Журналист
11.06.2018

Шок и трепет: как спецоперацию превратить в клоунаду

Общественность испытала прямо девятый вал бурных чувств с выходом неимоверного количества эмоций. Это произошло после известия об убийстве и последующего воскрешения известного российского журналиста Аркадия Бабченко, покинувшего после многочисленных угроз Российскую Федерацию и проживающего последний год в Киеве.
Кто-то назвал эти события фейковыми новостями, но на самом деле - это блестящая спецоперация украинских спецслужб, практически прошедшая без сучка, без задоринки. Можно, конечно, придраться к отдельным нестыковкам в ходе ее реализации, но в целом они никак не повлияли на общий результат. Главная цель была достигнута – организаторы и заказчики поверили, что убийство на самом деле произошло, а следствие получило дополнительную информацию и улики.

В связи с этим не удивляет реакция Следственного комитета Российской Федерации. Несмотря на поздний вечер и на то, что информация о покушении на Аркадия Бабченко практически еще не разошлась даже в украинских СМИ, там, в РФ, уже через каких-то двадцать минут после объявления о событии заявили, что возбуждено уголовное дело по факту убийства российского гражданина. Возбуждение уголовного дела, скажем так, процесс бюрократический. Требуется определенная процедура подтверждения, что преступление произошло. И уж точно это не решается в столь короткий промежуток времени после заявлений в «Фейсбуке». Сидели и ждали?

В ходе имитации убийства украинские власти тоже допустили одну существенную ошибку. В круг осведомленных о спецоперации высокопоставленных лиц то ли в целях недопущения утечки информации, то ли в силу каких-то внутренних разногласий не включили премьер-министра и главу Министерства иностранных дел. А те, невзирая на молчание президента, решили самостоятельно сделать громкие заявления. Что в дальнейшем вызвало своеобразное недовольство западных официальных лиц. И пришлось потом отдельно собирать послов и информировать о проведенной операции, вызвавшей такой огромный резонанс во всем мире.

«Воскрешение» популярного журналиста произошло в здании СБУ на следующий день после имитации покушения. На брифинге практически все было хорошо, пока слово не взял кум президента, генеральный прокурор Юрий Луценко. Он под объективы видеокамер многочисленных СМИ начал сводить личные счеты с оппонентами, перечисляя, кто и как из оппозиции критиковал власть из-за очередного громкого убийства. Сказывается отсутствие юридического образования. В результате вместо детального разбора преступления и демонстрации безупречных юридических доказательств брифинг превратился в банальную провинциальную чиновничью промоакцию.

Пресс-секретарь генерального прокурора пошла еще дальше. Объявила в «Фейсбуке» «охоту на ведьм». Начала собирать список лиц и их высказываний, которые критиковали власть после свершившегося, как всем казалось, резонансного преступления. В этот список попали кандидаты в президенты, народные депутаты, журналисты, активисты. Даже Мирослава Гонгадзе за свои слова «Безнаказанность порождает преступление» попала «на карандаш» Генеральной прокуратуры. Кстати, дело об убийстве ее мужа до сих пор в прокуратуре не завершено.
Ни для кого не секрет, что нынешние государственные институты и их руководители имеют в украинском обществе крайне низкую популярность. Соответственно столь дешевый пиар с примитивными обвинениями чиновников, тезисы которых в дальнейшем подхватили провластные журналисты, блогеры и политтехнологи, вызвал огромное недоверие к отлично спланированной и проведенной операции украинских спецслужб.

А после всего этого, когда заговорил главный подозреваемый в организации преступления Борис Герман, многие больше поверили его вообще ничем не подкрепленным словам, чем спецслужбе, которая задокументировала факты, хотя и предоставила их в строго ограниченном минимуме.
Защита подозреваемого выбрала очень хорошую тактику. Клиент вроде как ни в чем не виноват, он сам «патриот» и «волонтер». Был задействован в спецоперации, правда, некоего другого подразделения украинских спецслужб, находящегося якобы в состоянии внутриведомственного конфликта с теми, кто задержал подозреваемого. Прямо по роману Юлиана Семенова «Семнадцать мгновений весны»: конфликт в Главном управлении имперской безопасности между IV управлением Мюллера и VI управлением Шелленберга.
Одним словом, подозреваемый – это маленький человечек, выполнявший волю больших дядей из спецслужб, которые его попросту подставили. Правда, фактурного подтверждения защита так и не предоставила, но в информационном плане это заявление сыграло существенную роль. Его целенаправленно подхватили и распространили так, что многие подумали, что это резонансное событие действительно мистификация спецслужб, осуществленная для поднятия рейтинга непопулярных политиков в ходе неформально начавшейся избирательной кампании.
Суровое обвинение. И сейчас этот тренд тяжело переломить. В рамках этой операции были получены данные о том, что заказ на устранение Аркадия Бабченко не единичен. Существует целый список людей, подлежащих ликвидации, состоящий из 47 пунктов. В нем известные журналисты, блогеры, активисты. Исходя из анализа фамилий из списка, которые стали известны, можно констатировать, что в список в основном попали не столько личные враги Путина, а просто достаточно популярные медийные персонажи.
Цель их убийства – во время неформально идущей президентской и парламентской избирательных кампаний ввергнуть Украину в состояние хаоса. Вызвать в обществе страх, панику, показать несостоятельность государственных структур, посеять элемент раздора. Мы уже сейчас, после предотвращенного преступления, наблюдаем нагнетание состояния раскола в обществе, которое, к сожалению, в дальнейшем будет только нарастать. Преступление удалось предотвратить, но одна из предполагаемых задач фактически достигнута.

Журналистов, фигурировавших в расстрельном списке, пригласили в СБУ. Взяв предварительно подписку о неразглашении, их ознакомили с материалами следствия. Ни один из них в дальнейшем не заявил, что это все полная ерунда и мистификация. Все достаточно серьезно отнеслись к представленным доказательствам.
В ответ на заявления некоторых из них о том, что собранная доказательная база достаточно убедительна, тут же послышались обвинения в том, что их якобы купили, запугали, что ими манипулируют, их шантажируют и взяли чуть ли не под колпак спецслужб. Но я не сказал бы, что там собрались люди, легко попадающие под влияние и готовые так быстро испугаться нынешней власти. Среди них есть специалисты, которые в состоянии определить уровень собранных улик и всю серьезность существующих угроз.
Сейчас «Список 47» со всех сторон осознанно или неосознанно превращают в мем, тем самым продолжая нивелировать успех спецслужб и ставя под сомнение угрозу жизни внесенных туда людей. На самом деле, возможно, было бы смешно, если бы не были убиты Павел Шеремет, Амина Окуева, Максим Шаповал, Александр Хараберюш, Тимур Махаури, Денис Вороненков.

Главная ошибка власти – это то, что мероприятие, связанное с национальной безопасностью, политтехнологи от власти решили превратить в пиар. В конечном итоге победа может превратиться в сокрушительное поражение.

P.S. Кто в списке?
Полный список лиц, на которых, по сведениям украинских спецслужб, готовилось покушение, не опубликован. Но некоторые имена и фамилии уже известны. Среди них – популярные журналисты, радио- и телеведущие, жена кандидата в президенты Анатолия Гриценко Юлия Мостовая – редактор делового издания «Зеркало недели». Также в списке Илья Богданов – ФСБэшник, сбежавший из России и воевавший на стороне Украины.
На данный момент называются следующие персоны из «списка 47»:
Аркадий Бабченко,
Матвей Ганапольский,
Татьяна Даниленко,
Айдер Муждабаев,
Сергей Иванов,
Павел Казарин,
Евгений Киселев,
Осман Пашаев,
Юрий Макаров,
Илья Богданов,
Катерина Сегацкова,
Сергей Гришин,
Богдан Буткевич,
Отар Довженко,
Соня Кошкина,
Виталий Портников,
Тодор Пановский,
Юлия Мостовая.

Оригинал статьи смотрите на http://www.ucpb.org/news/world/shok-i-trepet-kak-spetsoperatsiyu-prevratit-v-klounadu

babchenko brif

 
Новое на Prisp.ru
 
Партнеры