Политолог, эксперт Центра ПРИСП
10.01.2021

Трамп еще сыграет свою партию

 

Владимир Жириновский включился в заочную дискуссию о будущем Дональда Трампа и перспективах политического популизма в США.

Глава «жириновцев» спрогнозировал возможность создания в США третьей крупной партии во главе с Трампом. По мнению лидера ЛДПР, она может рассчитывать на поддержку приблизительно 30 млн. избирателей.

Политолог, эксперт Центра ПРИСП Николай Пономарев считает, что вероятность воплощения в жизнь подобного сценария весьма невелика.

Тропою «лося»

Во-первых, столетие назад этот вариант разрушения монополии двух партий на власть уже был опробован американскими политиками. Теодор Рузвельт, уступив в ходе республиканских праймериз действующему президенту Уильяму Говарду Тафту, создал Прогрессивную партию («партию лося») для того, чтобы в третий раз принять участие в борьбе за пост главы государства. В итоге Рузвельт обошел Тафта по общему количеству голосов (27,4% против 23,2%), тем самым фактически расколов республиканский электорат и обеспечив победу демократа Вудро Вильсона (41,8% голосов). Вскоре после этого Рузвельт собственными руками «похоронил» Прогрессивную партию, сначала не оказав «лосям» поддержки на выборах в Конгресс, а затем призвав соратников голосовать на следующих выборах за Чарльза Эванса Хьюза - кандидата от Республиканской партии. В итоге к 1920 г. «прогрессисты» исчезли как самостоятельный субъект политики, присоединившись, в зависимости от политических предпочтений, к демократам либо республиканцам.

Опыт «лосиной партии» показал американским политикам, что любая третья партия, всерьез претендующая на власть в общенациональных масштабах, должна быть в равной степени популярна среди широких слоев как республиканского, так и демократического электората. В противном случае она неизбежно превратится в естественный спойлер одной из ведущих партий. Равным образом опыт 1912 г. показал недолговечность и неустойчивость партий-проектов, созданных для продвижения кандидатуры конкретного человека на определенных выборах.

И с этой точки зрения попытка создания «партии Трампа» представляется малоперспективной. Изначально в программе действующего президента имелось немало пунктов, привлекательных как для республиканского, так и демократического избирателя. Возвращения высокооплачиваемых рабочих мест в США, ограничение экономического эгоизма трансконтинентальных корпораций, разумная протекционистская политика – все это было равно привлекательно как для «слонов», так и «ослов» (если вести речь о «массовом избирателе»). Однако затем Трамп сделал ставку на эксплуатацию раскалывающей повестки. Его гневные филиппики в адрес «левых» и «социалистов» (в присущем американской политической культуре понимании этих терминов) и действия в отношении мигрантов привели в итоге к тому, что значительная часть сторонников демократов, не доверяющих Байдену и связанным с ним элитным группам, в итоге предпочти поддержать «сонного Джо» как меньшее зло. Равным образом Трамп не смог предложить внятного решения целого ряда проблем, волнующих его сторонников: падения уровня доходов американцев без высшего образования, рост расходов домохозяйств на медицинские услуги, увеличение стоимости обучения в колледже, низкая доступность ипотеки и т.д. Не были использованы и перспективные направления работы в плане продвижения популистской повестки: одно лишь обещание «радикально разобраться» с проблемой стремительно увеличивающей задолженности по студенческим кредитам могло принести действующему президенту миллионы дополнительных голосов.

Институциональные барьеры

Перспективы создания новой партии ставит под сомнение и наличие институциональных механизмов, посредством которых правящий партийный тандем уже полтора столетия купирует попытки создания конкурирующих структур. Как на национальном уровне, так и в рамках законодательства штатов закреплены достаточно жесткие требования к партиям и их кандидатам для включения в избирательный бюллетень (в первую очередь это касается регистрационных сборов и требований к количеству собранных в пользу выдвижения подписей). Обойти эти ограничения можно лишь при одном условии: при наличии большого объема финансов. Однако кто будет вкладывать весьма значительные суммы в проект с низкой перспективой окупаемости? Собственные же ресурсы Трампа отнюдь не безграничны.

Комиссия по президентским дебатам – частная структура, и потому демократы и республиканцы вольны отказывать кандидатам от третьей партии либо независимым претендентам в участии в данном процессе. Присутствие на дебатах в 1992 г. позволило Россу Перо поднять свой рейтинг с 7% до 19%. В результате уже в 1996 г. Перро не был допущен до дебатов.

Наконец, само использование мажоритарной системы в ходе выборов национального уровня превращает задачу построения конкурентоспособной «третьей партии» в политическую теорему Ферма.

Суровая правда цифр

Электоральный потенциал новой партии неизбежно будет подрывать и память о длительной истории поражений «третьей силы».

В последний раз «третья партия» вырвала власть из рук правящего тандема в 1856 г., когда недавно созданные республиканцы вытеснили вигов с политического Олимпа США.

С 1852 г. каждый президент был либо республиканцем, либо демократом. Доля голосов избирателей, отдаваемых за кандидатов от двух основных партий на протяжении послевоенного периода, в среднем равна 95%.

Последним кандидатом от «третьей партии», победившим в одном или нескольких штатах, был Джордж Уоллес (1968 г.). После Росса Перо (1992 и 1996 гг.) ни один претендент от «третьей стороны» не смог набрать более 5% голосов на выборах главы государства.

За период с 1990 г. независимые кандидаты или представители «третьей партии» лишь 6 раз побеждали на выборах губернатора.

Таким образом, формирование «партии Трампа» на данный момент представляется малоперспективным шагом. Последнее, впрочем, не подразумевает невозможность и нецелесообразность формирования «третьей партии» как таковой. Равным образом не нужно спешить на политические похороны Дональда Трампа. У него все еще есть шанс на реванш. Однако его реализация потребует от 45-го президента США готовности рискнуть всем, существенным образом перестроить свой имидж, создать новую идеологию и соответствующую ей программу действий, а также вступить в прямой конфликт с целым рядом влиятельных групп интересов.

Впрочем, куда более вероятным представляется другой вариант развития событий, также обозначенный Жириновским: Трамп может последовать давней политической традиции США, признать свое поражение и попытаться вернуть себе кресло президента в 2024 г. Однако получится ли у него повторить подвиг Гровера Кливленда – большой вопрос.

tramp impichment

 
Новое на Prisp.ru
 
Партнеры
politgen-min-6 Трамп еще сыграет свою партию
banner-cik-min Трамп еще сыграет свою партию
banner-rfsv-min Трамп еще сыграет свою партию
expert-min-2 Трамп еще сыграет свою партию
partners 6
inop-min Трамп еще сыграет свою партию
insomar-min-3 Трамп еще сыграет свою партию
indexlc-logo-min Трамп еще сыграет свою партию
rapc-banner Трамп еще сыграет свою партию