Лидер "Альянса Зеленых"
09.04.2018

О мусоре для "чайников"

 

«Мусорная тема» - тема, связанная с вывозом мусора, его захоронением и утилизацией, очевидно, становится одной из главных и наиболее насущных для жителей наиболее заселенных территорий страны. В Подмосковье давно уже полыхает конфликт вокруг полигона «Ядрово». При этом, как это обычно бывает, далеко не все включившиеся в процесс обсуждения «мусорной темы», хорошо разбираются в терминах и условиях.

Сделать небольшой ликбез «для чайников» мы попросили лидера "Альянса Зеленых" Александра Закондырина.

 

Александр, давайте начнем с самых простых вещей. Что такое вообще отходы?) Весь тот коммунальный мусор, который вывозят из наших дворов , это то же самое, что ТКО? ТБО?

То, что мы видим в каждом дворе на контейнерной площадке с юридической точки зрения – это твердые коммунальные отходы (ТКО). Раньше в ходу был термин ТБО (твердые бытовые отходы), сейчас правильнее, терминологически более верно говорить ТКО, но по сути это одно и то же. И ТКО - это только одна часть существующих отходов, причем, не самая большая. Есть еще промышленные, биологические, медицинские, строительные и другие отходы. Но сейчас наиболее остро стоит проблема вывоза, захоронения и утилизации именно ТКО.

 

Сколько мусора производится в Москве? Московской области? О каких цифрах вообще идет речь?

Если брать Московский регион – то здесь всего около 12 млн.тонн отходов ежегодно: примерно 4 млн.т. в области, и 8 млн.т. - в Москве (причем, с учетом Реновации эта цифра должны вырасти).

Получается, 1 человек, проживающий в Москве, производит в год около 600 кг мусора.

В Москве (в т.ч. в Новой Москве) юридически запрещено отходы захоранивать, поэтому практически весь мусор вывозят в Московскую область (МО) (за исключением небольшого количества, направляемого на мусоросжигательные заводы в Москве). Я бы оценил, что в МО уходит 99% отходов, вывозимых за МКАД, оставшийся 1% - в другие соседние регионы.

 

Какие стадии обработки ТКО действуют сейчас?

В соответствии с ФЗ №89 необходимо полностью сортировать весь мусор и извлекать из него все возможные полезные элементы. Т.е. согласно закону получается, что нельзя захоранивать несортированные отходы – надо, чтобы они максимально сортировались и перерабатывались. Однако на практике, этого, конечно, не происходит.

Сортировку могут производить как первичные производители ТКО – т.е. жители, так и специальные сортировочные станции. Отходы из Москвы, как правило, идут через перегрузку на сортировочных станциях – все-таки у кого-то из операторов в Москве какая-то инфраструктура есть.

В целом, если взять 100% вывозимых отходов, то примерно 6% - перерабатывается, 4% - сжигается, а 90% - захоранивается.

 

Насколько работает, например, в Московском регионе программа раздельного сбора отходов? Если представить, что действует на 100% - к каким результатам это бы привело?

Технологию раздельного сбора мусора в Москве, несмотря на некоторые усилия городских властей, не смогли внедрить, сейчас эта программа работает в смешных масштабах. В области есть 2 муниципалитета, в которых идет более-менее процесс сортировки, на относительно приличном уровне – это Дубна и Мытищи. Но 90% мусора мы захораниваем, хотя, конечно, согласно закону этого происходить не должно.

Нормальный процесс сортировки смог бы уменьшить общий объем мусора на 50%, а массу – на 20%.

(у нас вывозят кубами – объемом, а захоранивают на полигонах тоннами, по массе). Соответственно, 50% объема – это упаковка, которая может быть переработана кучей самых разных современных способов и технологий – по бумаге, стеклу, пластмассе. Есть, конечно, отдельные виды опасных отходов – ртутные лампы, батарейки и т.д., которые в принципе не подлежат захоронению.

 

Почему все-таки не действует в Московском регионе программа раздельного сбора отходов (РСО)?

Во-первых, потому что московские власти вместе с операторами-подрядчиками не создали необходимую инфраструктуру. Во-вторых, потому что не проведена нормальная разъяснительная кампания для граждан. За рубежом есть европейская традиция - с 5 контейнерами (для пищевых отходов, стекла, бумаги, пластика и металла), есть американская – с двумя контейнерами (для перерабатываемых и неперерабатываемых отходов). Мне кажется, нашим гражданам пока подошел бы вариант с 2 контейнерами. Кстати, в Дубне и Мытищах действует именно такая система. Насколько я знаю, у московского областного правительства были планы до 1 января 2019 перейти на 2-хконтейнерную систему во всех 67 муниципалитетах. Соответственно, провести разъяснительную работу с гражданами.

В Москве же профильный орган – Департамент природопользования и охраны окружающей среды – этим просто не занимается. При этом темой вывоза мусора в Москве занимается Департамент ЖКХ, а темой пропаганды и популяризации – Департамент природопользования. И их деятельность между собой явно не сильно синхронизируется.

Мне, конечно, кажется, что если бы контейнеры везде стояли, то большинство жителей все-таки стали бы выбрасывать мусор в 2 контейнера. А к тем, кто не стал бы – можно применять систему штрафов. Разумно ведь создать экономическую мотивацию. В европейских странах, например, штрафы за отсутствие сортировки очень большие. А домохозяйства, исправно участвующие в РСО, получают наоборот скидку на стоимость вывоза мусора. Почему такие простые решения не приходят коллегам из Правительства Москвы в голову? – Наверное, во-первых, потому, что они привыкли вывозить отходы за МКАД и забывать о них, а во-вторых, потому что они вечно заняты чем-то другим.

 

В Европе, Америке есть более-менее общая система переработки?

Конечно, у них очень развита и сортировка, и переработка. В Германии например, могут перерабатывать до 60% собираемых отходов. Поэтапно идет совершенствование системы ресурсосбережения, и конечно, это требует больших капиталовложений в стоимость основных фондов. Если мы говорим о создании контейнерной сети – то на наши деньги, 1 контейнер стоит 20000 руб. А хорошая сортировка (около 300-400 тыс. тонн в год) будет стоить не менее 1 млрд руб. Т.е это - недешевое удовольствие. Вообще это достаточно сложный бизнес, который не сразу приносит доход. Сначала надо достаточно много вложить в инфраструктуру, а дальше постепенно можно рассчитывать на обратный эффект и доход. Кстати, одна из проблем в том, чтобы постоянно шел поток, чтобы эти мощности не простаивали. Кроме того, это бизнес, который требует системы государственной поддержки и определенной регламентации. Если есть, например, возможность вывезти мусор на нелегальный полигон – то, конечно, это будет происходить.

Кстати, надо отметить, что тариф на вывоз мусора в нашей стране отличаются от европейских (а Собянин часто говорит, что Москва – это один из лучших европейских городов) в десятки раз. При этом готовность наших граждан платить в таких объемах – лично у меня вызывает большие сомнения.

 

А как действует система сбора мусора в Москве?

В Москве действует эксперимент, в рамках которого заключены контракты на 15 лет с несколькими операторами, общая сумма на 15 лет – 143 млрд руб, т.е. это достаточно большая сумма. Операторы – это, конечно, не компании-однодневки, это большие, общеизвестные организации, принадлежащие крупным ФПГ. Они организуют весь этот процесс - от сбора до утилизации. Но проблема в том, что все документы, регламентирующие отношения с этими компаниями, в т.ч. территориальная схема по обращению с отходами в Москве, описывают ситуацию только до МКАДа. Т.е. то, что происходит с отходами после МКАДа, все эти компании просто не волнует. Логистика МО их не интересует, их интересует только санитарная очистка города Москвы – что вроде у них получается неплохо, мусор за редким исключением вывозится своевременно, никаких проблем и претензий здесь нет.

 

Сколько всего действующих полигонов в Московской области? Сколько закрытых?

Всего в Московской области было 39 полигонов, но

за последние 5 лет закрыли 24 полигона – и сейчас осталось 15.

Многие выработали свои территории, некоторые были закрыты по решению региональных властей. Так или иначе, закрытие 24 полигонов привело к тому, что отходы, московский мусор складывать стало просто некуда, оставшиеся полигоны перегружены.

Что касается закрытых полигонов – они, конечно, подлежат рекультивации, это дорогостоящий процесс и федеральное правительство дает регионам соответствующие субсидии. Например, рекультивацию полигона “Кучино”, закрытого в прошлом году, обойдется примерно в 4 млрд руб. При этом все полигоны у нас в стране рекультивируются за счет бюджета, не знаю ни одного полигона, который бы рекультивировал подрядчик.

 

Какого размера бывают полигоны? И как они устроены?

Все они достаточно разные. Например, “Кучино” – примерно 60 га, “Тимохово” – 80-90 га, это самый большой полигон в Восточной Европе. А полигон “Ядрово” – всего лишь 4 га. Но обычно это – десятки гектар. А если говорить о масштабах – они могут быть как 10-этажный дом. Большинство полигонов были образованы в 60-е, 70-е годы прошлого века на месте отработанных песчаных карьеров. Плюс полигон – это же не просто слоеный пирог (отходы-грунт), это сложное инженерно-техническое сооружение, в котором образуются в результате химических реакций газ (который поднимается вверх) и фильтрат (жидкость с примесью химических веществ, которая стекает вниз). “Свалочные газы” состоят их тех, которые пахнут – как правило, сероводород и тех, что не пахнут, в основном это метан, причем самые опасные – те, что не пахнут. Фильтрат же стекает с полигона и уходит в почву. Если не предусмотрена правильная система контроля фильтрата – эта жидкость может доходить до водоносных слоев и загрязнять водные ресурсы, находящиеся в непосредственной близости.

Проблема еще в том, что у нас в МО полигоны находятся в местах, в которых живут люди. Т.е есть в принципе есть территории, удаленные от мест компактного проживания, - но они дальше, туда ведут плохие дороги. Поэтому полигоны предпочитали все-таки открывать поближе к людям, где они проживают – в большем или меньшем количестве.

 

Какие государственные органы проверяют полигоны на соответствие химическим, экологическим нормам?

В России этим занимается Росприроднадзор — Федеральная служба по надзору в сфере природопользования, в Московской области эти полномочия были переданы 2 года назад Министерству природопользования и экологии МО. Плюс определенными полномочиями обладает Роспотребнадзор, который вообще следит за влиянием экологической ситуации на человека, у него достаточно много полномочий. Плюс, естественно, полномочиями по проверке обладает Прокуратура.

 

Было же, очевидно, давно понятно, что места, например, в Московской области для отходов не хватает? Почему не предприняли радикальных действий?

То, что у полигонов истекают сроки использования, было, конечно, давно понятно. У властей были определенные планы по выводу, переводу мощностей в некоторой очередности. Т.е. одни полигоны закрывались, а открывались новые.

Второе направление решения проблемы – строительство мусоросжигающих заводов (МСЗ). В МО в рамках федерального проекта «Чистая страна» строят 4 МСЗ, срок ввода этих заводов в эксплуатацию – 2021-2023 годы, т.е. не так скоро. Планируется 1/3 московского мусора сжигать («термически обезвреживать») на этих заводах, определенные полигоны закрыть, новые – открыть. Вот и вся программа действий.

Проблема в том, что пришлось закрывать полигоны, которые не планировали закрывать.

Например, полигон «Кучино» планировался к модернизации, а не к закрытию. И там ведь проблема не в самом полигоне, который мирно существовал с 60-х годов, а в том, что некие люди выдали разрешение на строительство жилого комплекса на территории, непосредственно прилегающей к полигону. Понятно, что это привело к конфликту с гражданами, который дошел до Путина, и полигон закрыли. Хотя он, как я уже сказал, планировался к модернизации, выделению новых участков и мощностей.

Ровно та же история – с полигоном «Ядрово», который также планировалось развивать и расширять. «Ядрово» – это вообще один самых новых и самых современных полигонов в МО, он был открыт в 2010 году – т.е. по меркам полигонов недавно, там есть земельный участок, прилегающий к территории, куда можно было бы загружать отходы. Плюс в непосредственной близости нет больших населенных пунктов (есть деревня, в которой живет от силы пары сотен человек, и то в основном, дачники).

 

Но почему же тогда от выбросов этого полигона пострадали люди, проживающие в 5-10 км оттуда?

Это, безусловно, произошло из-за нарушения технологии захоронения отходов. Понятно, что на полигоне всегда есть запах. Есть технологии, позволяющие собирать образующиеся газы и фильтрат и их обрабатывать. Если соблюдаются технологии и нормы пересыпки грунта – запах на свалке будет, но небольшой. Если серьезный – значит что-то нарушено в технологии. При этом, подчеркиваю, что проблема в основном в газах, которые не пахнут – они наиболее опасны.

 

Мусоросжигательные заводы (МСЗ) необходимы? Насколько они сами вредны?

Во-первых, стоит отметить, что сжигать мусор - гораздо дороже, чем его захоранивать, поэтому даже существующие в Москве несколько МСЗ работают сейчас не на полную мощность.

Что касается вреда для человека - в Европе, конечно, есть много МСЗ, и многие из них находятся в черте города, а некоторые - прямо в центре. Есть относительно недавно сформулированная общеевропейская позиция – в том, что необходимо отказываться от строительства новых МСЗ. Проблема мусоросжигания состоит из 2 частей. Первая – это выбросы. Их тоже можно перерабатывать, доводя уровень выбросов практически до 0% - но это требует технологий и достаточно дорогостоящей системы замены фильтров. 2-я проблема – осадок, выпадающий после сжигания, это от 15 до 30 %. токсичная зола – 30% от всей объема мусора, поступающего на завод, и ее надо отдельным образом утилизировать. Те надо сразу понимать, что будут доп.отходы, причем повышенного уровня опасности – например, в Швейцарии эти отходы из золы захоранивают в отработанных шахтах, где они должны находиться не менее 50 лет. Т.е. для работы МСЗ важно соблюдать технологию и покупать современные фильтры, которые стоят недешево, и правильно обрабатывать токсичную золу.

В любом случае, понятно, что строительство МСЗ всегда вызывает не очень позитивную реакцию у граждан, проживающих рядом. Часто приводятся доводы, что МСЗ, существующие в Европе, это - история 20-30-летней давности, а теперь там вот решили больше не строить. Но в Европе уже давно создана нормальная система ресурсосбережения – и сортировки, и переработки, и тарифы на вывоз мусора отличаются от российских в десятки раз. У нас же нет ни инфраструктуры, и с учетом того, что происходит на полигонах, особого доверия у жителей к строительству МСЗ нет.

 

Как Вам кажется, какая должна быть стратегия решения проблемы отходов?

На мой взгляд,

очевидно, что мы должны двигаться к технологии достижения максимальной ресурсопереработки,

даже если это на данный момент не очень оправдывает себя с финансовой точки зрения. Мы должны субсидировать средства в РСО, в промышленную сортировку – хотя бы с целью уменьшения объемов захоронения. Т.е. если на данный момент мы не научились относиться к мусору как к сырью и ресурсам, вернуть его во вторичный оборот и делать из него полезные товары, то все равно надо стремиться уменьшить объем захоронений – потому что потом эту землю все равно придется рекультивировать. Дешевле сейчас субсидировать сортировщиков и перевозчиков, чтобы они выполняли свою работу хорошо, и в дальнейшем создали бы соответствующую индустрию, чем и дальше тратить огромные деньги на рекультивацию земли.

Razd_sbor-konteinery О мусоре для "чайников"

 
Новое на Prisp.ru
 
Партнеры