» полностью выполнит Минские соглашения, что должно привести к отмене секторальных санкций. Примечательно, что политик одновременно заявляет о том, что российские граждане, в качестве добровольцев воевавшие на Донбассе, будут осуждены за наемничество. В то же время не было дано пояснений, ожидают ли подобные санкции россиян, воюющих в составе подразделений Вооруженных Сил Украины и добровольческих батальонов.

Конфликт в Сирии, по мнению Л.М. Волкова, используется Кремлем в качестве, с одной стороны, главного ресурса, позволяющего удерживать рейтинг действующей власти на высоком уровне, а с другой – в виде потенциального предмета сделки с США по вопросу отмены санкций. В то же время политик заявляет, что непосредственно с национальными интересами России конфликт никак не связан.

Евгений Чичваркин

Согласно мнению Е.А. Чичваркина, присоединение Крыма заметно укрепило позиции В.В. Путина, но в то же время негативно отразилось на жизни самих крымчан. Оценивая перспективы развития ситуации на Украине, оппозиционер утверждает, что Крым Россия не отдаст ни при каких обстоятельствах, а Донбасс будет использовать в качестве разменной монеты.

Как считает Е.А. Чичваркин, российские войска в Сирии длительное время боролись не с «Исламским государством», а с различными оппозиционными группировками, обеспечивая стабильность режима Б. Асада. Сам конфликт в Сирии позиционируется как «не наше дело». Присутствие в Сирии чревато прямым боестолкновением с армией США и, как следствие, ликвидацией российской группировки. Затраты на ведение боевых действий оцениваются оппозиционером как чрезмерные и необоснованные, в особенности – на фоне ухудшения экономической ситуации внутри РФ («… 20 миллионов не могут оплатить коммунальные платежи… Если между Якутском и Магаданом нет дороги, а мы бомбим Сирию, помогая Асаду, то это п.здец»). Кроме того, прямое вмешательство в конфликт, по словам оппозиционера, повысило риск проведения терактов на территории России. В целом, по мнению Е.А. Чичваркина, внешняя политика России непременно приведет страну к 2018 – 2019 гг. к экономическому коллапсу.

Илья Яшин

Председатель совета депутатов Красносельского района города Москвы И.В. Яшин также настроен весьма критично по отношению к внешней политике Кремля. Стиль управления внешней политикой, присущий российскому руководству, политик характеризует как авантюристский и «ковбойский». По его оценке, трагические события на Украине являются, с одной стороны, результатом стремления В.В. Путина «найти и укрепить свое место в мире, бросая вызов и конфликтуя с Соединенными Штатами», а с другой – следствием планов властей остановить рост внутреннего недовольства за счет «маленькой победоносной войны».

По мнению оппозиционера, «то, что сделал Путин с Украиной – преступление». И.В. Яшин, в частности, обвиняет российские власти в инициировании гражданской войны на Украине и использовании методов «гибридной агрессии» – пропаганды, провокаций и коррумпирования политиков. Политик настаивает на необходимости полного выполнения Минских соглашений, что в его понимании предполагает реализацию договоренностей в варианте их истолкования, выработанном украинской стороной. Крым был присоединен к России криминальным путем и фактически является оккупированной территорией. Однако в то же время политик признает, что значительная часть крымчан поддержала воссоединение полуострова с Россией, и игнорирование их мнения будет означать возникновение угрозы кровопролития при дальнейшем решении дальнейшей судьбы Тавриды. В силу этих обстоятельств И.В. Яшин предлагает решить проблему статуса Крыма путем компромисса, например, через создание территории под двойной юрисдикцией («российско-украинского Гонконга»), посредством выплаты Киеву денежной компенсации или передаче полуострова Украине при условии соблюдения особого правового режима для этнических русских.

Вмешательство России в войну в Сирии, по мнению оппозиционера, связано с планами В.В. Путина «продать» Вашингтону свою позицию в конфликте, получим взамен отмену санкций и признание Крыма российской территорией. Политик осуждает поддержку Кремлем Б. Асада, которого И. В. Яшин считает военным преступником.

Перспективы достижения компромисса со странами Запада по ситуации на Украине и в Сирии политик оценивает как весьма низкие. По его мнению, российское руководство расценивает все попытки лидеров США и ЕС наладить отношения как признак слабости, что подталкивает Кремль лишь к еще более агрессивным действиям. В результате у западных политиков формируется стойкое убеждение в недоговороспособности российских коллег. В тоже время после увольнения М. Флинна с поста советника президента США по национальной безопасности возможности для лоббирования российских интересов за рубежом (в особенности – в Соединенных Штатах) резко сузились.

Михаил Ходорковский

Основатель «Открытой России» М.Б. Ходорковский оценивает присоединение Крыма к России как аннексию, а мартовский референдум 2014 г. – «как неудачно проведенный опрос общественного мнения». При этом миллиардер не выдвигает каких-либо конкретных предложений относительно дальнейшей судьбы полуострова: озвучена только идея подписания специального договора между Москвой и Киевом (без уточнения его содержания), который был бы выстроен с учетом мнения местных жителей.

Как считает оппозиционер, Кремль ввел войска в Сирию не ради защиты национальных интересов России (по мнению политика, их в этом регионе у РФ попросту нет). Истинной целью Москвы, утверждает оппозиционер, является отвлечение внимания общественности от «бесславного выхода с Донбасса» и ухудшения социально-экономической обстановки. При этом политик доказывает, что в Сирии российские войска действуют преимущественно против группировок оппозиции, не имеющих отношения к «Исламским государством» и до этого не проявлявших враждебности по отношению к официальной Москве. Результаты участия России в конфликте политик оценивает негативно: были потрачены значительные денежные средства, погибли российские военнослужащие, испортились отношения с таким важным региональным игроком, как Турция.

Михаил Касьянов

Председатель «Партии народной свободы» М.М. Касьянов оценивает воссоединение Крыма с Россией как аннексию. По его мнению, законность в отношении статуса полуострова должна быть восстановлена посредством подписания договора между Россией и Украиной. Содержание указанного договора политик не уточняет, отмечая лишь, что он должен защищать зону интересов РФ на полуострове – Севастополь, который должен остаться базой российского Черноморского флота. При этом подчеркивается, что судьба полуострова должна определяться с учетом мнения его жителей. В целом вмешательство России в ситуацию в Крыму и на Донбассе оценивается оппозиционеров отрицательно, как противоречащее долгосрочным интересам России.

Данную позицию можно оценить как заведомо проигрышную с точки зрения расширения базы сторонников (ограничения зоны интересов России Севастополем явно противоречит настроениям, господствующим в широких массах). Однако данный подход может способствовать цементированию ядерного электората «Парнаса». Можно предположить, что М.М. Касьянов осознанно выстраивает внешнеполитическую риторику соответствующим образом: участие, а затем и победа на праймериз «Парнаса» националиста В.В. Мальцева спровоцировали раскол внутри партии и заметно ослабили авторитет бывшего премьер-министра среди ядра сторонников партии. В свете возникшего кризиса публичное отрицание идеи сохранения Крыма в составе России может рассматриваться как попытка реабилитироваться в глазах собственного электората.

Само по себе вмешательство России в сирийский конфликт не вызывает вопросов у оппозиционера: как считает М.М. Касьянов, Россия, являясь членом Совбеза ООН, несет ответственность за безопасность на всем земном шаре. Однако вместо того, чтобы бороться с международным терроризмом в составе широкой коалиции, В.В. Путин предпочел оказать поддержку «нелегитимному президенту Асаду». Таким образом, сам по себе факт вмешательства в сирийский конфликт не рассматривается политиком как повод для претензий: критика в адрес Кремля связана с тем, что Россия вступила в войну «не на той стороне».

Григорий Явлинский

Как заявляет глава «Яблока» Г.А. Явлинский, внешнеполитический курс России, начиная с 2011 г., способствует уничтожению ее экономического потенциала. Санкции, введенные против РФ после событий на Украине, рассматриваются исключительно как долгосрочные («еще наши дети будут добиваться их отмены»). Последнее подразумевает, помимо прочего, признание неэффективной стратегии нормализации отношений с Западом за счет вмешательства в Сирию.

В качестве главной причины возникновения украинского кризиса политик видит создание антиевропейского вектора в российской внешней политике. По мнению Г.А. Явлинского системообразующую роль в отношении данного вектора играет агрессивная политика России в отношении Украины, выстраиваемая на основе доктрины «ограниченного суверенитета».

Воссоединение Крыма с Россией оценивается как аннексия, а сопутствующие действия Кремля – как «разжигание войны». Как считает лидер «Яблока», на полуострове должен пройти легитимный референдум о будущем данной территории в качестве части Украины, России или независимого государства.

Выход из кризиса на Донбассе Г.А. Явлинский видит в выполнении Минских соглашений в соответствии с требованиями украинской стороны, сопровождаемом привлечением наблюдателей ОБСЕ и «нейтральных миротворческих сил».

Участие российских войск в сирийском конфликте позиционируется главой «Яблока» как грубая ошибка. У России, как считает политик, нет национальных интересов в Сирии. Гражданская война в этой республике носит межконфессиональный характер, в силу чего вмешательство в развернувшееся противостояние должно обернуться ростом негатива в отношении России со стороны суннитских общин по всему миру. Более того, этот шаг провоцирует российских мусульман на ответную агрессию по отношению к Кремлю, создавая благоприятную среду для распространения религиозного экстремизма.

По мнению Г.А. Явлинского, появление российских войск в Сирии связано исключительно с желанием В.В. Путина сохранить у власти режим Б. Асада. Оппозиционер утверждает, что российский лидер рассматривает сирийский режим как родственный и полагает, что его ликвидация может приблизить «конец российской авторитарной модели».

Интересно отметить, что в позиции главы «Яблока» имеется явное противоречие. С одной стороны, политик заявляет, что у России в Сирии нет национальных интересов. С другой стороны, он считает, Россия должна стать частью международной антитеррористической коалиции, действующей против «Исламского государства». Последнее, помимо прочего, подразумевает еще и игнорирование рисков, связанных с вмешательством в межконфессиональный конфликт (т.е. угрозы, на наличии которой настаивает сам Г.А. Явлинский). Таким образом, имеет место использование двойных стандартов в оценке внешней политики российских властей.

Лев Шлосберг

Член федерального Политического комитета партии «Яблоко» Л.М. Шлосберг называет присоединение Крыма «самой большой глупостью российской власти в XXI в.». Оппозиционер настаивает на том, что Россия нарушила при этом 2 международных договора, а также нарушила международные стандарты проведения референдумов (по мнению политика, их было необходимо организовать одновременно и в России, и на Украине). Оценивая последствия воссоединения полуострова с Россией, политик заявляет, что сопряженные с этим санкции бьют экономически по всему населению России. Оппозиционер также настаивает на том, что Россия, вопреки заверениям официальных лиц, является инициатором и активным участником вооруженного конфликта на Донбассе.

Равным образом Л.М. Шлосберг негативно оценивает участие России в гражданской войне в Сирии. По оценке политика, Россия вмешалась «в серьезнейший межэтнический и межрелигиозный конфликт исламского мира, в котором нет военного разрешения вообще».

Оппозиционер утверждает, что вмешательство Москвы в ситуацию на Украине и в Сирии является «абсолютным политическим преступлением» (по его оценке, затраты России на участие в двух конфликтах составляют 40% от объема федерального бюджета). Политик подчеркивает, что тем самым президент, по его мнению, нарушает взятые на себя обязательства перед народом: «Деньги вытаскиваются из местных бюджетов в том числе, отрываются от здравоохранения, от образования, от культуры, от жилищно-коммунального хозяйства, от дорожного строительства … Сегодня страна не развивается, страна сжирает сама себя с помощью двух войн».

В целом можно заключить, что как внутри несистемной оппозиции в целом, так и в рамках отдельных ее групп на сегодняшний день не выработано конвенциональной оценки внешней политики российских властей. Равным образом весьма отличаются альтернативные сценарии ведения внешней политики, предлагаемые оппозиционерами.

Имеются определенные консенсусные точки. Так, за редким исключением, оппозиционеры осуждают вмешательство России в сирийский конфликт в какой-либо форме, как и идею необходимости безусловного возвращения Крыма Украине. Присоединение полуострова к России большинство оппозиционеров оценивает критически с точки зрения корректности правовых процедур, но в то же время признает порожденные этим обязательства по отношению к жителям Крыма. Общим моментом в оценке внешнеполитического курса Кремля являются обвинения в игнорировании состояния российской экономики и стремлении использовать локальные конфликты как средство отвлечения внимания граждан от внутренних проблем.

Таким образом, существуют благоприятные условия для создания ситуативных альянсов между представителями разных групп внутри либерального лагеря. Наименьшую «политическую валентность» (способность создавать устойчивые связи с представителями прочих сегментов лагеря несистемной оппозиции, придерживающихся иной идеологической ориентации) проявляют представители «Яблока» и «Парнаса». Занимая достаточно жесткую позицию в отношении Крыма, они в то же время допускают возможность участия России в сирийском конфликте в новом формате.

Попытки ряда лидеров либералов обойти «острые углы» в отношении вопроса о статусе Крыма и будущем Донбасса в целом удачны с точки зрения позиционирования. Однако ряд моментов в их риторике создает угрозу для расширения круга сторонников. Во-первых, идея демилитаризации Крыма (т.е. вывода Черноморского флота РФ из Севастополя) наверняка натолкнется на неприятие со стороны широких масс. Во-вторых, анонсированные планы придания суду «за наемничество» добровольцев, воевавших на Донбассе на стороне самопровозглашенных республик, могут поставить под сомнение как перспективы наращивания массовой поддержки, так и шансы на создание широкой ситуативной коалиции с националистами и патриотически настроенными группами.

Материал полностью на https://www.comparativepolitics.org/jour/article/view/886

oppoziciya

 
Новое на Prisp.ru
 
Партнеры