Вице-президент РАПК, эксперт Центра ПРИСП
13.08.2019

Реформа сбора подписей: одной цифровизации мало

 

Председатель ЦИК РФ Элла Памфилова выступила с резкой критикой в адрес существующей системы сбора подписей для регистрации кандидатов. Глава Центризбиркома предложила использовать для сбора подписей портал «Госуслуги». Почти одновременно с аналогичным предложением выступил и председатель Мосгоризбиркома Валентин Горбунов. На экспертном уровне тема «цифровизации» сбора подписей обсуждалась, как минимум, еще в июле. Достаточно вспомнить о соответствующей инициативе со стороны президента РАСО Станислава Наумова.

Несмотря на то, что многие эксперты позитивно относятся к концепции перехода к электронной модели сбора подписей, далеко не все специалисты видят в ней панацею от «болезней», присущих существующей системе сбора подписей. Реализация планов ЦИК в отношении ее реформирования, по мнению скептиков, должна сопровождаться комплексом иных мер. И в этом плане внутри экспертного сообщества наблюдается широкий разброс мнений.

Политолог, ведущий аналитик Фонда защиты национальных ценностей, эксперт Центра ПРИСП Николай Пономарев выслушал мнения экспертов как усовершенствовать систему сбора подписей.

Три шага к «оздоровлению» сбора подписей

Вице-президент Российской ассоциации политических консультантов (РАПК), эксперт Центра ПРИСП Татьяна Лушникова:

Цифровизация повседневной жизни – это реальность сегодняшнего дня, и предложение Эллы Памфиловой вполне логично и своевременно. С точки зрения закона уже всем ясно, что институт сбора подписей устарел и не отвечает даже самым приблизительным критериям отбора кандидатов. В федеральном законе более 20 оснований для признания подписи недостоверной и недействительной, и «проставление подписи одного лица за другое лицо» – только одно из них. Поэтому попытки незарегистрированных кандидатов собирать заявления с действительно проставивших подписи избирателей ни к чему не приведут. Формальная правота в данном случае не на стороне кандидатов. Допустим, для регистрации кандидатов в законодательные собрания субъектов необходимо за 3 недели собрать 3% подписей избирателей. Такой процесс, например в Москве, требует максимального напряжения сил сотен людей, чтобы просто набрать нужное количество подписей. Далее следует проверка в избирательной комиссии, процент любого брака не может быть более 10%. Это очень жесткая норма (хотя на выборах в Государственную Думу действует еще более драконовская – максимум 5% брака), фактически без права на ошибку, а так не бывает. С политической точки зрения данный институт превратился в удобный способ не допустить регистрации практически любого кандидата, собирающего подписи. К сожалению, парламентские партии, не собирающие подписи для регистрации, не заинтересованы в отмене этого института. Зачем плодить конкурентов?

Сам по себе переход к сбору подписей в электронной форме не может стать решением проблемы. Заявление Эллы Памфиловой во многом продиктовано текущей повесткой, это ситуативная реакция на события вокруг регистрации кандидатов в МГД. Еще в начале избирательного цикла данная инициатива широко обсуждалась в экспертном сообществе. Но быстро такие вещи не делаются. Сбор подписей в поддержку кандидатов через портал Госуслуги потребует достаточно долгой и подробной проработки технических, правовых и этических вопросов. Ну, навскидку – как реализовать права граждан, не зарегистрированных на портале? Значит, надо оставлять оба способа сбора подписей. Как тогда уравнять в правах подписи “живые” и подписи “электронные”? Как относиться к задвоениям? Что делать с отдаленными территориями? Какие способы общественного контроля предусмотреть для данной процедуры, чтобы легитимность не вызывала сомнений? Этим обязательно нужно заниматься, но в данном случае нужны другие шаги, исполнимые “здесь и сейчас”.

Чтобы исключить 100%-ную возможность отказать в регистрации кандидату по подписям, возможны следующие решения. Во-первых, снижение планки по сбору подписей. 0,5% избирателей независимо от уровня выборов – вполне репрезентативная выборка. Далее. В середине 2000-х годов несколько лет существовала максимальная планка для брака – 25% подписей. В течение этих нескольких лет процент регистрации кандидатов по подписям был существенно выше, чем сейчас. Можно просто посмотреть, с какими процентами отказали кандидатам, более 25% брака нашли у единиц. И третья возможность – кратно уменьшить количество оснований для признания подписи недействительной. А то сейчас действительно проверка проходит как “соревнования по каллиграфии”. Говорить о важных и нужных вещах можно годами. Но для любого изменения, тем более связанного со смягчением избирательного законодательства, нужна прежде всего политическая воля. Но пока такой воли участники избирательного процесса не ощущают.

Наказания за фальсификацию и прощение ошибок

Заместитель руководителя рабочей группы ОП РФ по мониторингу реализации избирательных прав граждан Максим Григорьев:

В настоящее время рано давать какие-либо конкретные рекомендации относительно изменения избирательного законодательства. При этом нужно заострить внимание на различиях между реальной фальсификацией подписей и случайными ошибками. Я считаю, что это, безусловно, нужно обсуждать на экспертном уровне. С одной стороны, возникает вопрос, когда мы понимаем, что люди, которые собирали подписи (сам кандидат или сотрудники его штаба), могли случайно ошибиться в букве или номере паспорта. И это одна ситуация. С другой стороны, имеют место случаи, когда и сборщики подписей, и сотрудники штабов, и сами кандидаты подделывают подписи, фальсифицируют их. Что, собственно говоря, демонстрирует пример выборов в Мосгордуму. В ходе кампании целая группа несостоявшихся кандидатов, которые требуют своей регистрации, представила подписи 300 мертвых людей в поддержку своего выдвижения.

Помимо «цифровизации» сбора подписей, необходимо расширить практику применения к фальсификаторам соответствующих положений УК РФ, одновременно надежно оградив от сопутствующих рисков кандидатов и сборщиков, в подписных листах которых обнаруживаются незначительные ошибки. Я полагаю, что в данной ситуации, с одной стороны, нужно активнее пытаться выстроить систему сбора подписей так, чтобы сам кандидат и его сотрудники осознавали недопустимость фальсификации подписей.
В этом плане надо активнее применять соответствующие статьи, в зависимости от конкретной ситуации, Административного или Уголовного кодекса. А может быть, даже серьезно пересмотреть их. Потому что использование поддельных подписей, подписей мертвых людей – это нарушение всей демократической процедуры. Это первое. Второе – нужно, так или иначе, выстроить систему таким образом, чтобы незначительные ошибки, такие как одна цифра в номере паспорта, не учитывались как результат фальсификации. В этом плане необходимо вести экспертную работу с тем, чтобы выйти на конкретные предложения.

Эксперты обозначили разные варианты реформирования системы сбора подписей. Однако они проявили солидарность в двух принципиально важных моментах. Во-первых, существующая система сбора подписей реально обладает серьезными дефектами и нуждается в реформировании. Во-вторых, сам по себе переход к сбору подписей в электронной форме не приведет к автоматическому исчезновению обозначенных проблем.

В связи с этим уместным представляется вспомнить и о зарубежном опыте использования электронных сервисов в ходе электоральных процедур. В 2007 г. власти Нидерландов отказались от электронного голосования, а в 2017 г. – от электронного подсчета бюллетеней. При этом членам избирательных комиссий запретили пользоваться USB-накопителями и электронной почтой. Накануне парламентских выборов 2017 г. от электронного голосования отказалась Франция. Параллельно власти Германии отказались от использования машин для голосования. В каждом из этих случаев действия политического руководства имели одно и то же обоснование: распространяющиеся среди рядовых граждан и экспертов страхи перед возможным «взломом» системы для голосования. Это наглядно подтверждает, что сама по себе «цифровизация» электоральных процедур не гарантирует отсутствие почвы для политических инсинуаций и скандалов. Ее обязательно должны дополнять более «традиционные» меры. В противном случае можно ожидать повторение предвыборных скандалов, но уже в IT-формате.

Также необходимо подчеркнуть, что в настоящее время процесс проверки подписей фактически строится на «презумпции виновности» кандидата. Эта ситуация и стала в конечном счете первопричиной возникновения большинства политических скандалов, связанных со сбором подписей. И это подразумевает необходимость максимально широкого реформирования данной процедуры. Помимо «цифровизации» процесса и внедрения иных практик, предложенных экспертами, следует рассмотреть возможность сбора подписей в порядке прямой явки граждан в избирком с целью заполнения подписного листа. При условии сокращения числа собираемых «автографов избирателей», это позволит устранить большинство проблемных моментов, связанных с подтверждением подлинности подписей.

Ранее опубликовано на: http://vybor-naroda.org/vn_exclusive/138823-i-odnoy-lish-cifrovizacii-malo-kak-usovershenstvovat-sistemu-sbora-podpisey.html

spasibo

 
Новое на Prisp.ru
 
Партнеры
partners_1 Реформа сбора подписей: одной цифровизации мало
banner-cik-min Реформа сбора подписей: одной цифровизации мало
banner-rfsv-min Реформа сбора подписей: одной цифровизации мало
partners_5 Реформа сбора подписей: одной цифровизации мало
partners 6
partners_8 Реформа сбора подписей: одной цифровизации мало
insomar-logo Реформа сбора подписей: одной цифровизации мало
indexlc-logo-min Реформа сбора подписей: одной цифровизации мало
rapc-banner Реформа сбора подписей: одной цифровизации мало