Член высшего совета партии «Единая Россия», адвокат, эксперт Центра ПРИСП
18.04.2019

Плигин: Абстрактное государство ушло в прошлое

 

Какие вызовы стоят перед российским средним классом? Может ли Россия сохраниться в условиях парламентской республики или конституционной монархии? На эти и другие вопросы ответил член высшего совета партии «Единая Россия», адвокат, эксперт Центра ПРИСП Владимир Плигин.

— СМИ представляют Вас как лидера либеральной платформы «Единой России». Как Вы понимаете либерализм, и что из себя представляет либеральная платформа «Единой России»?

— В настоящее время те образования, которые назывались партийными платформами, остались в истории. Однако в «Единой России» существуют дискуссионные площадки по различным направлениям. Либеральная платформа действительно в течение многих лет, наряду с платформой патриотической, наряду с платформой, представляющей интересы бизнеса, социальной платформой, занимала достойное место в формировании идеологии партии. Что касается идеологии «Единой России», то она называлась либерально-консервативной.

Мне кажется, что именно сочетание такого рода либеральных, консервативных тенденций исключительно важно для формирования гражданского общества и представлений о том, чем мы можем быть. К сожалению, очень часто либерализм представляется как термин, формирующий условия, которые не принимаются обществом, как термин, формирующий условия произвольных решений, например, в области бизнеса или с точки зрения отношения к моральным свободам, моральным допускам, которые существуют в обществе.

На самом деле, либерализм на это не сориентирован. Либерализм сориентирован на важную категорию уважения к правам и свободам человека, которые являются органичными, совершенно необязательно выходящими за какие-то стандарты, которые общество обозначает для себя. Но человек ценен.

В российской истории, как и в мировой истории, подход к человеку как к ценности по-настоящему начал формироваться в XX веке. Если мы возьмем отношение к жизни и смерти, отношение к смертной казни, отсутствие или присутствие социального пакета, то до XX века, особенно до тех событий, которые последовали за Октябрьской революцией в России, когда в обществе начали склоняться в сторону обеспечения какого-то определенного социального уровня, до того периода времени ценность человека не особенно признавалась.

Например, в России 1905 года была выпущена книга, которая касалась проблем смертной казни. С 1826 года смертная казнь крайне мало применялась в Российской империи. Это были единичные случаи, реально 196 случаев чуть ли не за столетие.

Уважение личности, признание ее прав, значения личности, как аспект либеральной политики очень важен. Над этим думали многие философы, в частности, Николай Бердяев подчеркивал важность признания активной роли человека. Каждый раз, особенно в дискуссиях, это требует дополнительных пояснений. Вы противопоставляете личность обществу и говорите, что личность более ценна, чем общественные интересы. Но здесь нет противопоставления, здесь есть подчеркивание роли личности.

Большие пространства сегодня живут в условиях доминанты общественных ценностей. Как правило, так живут довольно большие общности. Поэтому аспект прав человека, признания роли личности, защиты человека с учетом эпизодов нашей истории в XX веке мне представляется очень важным.

Партийная платформа сама по себе ушла, это уже история, но сам дискурс сочетания различного рода политик будет продолжаться, он носит перманентный характер. Мы очень часто были сориентированы исключительно на интересы абстрактного государства, и поэтому не заботились о качестве жизни текущего поколения. Но если мы говорим о ценности человека, то его ценность важна в текущем моменте.

Это подчеркивается и президентом России Владимиром Путиным, и в партийных документах «Единой России», где говорится о том, что качество жизни в текущем моменте тоже очень важно с точки зрения обозначения роли личности, не противопоставляя одно другому.

Те люди, которые говорят об абстрактном общественном интересе, не обращая внимание на личность, часто исключают себя из возможного негативного процесса и думают о том, что какие-то негативные вещи их не коснутся, но это совершенно не так. Воспитание уважения к человеку исключительно важно, потому что из негативного процесса никто не исключен. Вступая в определенное взаимодействие, например, с правоохранительными органами, человек будет ожидать, что в отношении него будет соблюдаться закон, доказательства, полученные в соответствии с законом, и что собственностью, которую он создал, которую он поддерживает и собирается передать своим наследникам, он будет распоряжаться в соответствии с законом, не претерпевая излишнего воздействия. На это также обращал внимание премьер-министр РФ лидер партии «Единая Россия» Дмитрий Медведев, когда он говорил об административной гильотине.

Что является ценностным драйвером? Я не хочу, чтобы мои слова были сведены к меркантильности, но ценностным драйвером является тот продукт, который ты создаешь, твоя собственность, потому что в любой ситуации это основа и твоей жизни. В данной пирамиде ценностей естественные ценности имеют огромное значение, даже если это просто холодильник.

Собственность образует очень важную компоненту, на которой выстраивается общество. Большинство экономик развитых стран мира образуются на основе малого и среднего бизнеса — на 50−70%. А это возможно только в том случае, если собственность ценится как создавшими ее, так и окружающими и государством — каждым конкретным человеком в муниципалитете, конкретным представителем полиции.

Мы можем продолжать этот разговор и с точки зрения уважения к таким базовым вещам, как культурные ценности, с которыми человек атрибутирует сам себя, это и национальные, и религиозные ценности. Здесь есть большая плоскость для разговора, однако внутри этой плоскости очень важно, что это не абстрактно, очень важно, что все это базируется и на определенной идеологии. Эта идеология закреплена в Конституции РФ, где человек определен как высшая ценность.

— То есть, это и есть идеология?

— Это существенный элемент идеологии, это глава первая Конституции РФ, которая говорит об основах конституционного строя. Конституцией подчеркивается значение, место, роль человека. Человек определяется, как высшая ценность, что очень важно для нашей истории.

— Вместе с тем, в Конституции не закреплено, что недра, природные ресурсы принадлежат непосредственно человеку. Там написано довольно обтекаемо, что рента, которая может быть заработана, должна идти во благо народа. А почему нельзя было прямо прописать?

— Прежде всего, если мы говорим о недрах, то они являются собственностью Российского государства, которое реализует волю народа. Каждая из этих формул может быть повергнута критике как демагогическая формула. Если возвратиться ко внутреннему анализу этой формулы, то автоматически может возникнуть много возражений, начнут называть конкретные компании, говорить о том, что они являются частными, они являются фактическими владельцами недр, эксплуатирующими их в собственных целях, таким образом обозначая, что государственная собственность в этом случае — фикция, а не суть существующих правоотношений.

Здесь можно анализировать действительное состояние, каким оно является и говорить о том, что нужно делать для того, чтобы эта формула в большей степени обслуживала интересы всего общества. Общее утверждение о том, что всё сориентировано на абсолютно частные интересы является неправдой. Каждый раз, если мы говорим о двух компонентах, допустим, нефть и газ, нужно проводить системный анализ того, каким образом это трансформируется в общественный интерес.

Тогда вы легко обнаружите, что существенная часть накоплений бюджета образуется за счет этих компонентов. В данных отраслях занято большое количество людей, это является источником их жизни, получения заработной платы, социальных аспектов. Я точно знаю, что уровень распада управляемости в истории, когда действительно все растекалось на бесконечное количество неконтролируемых ручейков, преодолен, и компании работают в высокопрозрачном правовом поле, участвуют в наполнении федерального бюджета.

Если общество считает, что на эти компании может быть увеличена налоговая, фискальная или ещё какая-то нагрузка, то оно может это сделать через регулирование федерального законодательства, не меняя конституционные институты. Очень часто оспаривая эту тему, ссылаются на высокие заработные платы топ-менеджмента, членов совета директоров тех или иных компаний. Идет анализ не сущностной проблемы, то есть, каким образом за счет отрасли идет финансирование текущей жизни всех граждан России. Для поверхностного анализа этого достаточно, а вот для системного анализа важно понять системообразующую роль отраслей, которые работают с государственной собственностью.

— Как Вы считаете, страна созрела для того, чтобы перейти на прогрессивную шкалу налогообложения?

— Даст ли это какой-то результат? Поскольку мне приходилось участвовать в руководстве бизнес-структур, я точно знаю, что переход на плоскую шкалу налогообложения дал исключительно высокий результат. То есть уровень белой заработной платы, а это очень важно для каждого человека, существенно повысился.

Мы говорим о том, что наша система налогообложения является чуть ли не самой малой в мире, но это не так. Специалисты должны предметно оценить, не приведет ли переход от одной шкалы НДФЛ на другую шкалу НДФЛ в условиях возрастания кадастровой стоимости объекта, когда плавает шкала различного рода социальных платежей, к изменению подхода к формированию заработной платы, и не вернет ли это часть заработных плат вновь к конвертной схеме.

Второй момент, насколько тогда увеличится доход федерального бюджета? Это не слишком простой вопрос, он требует анализа. Конечно, оценка должна произойти и должен быть обозначен подход.

Красиво сказать «да, мы за», и получить большое количество дополнительных очков. В области общего политического рассуждения — это красиво, а в области реальной экономики и реальной жизни — требует предметного изучения. Если это объективное изучение будет сделано, вполне возможно, что оно покажет: шкалу стоит оставить в условиях комплексного взаимодействия с другими видам налогов. Хотя, это то же правда, ряд собственников бизнеса исключительно обеспеченны и наживаются на эксплуатации только чужого труда. Тем не менее, плоская шкала налогообложения упрощает понятие социальной справедливости, потому что большинство участников бизнеса — люди не безразличные к своему бизнесу.

И это само по себе очень высокая психологическая нагрузка. Она связана с тем, что нормальный создатель бизнеса всегда помнит о том, что его бизнес создается трудовым коллективом, и поэтому он, в том числе, несет и эту психологическую нагрузку обеспечения занятости, чтобы люди чувствовали себя комфортно. Потому что только люди, чувствующие себя комфортно, могут по-настоящему создавать бизнес. Я говорю о нормальном стандарте отношений.

Вы можете привести большое количество примеров, когда наоборот. Была, например, публикация в прессе о том, как в одном из сибирских поселков был убит владелец бизнеса, который эксплуатировал людей сверх меры, и никто даже приличного слова не хочет сказать о нем. Ведь обычно сочувствуют смерти человека. Так оценивалась его деятельность…

— Что такое справедливость?

— Так же как и по поводу демократии, написано огромное количество книг, даются разного рода определения.

— Сугубо в Вашем понимании…

— Закон должен равным образом применяться ко всем. Вот это важнейший показатель справедливости. Справедливый закон — это тот закон, который принят в соответствии с Конституцией того или иного общества, и если эта Конституция оценивается, как документ легитимный. То есть здесь одно понятие накладывается на другое. У каждого человека есть ощущение своей дополнительной ценности, и это нормально. Он дополнительно ценен для своей семьи, для себя. У каждого из нас есть желание, чтобы ко мне относились как к равному наряду с другими.

Очень важно понять, что это не лежит в области «отнять и разделить», и таким образом компенсировать справедливость, это лежит в формировании равных возможностей. Тоже категория очень сложная. На что будет сказано, что нет равных возможностей у человека, родившегося в одних условиях, и у человека, родившегося в другой семейной ситуации. Но закон должен предоставлять такого рода равность, государство и закон должны ориентировать, чтобы в отношении каждого человека были соблюдены определенные социальные стандарты.

В том случае, когда происходит слишком большой разрыв между различными слоями общества, я имею в виду финансовые и материальные, законодательство страны находит разного рода решения по уменьшению этого разрыва, чтобы компенсировать определенные социальные потребности. Наверное, это почти справедливо. Категория справедливости — это одна из самых опасных категорий, если она попадает в руки демагогов, а тем более авантюристов, потому что именно эта категория привела к огромному количеству трагедий в истории России.

Когда пишут о том, что революции XX века были сами по себе практически бескровными, можно открыть дневники или записки по первым дням Февральской революции, по первым дням Октябрьской революции, и вы увидите, что под видом справедливости совершались разного рода ужасы. К сожалению, история не приемлет сослагательного наклонения, но это должно было быть исключено.

Справедливо то, что общество через Конституцию влияет на формирование законодательного поля, чтобы оно менялось. Это дает нам возможность жить нормально. Как сказал один из американских юристов, Конституция Соединенных Штатов написана не для того, чтобы сделать нас счастливыми, а для того, чтобы мы не поубивали друг друга.

Все, что направлено на сохранение жизни человека, на продолжение его жизни, на создание возможности рожать детей, формировать семью, — это справедливо. Ощущение справедливости витает где-то в воздухе, оно очень часто закрепляется в законодательных актах, когда отмечается, что наказание должно быть справедливым, соотноситься со сделанным. И это проблема гуманитарного воспитания общества.

Я не хотел бы приводить этот пример, но в ряде обществ даже канибализм считался справедливым. Но это крайний пример, каждый раз это зависит от духовной наполненности общества. Эту категорию нельзя отдавать политическим авантюристам и провокаторам. Справедливость должна воспитываться в обществе. Справедливо то, что способствует поступательному, стабильному, спокойному, дающему возможность для жизни человека развитию общества.

— Предлагаю плавно перейти к теме гражданского общества. На Западе гражданское общество в основном представлено средним классом, то есть оно является двигателем, имеет свои классовые интересы. И примером власти среднего класса, например, является Трамп, который стал президентом.

— Однако не весь средний класс так считает…

— Да, не весь, но Трамп все же победил на выборах. А вот у нас в России я пока не заметил четко оформленного среднего класса, который имел бы возможности лоббировать свои интересы на государственном уровне. Зато есть крупные игроки, которые через властные институты продвигают свои интересы. Мне кажется, что экономическая модель России в принципе не предполагает развитие среднего класса. Как тогда развивать наше гражданское общество?

— Мы с Вами несколько выше говорили о существенном институте, который образует средний класс — это наличие малого и среднего бизнеса. В настоящее время он оценивается где-то в 20% экономики. В других обществах — от 50% до 70% экономики. Причем надо понимать, что в ряде случаев этот институт сохраняется искусственно, и могла бы произойти монополизация отдельных аспектов, допустим, японской экономики, отдельных аспектов шведской экономики. Тем не менее, этого не происходит, так как есть серьезные социальные задачи.

Тот, кто владеет малым и средним бизнесом, считается достойным членом общества, поскольку он поддерживает небольшое количество людей, которые работают на него. Большая часть людей работает именно в этом сегменте, образуя и налоговую составляющую, и человеческую составляющую. Государство не безразлично к малому и среднему бизнесу, есть программы, связанные с макрофинансированием, микрофинансированием. Существенная часть государственного заказа должна происходить через малый бизнес.

Но в области социальной психологии есть еще серьезные проблемы. Целый ряд чиновников не оценивает малый и средний бизнес, как значимое явление. Они должны научиться это ценить.

У разных обществ имеется собственная категория среднего класса. Это не только экономический показатель, но и показатель отнесения себя к среднему классу, например, чиновниками и преподавательской элитой. Во многом это оценочная категория.

Мы иногда пытались относить к среднему классу людей, в зависимости от объёма их доходов, заработных критериев. Этот аспект пересекается и с другим аспектом — формированием муниципального управления. «Я ответственен за себя» — пока еще сложно внедряемая категория, для осознания которой понадобится огромный период исторического времени.

Это не плюс и не минус, просто объективная вещь. Страта присутствует, страта пытается реализовать себя через разного рода объединения, например, через «Деловую Россию», страта небезразличных пытается реализовать себя через различного рода проекты, в том числе через проект «Лидеры России», который собирает сотни тысяч заявок на участие. Готовность бороться за свое влияние в обществе присутствует. Однако формирование собственности и отношения к собственности и, отсюда появление новой большой страты в лице среднего класса не может произойти за короткий исторический период.

Есть стратегическая задача — увеличение класса собственников, и через это увеличение среднего класса можно придать обществу стабильность. Правда, это тоже не всегда является основанием для устойчивости. Например, протесты во Франции, которые происходят при наличии крупного среднего класса: возникает какое-то давление, которое общество привело к данному состоянию.

— Они требуют прав, выступают зачастую против власти…

— Вот здесь возникает вопрос — прав в какой области, и существует ли у государства механизм осуществления этих прав? Насколько это возможно без разрушения строя целиком? К сожалению, в соседнем с нами государстве тоже были заявлены требования, что привело к дезорганизации и трагедии.

Кстати, я вижу, что в России растет волонтерское движение, в том числе и среди моих знакомых довольно большое количество людей, которые непублично, не выпячивая себя, а по воле души, что очень важно, участвуют в поддержке людей с меньшими физическими возможностями, в поддержке детских домов. Я бы здесь не описывал ситуацию, как драматично невозвратную. Общество действует.

Обратите внимание на заполняемость театров. Может вы сочтете это не совсем гражданским обществом, но тем не менее… В выходные она практически полная.

— По Москве и Санкт-Петербургу судите или в целом?

— Я меньше знаю про другие города. В Москве, Санкт-Петербурге, Ростове-на-дону, Красноярске, Нижнем Новгороде и во многих городах это присутствует, а значит, присутствует востребованность интеллектуального продукта. Это тоже один из признаков среднего класса в России.

Следующий момент — вновь возвращается уважение к большим текстам. В какой-то период времени большие тексты, большая литература не читались. А теперь в студенческой среде, а это большая очень среда, по крайней мере ведущих ВУЗов, вновь стало престижно рассуждать о больших текстах. Это довольно интересный показатель. Знаю это не понаслышке, имею возможность общаться с этой возрастной группой: 19−20 лет — это возрастная группа моего младшего сына.

Понятно, что формируются новые вызовы, и они могут быть достаточно драматичны, но сейчас эту тенденцию я отметил. Неудовлетворенность разных слоев людей, людей среднего класса, отсутствие дополнительных программ развития бизнеса, оправдана, но очень часто не используются существующие возможности. Надо бороться, конкурировать, выживать. Если ты не будешь этого делать, значит, тебе не повезет. Очень большая доля везения зависит от тебя.

— Государственная Дума приняла закон, который вводит ответственность за оскорбление чиновников в сети. Кроме того, принят скандальный закон, связанный с созданием «суверенного интернета». Не кажется ли Вам, что власть пытается таким образом отгородиться от народа и все больше становится у нас сословной?

— Вы задали сразу несколько вопросов. Что касается свободы интернета, нужно понимать, что законодательства практически всех стран мира давно уже регулируют целые аспекты сети, причем регулируют достаточно жестко. Одним из аспектов регулирования является страшная область — это преступность против детей, несовершеннолетних. Поэтому в ряде стран даже заход на запрещенные сайты служит основанием для привлечения к ответственности. Я считаю, что это абсолютно справедливо. Второй сложный аспект — регулирование сайтов, которые распространяют информацию по изготовлению взрывчатых средств. Это тоже очень большая проблема.

Третий аспект, который не так давно был решен российским законодательством, связан с использованием сети для того, чтобы склонять людей к суициду. Ведь действует отработанная технология, учитывающая поведение молодых людей в возрастной группе на стыке 12 — 16 лет, которая доводит человека до самоубийства. Надо понимать, что с другой стороны сети тот «деятель», который готовил самоубийцу, если это случалось, кричал «бинго». Поэтому государство несомненно должно было вмешаться.

Четвертый аспект касается фейковых новостей. С ними сталкиваются коллеги, которые работают в сложнейших условиях, например, во время трагедии в Кемерово. Нравственные уроды использовали гибель людей для накачивания социального противостояния через систему слухов. Даже люди с очень устойчивой психологией, когда читают ложные тексты, начинают воспринимать их как некую данность, что является колоссальной трагедией.

Есть также профессии, которые защищаются в странах мира. Например, судебная профессия, честь и достоинство судей. Есть проблемы, в том числе и внутри этого комьюнити: и у нас, и за рубежом есть люди, которые нарушают правила и устои. Но говорить о том, что судья является безнравственным или к нему должны быть применены методы физического насилия за то, что он продлил сроки содержания под стражей двум известным личностям, такого рода явления преследуются во многих странах мира. Мы тоже не должны допускать их.

Теперь по поводу оценки действий политиков. Вы прекрасно понимаете, что политикам будут даваться оценки в любой ситуации и всегда. Если занимаешься политикой, ты фактически подписываешься на то, что твоя жизнь будет прозрачнее, чем жизнь других. Ты понимаешь, чего от тебя ожидают, когда предлагаешь ту или иную меру. Вместе с тем даже в отношении политиков нельзя распространять вещи, которые не соответствуют действительности, а такого рода вещи распространяются.

Мне в качестве адвоката приходилось участвовать примерно в ста процессах по защите чести и достоинства разных людей, в том числе политиков, когда в отношении их специально осуществлялись априори ложные публикации. Они были рассчитаны на то, что по этим публикациям возбуждались уголовные дела — по сообщению ложной информации, после чего, так или иначе, наступали естественные для уголовного процесса ограничения, связанные со свободой распоряжения собственным временем, потому что надо, как минимум, ходить на допросы. Таким образом мы затрагиваем очень сложную тему критики.

Мне кажется, я привел достойные аргументы, которые подчеркивают в ряде случаев необходимость наличия какого-то законодательства. Правда, занимаясь политической деятельностью, ты естественно принимаешь на себя обязанность быть более открытым и нести все те проблемы, которые связаны с политической конкуренцией. Но все должно быть в рамках приличия.

— Как Вы считаете, при каких условиях Россия может отключиться от глобального интернета?

— Может быть, где-то и есть желание отключить Россию от глобального интернета, что маловероятно. Мне кажется, что это невозможно технически. Мне продемонстрировал один из специалистов неэффективность системы отключения его компьютеров от какого-то сайта. То есть сайт был заблокирован, но он через две-три минуты нашел выход, получил тот же объем информации через другую сеть. Поэтому, если не будет глобального катаклизма, то все страны продолжат оставаться участниками этого явления.

— Вы — известный адвокат, среди Ваших клиентов были, например, Владимир Крючков, который возглавлял КГБ СССР, и Борис Березовский. Скажите, по какому принципу Вы выбираете себе клиентов?

— Владимира Крючкова защищал мой коллега, не я. Это очень известная личность, он сейчас является президентом Федеральной палаты адвокатов — Юрий Пилипенко. Он вместе со своими коллегами участвовал в этом процессе, и об этом Крючков писал в своей книге. Мы никогда не рассказываем о своих клиентах, но в профессиональных кругах это было известно, нашими клиентами были многие российские политики, широко известные фигуры, их друзья. То, что я дальше скажу, может быть, неправильно с профессиональной точки зрения, но уголовный аспект нашей практики всегда балансировал или не касался грани физического насилия.

Я понимаю, что это неправильно, но у каждого есть свой выбор. Понятно, что иногда экономическая проблема может привести к огромной драме, но все-таки это то, что условно называется «беловоротничковая преступность». Такие статьи, как взятка, злоупотребление служебным положением, растрата, мошенничество, нарушение налогового законодательства. Первое дело касалось политического процесса, политический процесс значительно сложнее всего того, о чем я говорю.

У всех этих аспектов есть одна важная вещь — ты добиваешься того, чтобы человек, если и был привлечен к ответственности, (а это не наша задача, наша задача — защита) как минимум, был привлечен к ответственности в соответствии с действующим законодательством, и в отношении него применялись методы, которые предусматривает законодательство твоей страны, и применялись все механизмы защиты этой личности по максимально возможной шкале, которая существует.

Большинство дел, которые мы вели, заканчивались удачно с точки зрения защиты. Даже если это было осуждение, оно не касалось реального лишения свободы. Были случаи, когда нам не удавалось достигать такого результата, но мы вкладывали максимум энергии. Тот бизнес, которым я занимаюсь в настоящее время, не предполагает в моем личном качестве уголовно-правовой практики. Но я знаю, что мои коллеги, это является их условно «большим недостатком», очень часто «путают профессию» и личную жизнь, они вкладывают всего себя в эти дела, фактически уже перемешивается личностный аспект и аспект профессии. Во многих случаях они из-за этого страдают. Это выбор каждый раз. Если говорить о серьезных людях профессии, то по-настоящему эта профессия очень драматична, и в ней праздников и парадов бывает значительно меньше, чем духовной энергии, которая уходит в дело.

Мы старались никогда не злоупотреблять таким явлением, как телевидение или публичность дела. Любое дело, даже если оно касается очень известного человека, имеет много личного, неприкосновенного, частного. Меня очень беспокоит, что современные технические средства дают возможность проникать в частную жизнь не только государству, но и кому угодно. Люди в большинстве своем недооценивают отсутствие частного пространства.

— Владимир Жириновский считает, что оптимальной формой правления для России является конституционная монархия. В интервью нашему изданию он сказал, что власть и сроки правления одного человека надо ограничивать, должна усиливаться роль Госдумы в этом процессе. Каким Вы видите оптимальное конституционное устройство России в будущем?

— Конституционное устройство России определено действующей Конституцией РФ, и если говорить глобально, то конституция не нуждается в пересмотре по базовым вещам, по главе первой, второй, и главе девятой.

Российская Федерация, если уж говорить о классических юридических категориях, является президентско-парламентской республикой, потому что пост премьер-министра определяется с участием Государственной Думы. Я сейчас говорю о чистых конструкциях, в рамках которых есть республики парламентские, президентские и парламентско-президентские, и по ряду признаков, в частности, институт формирования главы правительства РФ. Но понятно, что на практике Россия сейчас и в обозримом будущем может существовать только как президентская республика с сильной президентской властью.

Это позволит государству продолжить свое существование, президентская власть является необходимостью. Но это было бы слишком упрощенно. Несомненно, очень важна инициатива увеличения роли местных органов самоуправления и законодательных органов субъектов Российской Федерации. Роль Государственной Думы в рамках законодательства увеличивалась, и это связано с контрольными функциями нижней палаты. Каждый раз это очень важное сочетание отдельных аспектов реализации того или иного института. Например, многие выступали против уменьшения случаев проведения референдумов, ссылаясь на опыт небольших стран, где референдумы имеют совершенно другое наполнение по сравнению с РФ.

Россия — сложносоставная федерация, поэтому она требует президентской власти. Мы судьбой на это обречены в силу и наших огромных территорий, и наших сложностей, и тех вызовов, с которыми мы сталкиваемся.

Конституционная монархия — это судьба несколько иных стран с иными вызовами и национальным составом, с иной историей. Иногда люди даже не знают, что Япония, например, является монархией. Сейчас эта страна проходит сложный период, идет подготовка ухода императора, передача императорской власти, наступает другая эпоха.

— На выборах мэра города Усть-Илимск в Иркутской области победила домохозяйка, которую выдвинула ЛДПР. Когда «Единая Россия» проигрывает домохозяйке, это о чем говорит?

— Совет практически любому мужчине, он может показаться женщинам обидным, но я бы рекомендовал каждому мужчине немедленно сдать власть в его семье жене. Если он сдаст власть жене, и она, таким образом, сосредоточится на семье и будет заботиться о воспитании детей в большей степени, то и мужчине тоже будет неплохо, потому что женщина будет о нем дополнительно заботиться. Это эгоистическая мужская позиция.

Моя жена долгий период времени была серьезным ученым в области естественных наук, в области химии, кандидатскую диссертацию она защитила в области экономики внедрения научного продукта. Поэтому, когда она занялась в большей степени семьей, то это явилось благом. Домохозяйка — основа сохранения общества.

Теперь о подготовленности и неподготовленности каких-то людей. Несомненно, что в управлении тоже должны быть люди, подготовленные хотя бы на уровне социальной коммуникации, они должны понимать, с чем сталкиваются, что это за «объект», которым они начинают управлять. В России на каждом участке роль лидера исключительно важна: если лидер будет неготовым к вызовам, то это приведет к развалу.

Кстати, это мне рассказывал недавно ушедший из жизни советники президента России Вениамин Яковлев. В какой-то период времени он был деканом юридического факультета и рассказывал, как сидел и каждый раз, когда зачислялись первокурсники, он очень долго листал их дела для того, чтобы выбрать старшину студенческой группы. Потому что, если он ошибался в выборе старшины, из этой группы отчислялось больше людей, чем если он угадывал с кандидатурой. Поэтому выбор лидера очень важен.

Вполне возможно, что мы не дорабатываем, не сумели убедить в системе своих взглядов, не нашли правильных людей…

— Вы сейчас про «Единую Россию»?

— Да, это надо делать. Это достаточно тяжелая работа, но значит мы не до конца сумели убедить в своей позиции. Воспринимают тебя или не воспринимают, но ты должен находить способы это делать. В данной ситуации я не даю абстрактный совет. Мне приходилось это делать — встречаться довольно много. Понятно, что ты с людьми встречаешься после рабочего дня, и они устали, но это надо делать. Тем не менее мы формируем более открытые предложения, у нас появляется много молодых людей, которые сотрудничают с «Единой Россией». Количество молодежи увеличивается в партии. Я постоянно встречаюсь с молодыми людьми, которые хотят работать с партией.

Что касается жителей Усть-Илимска, там люди уже сделали свой выбор, и я желаю им успехов. Дай Бог, чтобы этот выбор оправдался, и чтобы был достигнут результат. Потому что в конечном итоге для нас важно, чтобы люди жили нормально, а нормальная жизнь зачастую зависит от руководителя. Тогда мы будем немного завидовать, что ЛДПР нашла такого руководителя. Мы не имеем права занимать некую «злорадную» позицию, поскольку работаем на все общество…

Ранее опубликовано на: https://eadaily.com/ru/news/2019/04/17/pligin-rossiya-razvalitsya-bez-silnogo-instituta-prezidentskoy-vlasti

 pligin bg

 
Новое на Prisp.ru
 
Партнеры
partners_1 Плигин: Абстрактное государство ушло в прошлое
banner-cik-min Плигин: Абстрактное государство ушло в прошлое
banner-rfsv-min Плигин: Абстрактное государство ушло в прошлое
partners_5 Плигин: Абстрактное государство ушло в прошлое
partners 6
partners_8 Плигин: Абстрактное государство ушло в прошлое
insomar-logo Плигин: Абстрактное государство ушло в прошлое
indexlc-logo-min Плигин: Абстрактное государство ушло в прошлое
rapc-banner Плигин: Абстрактное государство ушло в прошлое