Политолог, эксперт Центра ПРИСП
03.11.2020

Крабы для малых народов: афера или необходимость?

 

Дальневосточные рыбопромышленники уже в который раз за последние месяцы вынуждены «бить тревогу». Еще не успели утихнуть скандалы, связанные с попыткой расширения объемов инвестиционных квот и вводом ограничений на поставки российской рыбы в Китай, как появилась новая тревожная новость.

Коренные малочисленные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока начали подавать в Росрыболовство заявки на вылов краба, претендуя на объемы биоресурса, которые можно освоить лишь промышленным образом. Наиболее ощутимо это проявилось в Хабаровском, Приморском и Камчатском краях. Так, в 2020 г. КМН Хабаровского края получили право на вылов 19 тонн краба. В заявке на следующий год они претендуют уже на 255 тонн.

Политолог, эксперт Центра ПРИСП Николай Пономарев задается вопросом, зачем малым народам сотни тонн крабов и чем недовольны дальневосточные бизнесмены.

По мнению большинства местных рыбопромышленников, КМН в своих интересах используют кампании, пытающиеся обойти закрепленные в законе ограничения на вылов ценного ресурса.

«При выделении квот для малых народов постоянно имела место непонятная внешнему наблюдателю игра, – прокомментировал ситуацию генеральный директор Магаданской базы тралового флота Александр Тарев. – У многих складывается ощущение, что в реальности на этом зарабатывали лишь несколько человек, в то время как большая часть представителей малых народов получали какие-то крохи от выделенного им. Я считаю, что традиционный образ жизни малых народов нужно поддерживать. Но есть поселки на севере Приморья и Хабаровского края, где проживают этнические русские. Почему для них не выделяют квот? Не лучше было бы вместо выделения квот субсидировать здесь развитие рыболовства или дать местным жителям возможность создавать артели? Существующая система откровенно несправедлива. И зачем малым народам сотни тонн крабов? Каким образом они намереваются их добывать? Здесь откровенно используется схема, как и в случае с квотами на лосось. Если государство хочет поддержать традиционные промыслы, то почему бы, например, не выделить квоты по 300 килограмм краба на человека в год».

Все это порождает вопросы. Насколько обоснованной можно назвать их позицию? Имеет ли место реальная угроза для благополучия отрасли и регионов Дальнего Востока?

Изрядно ощипанная отрасль

Чтобы осознать значимость возможного перераспределения квот на вылов крабов, нужно обратиться к информации о роли этих ракообразных в бизнесе дальневосточных рыбопромышленников. В 2019 г. крабы и их ближайшие родственники обеспечили 5,39% от всей массы экспортированных Россией морепродуктов. В стоимостном выражении на их долю пришлось 33,98% от экспорта «рыб и гадов морских». Крабы, минтай, треска и рыбы лососевых пород – таков становой хребет российской рыболовной промышленности.

При этом последние два года сложно назвать удачными для компаний, традиционно занимающихся добычей краба.

Во-первых, в 2019 г. 50% квот на добычу краба были перераспределены в рамках инвестиционных аукционов. В обмен на обязательства по строительству новых промысловых судов и перерабатывающих заводов государство открыло доступ на рынок новым игрокам.

В ходе первого «крабового» аукциона выставленные на продажу квоты были распределены между 18 компаниями. Однако из 35 лотов 10 отошли к структурам, подконтрольным главе «Русской рыбопромышленной кампании» Глебу Франку, 7 – к фирме «Антей Север».

Помимо позитивных последствий, это решение имело и отрицательную «отдачу». Многие участники рынка лишились ощутимой доли свое ресурсной базы, что поставило под их способность вопрос не только платить по кредитам и обеспечивать инвестиционные проекты, но и банально содержать суда и заводы. Так, сахалинские рыбопромышленники лишились права на вылов половины от привычной нормы крабов, следствием чего стало увольнение 2 тыс. работников и ощутимое сокращение доходов бюджета.

Эпидемия коронавируса также болезненно отразилась на положении краболовов. Поставки в Китай и Южную Корею (потребляющих 82% экспорта российских морепродуктов в натуральном выражении и 68% – в стоимостном) были временно прекращены. С учетом того, что одна лишь Поднебесная в последние годы потребляла от 17 до 19% всего объема продаваемых за рубеж российских крабов, это стало более чем болезненным ударом для отрасли. По итогам первой половины 2020 г. экспорт российских крабов упал почти на 20% в натуральном выражении и на 15% – в денежном. Цена одного килограмма краба за год упала с $15-18 до $7.

Эпидемия коронавируса спровоцировала обвал платежеспособного потребительского спроса на внутреннем рынке, и даже при условии решения всех логистических проблем рыбопромышленники не могли бы компенсировать ущерб от сокращения объема экспортных доходов за счет поставок краба в европейскую часть России.

Перераспределение квот: раунд второй?

Не лучшим образом на положении отрасли сказалась и нереализованная инициатива Минвостокразвития по перераспределению 100% крабовых квот и еще 50% рыбных квот через инвестиционные аукционы, озвученная летом 2020 г. Этот проект, поддержанный РРПК Глеба Франка, едва не спровоцировал полноценную панику как на рынке, так и среди губернаторов-«дальневосточников». Результатом этого стало начало «горячей» медиавойны между структурами Глеба Франка и Ассоциацией добытчиков минтая, потребовавшей в итоге вмешательства Общественного Совета при Росрыболовстве.

Именно этот конфликт во многом заставляет местных предпринимателей объяснять происходящее злым умыслом «москвичей», пытающихся завоевать доминирование на местных рынках.

«Понятно, что наши рыбопромышленники лишились квот в результате перехода к инвестиционным аукционам, что нарушило планы большого числа бизнесменов, – отметил Александр Тарев. – Государство пополнило бюджет. Наверное, по итогам аукционов будут построены новые суда. Хотя я сомневаюсь в успехе этого начинания. Новые игроки пытаются провести передел рынка. Но в сложившейся ситуации (как в мире в целом, так и у нас в стране), по моему мнению, не нужно дестабилизировать положение в отрасли. Напротив, государство должно помочь бизнесу нормализовать ситуацию. Аукционы лишь подрывают устойчивость отрасли и лишают людей мотивации работать на рынке. Компании, скупившие квоты, теперь не могут их освоить и в итоге перепродают права на пользование ими. Это же ненормально. Нельзя объять необъятное, как бы не хотелось. Я полагаю, что распределение квот должно быть относительно равномерным с использованием дифференцированного подхода. Конкуренция порождает качество продукта и поступательное развитие отрасли».

Сопутствующие события (в частности, срыв планов по добыче лосося в ходе путины на Камчатке) лишь обостряют реакцию со стороны регионального бизнес-сообщества на возможные угрозы.

В свете этих событий резкий рост объема претензий малых народов на вылов крабов истолковывается дальневосточными бизнесменами вполне однозначно. По мнению местных рыбопромышленников, речь идет о попытке использования лазеек в законодательстве для очередного передела рынка, способного отправить отрасль в нокаут. И у регионального бизнес-сообщества есть все основания для столь громких заявлений.

 krab kvota

 
Партнеры
politgen-min-6 Крабы для малых народов: афера или необходимость?
banner-cik-min Крабы для малых народов: афера или необходимость?
banner-rfsv-min Крабы для малых народов: афера или необходимость?
expert-min-2 Крабы для малых народов: афера или необходимость?
partners 6
inop-min Крабы для малых народов: афера или необходимость?
insomar-min-3 Крабы для малых народов: афера или необходимость?
indexlc-logo-min Крабы для малых народов: афера или необходимость?
rapc-banner Крабы для малых народов: афера или необходимость?