Заместитель директора Института истории и политики МПГУ, член правления РАПН, эксперт Центра ПРИСП
22.07.2019

Дискуссии о Конституции

 

В статье «Живая Конституция развития» спикер Госдумы Вячеслав Володин рассуждает о том, что было бы неплохо «дополнительно рассмотреть вопрос участия Государственной думы в формировании Правительства Российской Федерации».

Заместитель директора Института истории и политики МПГУ, член правления РАПН, эксперт Центра ПРИСП Владимир Шаповалов продолжает тему и считает, что надо менять не текст, а сосредоточиться на реализации статей Конституции. 

Конституция Российской Федерации была принята в условиях тяжелого политического кризиса, буквально сразу после завершения гражданской войны 3-4 октября 1993 года. И условия её принятия (политический раскол и противостояние в обществе), и содержание вызывают множество вопросов и претензий.

Конституция не является совершенной с точки зрения заложенных в ней норм. Есть ряд положений, которые вызывали недоумение с самого начала. Другие нормы, уже очевидно, не прошли в полной мере испытание временем. Так, Конституция создала асимметричное федеративное устройство с целым рядом заложенных «мин замедленного действия»: наименование республик государствами, их право создавать собственные конституции, наличие «матрёшечной» конструкции, при которой одна административная единица (автономный округ) входит в состав другой административной единицы (область, край), но при этом обе территории имеют одинаковый статус субъекта Федерации. Неоднозначным и спорным является заложенный в Конституции, статья 12, принцип невхождения органов местного самоуправления в систему органов государственной власти. Сомнительным представляется положение о приоритете международного права над российским.

Есть ряд конкретных норм, связанных с организацией деятельности органов государственной власти, нуждающихся в коррекции. Например, избыточной представляется норма о возможности Президента председательствовать на заседаниях Правительства (в таком случае, зачем нужен Председатель Правительства?). Прецедент с «делом Скуратова» продемонстрировал узкие места в конституционном регулировании взаимоотношений Президента и Совета Федерации по вопросу назначения и отрешения от должности Генерального прокурора.

Тем не менее, все указанные проблемы не являются настолько критическими, чтобы ставить вопрос о необходимости существенной корректировки текста Конституции или принятия новой Конституции. Конституционная практика современных государств демонстрирует общую закономерность – чем более стабильным является текст конституции страны – тем более стабильным и устойчивым является политическая система данного государства. Иными словами, конкурентные преимущества получают те государства, которые стараются не злоупотреблять конституционными изменениями. Самый яркий пример – конституция США, принятая более двух столетий назад, последняя поправка в текст которой была внесена 27 лет назад. Очевидно, и эту конституцию, при желании, можно было бы подвергнуть основательной коррекции. Однако этого не происходит. Обратный пример – безудержный конституционный экстаз французских революционеров, умудрившихся за 8 лет принять четыре новых конституции.

Любое изменение текста Конституции способно создать прецедент, привести к цепной реакции, сформировать у разных социальных слоев и политических групп желание скорректировать Конституцию под себя, под свои цели и интересы. Например, лозунгом одной части общества является формула «хватит кошмарить бизнес», а целью другой части – «отменить незаконную приватизацию» и «вернуть народу награбленное». Некоторые видят панацею от всех бед в либерализации конституционного законодательства, другие считают, что государство должно усилить свои позиции во всех сферах жизни. Для одних Россия – не в достаточной степени придерживается принципа федерализма, и нужно расширить права и полномочия субъектов Федерации. Другие уверены в необходимости создания унитарного государства и ликвидации самостоятельности отдельных национальных общин.

Это совсем не означает, что Конституция является «священной коровой», трогать которую ни при каких обстоятельствах нельзя. Изменения возможны, но в случае серьёзных оснований, тщательной проработки их последствий и обязательного консенсуса в обществе по поводу их необходимости.

Озвученные предложения о внесении в текст Конституции Российской Федерации изменений в части, касающейся отчета министров перед депутатами и участия депутатов в консультациях по составу Правительства, к такому перечню жизненно необходимых изменений отнесены быть не могут.

Данные полномочия депутаты могут получить и без внесения изменений в текст Конституции. Достаточно поменять не текст, а практику. Тем более, что подобные прецеденты уже были. В сентябре 1998 года состав Правительства был сформирован именно так – с активным участием депутатов. Более того, значительная часть министров была делегирована из числа депутатов, а в формировании Правительства приняли участие практически все фракции и депутатские группы. Менять Конституцию для этого – не пришлось.

Сейчас, очевидно, главной задачей российской политической элиты должно стать не перетягивание каната в споре между ветвями власти о дополнительных полномочиях, но стремление наиболее полно реализовать на практике содержание статей 39, 40, 41, 43 Конституции Российской Федерации – о праве граждан на социальное обеспечение, жилище, охрану здоровья и образование. Именно это является базовым запросом российского общества.

konstitucia

 
Партнеры
partners_1 Дискуссии о Конституции
banner-cik-min Дискуссии о Конституции
banner-rfsv-min Дискуссии о Конституции
partners_5 Дискуссии о Конституции
partners 6
partners_8 Дискуссии о Конституции
insomar-logo Дискуссии о Конституции
indexlc-logo-min Дискуссии о Конституции
rapc-banner Дискуссии о Конституции