Политолог, эксперт Центра ПРИСП
20.04.2021

Граница предвыборного полугодия: позиции партий

 

Через полгода ранним утром страна узнает результаты голосования на выборах в Государственную Думу РФ. И это поневоле заставляет задуматься о стартовых условиях грядущей электоральной гонки.

Политолог, эксперт Центра ПРИСП Николай Пономарев отмечает, что множество вопросов вызывает не только положение очевидного фаворита в лице «Единой России», но и ее конкурентов, включая многие малые партии.

«Партия власти» в цифрах

Данные массовых опросов, проводимых российскими поллстерами, указывают на наличие значимых проблем у партии «Единая Россия» в плане восприятия ее бренда накануне грядущих выборов. Отчитываясь о динамике рейтингов, социологи широкими мазками наносят на полотно графиков и диаграмм не самую радужную картину для «партии власти». 

По данным на 11 апреля 2021 г., отдать свой голов единороссам в ходе думских выборов готовы от 29,4% (ВЦИОМ) до 32% (ФОМ) избирателей. Чтобы адекватно оценить масштабы проблем, вставших перед партией Дмитрия Медведева, нужно сопоставить эти цифры с показателями за предшествующие годы.

Ознакомившись с результатами опросов ВЦИОМ, мы узнаем, что в 2017 г. о готовности проголосовать за «Единую Россию» в ходе парламентских выборов в среднем заявляли 50,4% опрошенных, в 2018 г. – 42,5%, в 2019 г. – 33,6%, в 2020 г. – 32,6%. Для сравнения, в не самом благополучном для партии 2011 г. ее рейтинг был равен в среднем 44,8%.

На фоне этого пожелание главы думской фракции единороссов Сергея Неверова повторить результат 2016 г. поневоле должно восприниматься в поэтическом ключе. «Монтеры, вот вам выжженная страна. У вас в сумке два гвоздя и камень. Имея это воздвигните город».

Опросы ФОМ также указывают на то, что организаторам партийной кампании стоит запастись терпением и валерьянкой. 25 марта 2018 г. «Единая Россия» могла рассчитывать на поддержку 53% респондентов в ходе выборов в Госдуму. Годом позже этот показатель достиг уровня 33%. К 22 марта 2020 г. рейтинг единороссов вырос до 35%. Однако через 12 месяцев он упал до 31%. Уровень избираемости партии оказался не на дне, но близко к нему (рейтинг достиг исторического минимума в ноябре 2020 г., опустившись до уровня 28%)

Опыт прошлых лет

Однако «утопающая» (на первый взгляд) партия способна с легкостью оттолкнуться ногами от «социологического дна». Она уже неоднократно демонстрировала владение этим ценным навыком в прошлом.

В 2011 г. за 6 месяцев до дня голосования показатель популярности «Единой России» среди избирателей фиксировался на уровне от 42% (ФОМ) до 48,8% (ВЦИОМ).

Последние социологические опросы ВЦИОМ накануне выборов выявили готовность поддержать «партию власти» у 41% опрошенных. В ходе исследования ФОМ, датированного 5 – 6 ноября 2011 г., о намерении голосовать за единороссов заявили 42% респондентов.

По версии ВЦИОМ, на протяжении 6 предвыборных месяцев рейтинг сократился на 7,8%, по оценке ФОМ – вернулся к исходному значению.

В итоге «партия власти» сумела заручиться поддержкой 49,32% избирателей в ходе голосования по спискам. При явке в 60,21% единороссы сумели обеспечить себе 7,3 – 8,3% дополнительных голосов.

По версии ВЦИОМ, единороссы в итоге смогли лишь отыграть очки, потерянные на протяжении предвыборного полугодия. Исследования ФОМ описывают иную картину: за 6 месяцев накануне выборов «Единая Россия» так и не смогла увеличить свой рейтинг, но ей удалось превысить его величину сразу на 7% по итогам голосования.

Однако, так или иначе, партия сумела подняться над собственным рейтингом.

За полгода до ЕДГ-2016 электоральный рейтинг единороссов колебался в коридоре от 44,1% (ВЦИОМ) до 49% (ФОМ). За последующие 6 месяцев показатель упал на 3% и 6% соответственно.

В итоге «Единая Россия» набрала 54,2% голосов при явке на уровне 47,88%. Электоральный результат партии превысил величину актуальных рейтингов на 11,2 – 13,1%. Более того, он поднялся на 5,2 – 10,1% над величиной своей электоральной популярности за полгода до дня голосования.

Нельзя строить прогнозы исключительно на основании данных ретроспективного анализа: события редко повторяются по универсальному алгоритму. Но если «партия власти» все же сумеет в третий раз войти в одну и ту же реку, то вполне вероятно, что рейтинг «Единой России» продолжит падать. Однако в итоге однопартийцы Дмитрия Медведева сумеют вернуть потерянные очки в ходе голосования или даже подняться над планкой своего рейтинга на конец марта – начало апреля 2021 г.
«Потолок» единороссов: вопрос явки

Пределы электорального «потолка» единороссов в рамках голосования по спискам сложно определить. Недавний опрос, организованный Институтом социального маркетинга ИНСОМАР, показал, что в принципе голосование за «партию власти» для себя допускают 54% респондентов.

Так или иначе, результат будет напрямую зависить от размера явки, который крайне сложно спрогнозировать. Исследование ИНСОМАР позволило установить, что твердо намерены участвовать в выборах 42% респондентов. Еще 13% опрошенных заявили, что, скорее всего, примут участие в голосовании. Отказ от волеизъявления продекларировали 12% участников исследования. И 31% опрошенных выбрали вариант ответа «Определюсь ближе к выборам».

Таким образом, ориентировочно явка может достигать 55%. Что не вполне благоприятно для правящей партии. На протяжении последних 20 лет в ходе выборов в Госдуму фиксируется закономерность: чем выше явка, тем ниже результат единороссов в рамках голосования по партийным спискам.

В 2003 г. в думских выборах приняли участие 55,67% избирателей, и «Единая Россия» получила 37,56% голосов. В 2011 г. при явке в 60,21% единороссы набрали 49,32% голосов по партспискам. В 2016 г. в выборах приняли участие 47,88% обладавших правом голоса россиян. 54,2% из них оставили в бюллетене отметку под логотипом правящей партии.

Единственным исключением из правила служат выборы 2007 г. Тогда к урнам для голосования явились 63,71% избирателей, и «партия власти» заручилась поддержкой 64,3% проголосовавших. Однако в этом случае единороссы могли опереться на авторитет, накопленный за период «тучных нулевых».

Простые арифметические подсчеты указывают на то, что «партии власти» выгодно «сушить» явку. Причем им не потребуется предпринимать для этого особых усилий: как показал опрос ИНСОМАР, 77% совершеннолетних россиян уверены в итоговой победе «Единой России».

Ресурсы для рывка

Правящая партия, несмотря на существенные проблемы с рейтингом, достаточно оптимистически смотрит на будущее. И для этого у ее представителей есть весомые основания.

Во-первых, секретом Полишинеля остается убедительная победа «партии власти» в рамках борьбы за одномандатные округа. На этом поле единороссы доминируют уже «исторически».

В ходе выборов 2003 г. кандидаты от «Единой России» набрали большинство голосов избирателей в 103 округах из 222 (в трех случаях результаты голосования были признаны недействительными). Однако в скором времени ряды парламентской фракции единороссов пополнили еще 52 депутата, прежде принадлежавшие к числу независимых или являвшихся членами других партий. В итоге партия получила контроль над голосами 155 одномандатников.

В 2016 г. выборы в одномандатных округах обернулись для правящей партии триумфальным шествием: ее представители взяли 203 мандата из 225.

Кампания «Единой России» также наверняка будет во многом построена на использовании «электоральных паровозов». По информации источников РБК, единороссы намерены опереться на авторитет популярных губернаторов. Они, гипотетически, должны будут возглавить региональные списки «партии власти» приблизительно в 40 – 50 субъектах федерации. Вероятно, именно с этим связано анонсированное в марте увеличение числа региональных групп «Единой России». Если в 2016 г. партию представляли 36 региональных групп, то в 2021 г. их количество вырастет до 58 – 60.

Под вопросом остается возможность превращения фигуры президента в «электоральный паровоз» правящей партии. Появление Владимира Путина во главе федерального списка единороссов позволит партии существенно увеличить свой электоральный потенциал.

Единороссы также намерены привлечь на свою сторону скептически настроенных избирателей за счет новых лиц в федеральном списке кандидатов. Секретарь генсовета партии Андрей Турчак уже заявил о том, что состав его членов обновиться примерно на 50%. Вероятнее всего, правящая партия попытается подобрать ключи к сердцам избирателей, выдвинув в качестве кандидатов волонтеров, завоевавших авторитет в глазах сограждан на фронте борьбы с коронавирусом. На это четко указывают характер публичной риторики Владимира Путина и Дмитрия Медведева (достаточно вспомнить выступление президента на прошедшей 4 марта встрече с участниками всероссийской акции взаимопомощи «Мы Вместе»), включение лидеров ряда НКО в состав оргкомитета праймериз «Единой России» и активное участие волонтеров в предварительном голосовании правящей партии. 22 марта любой посетитель официального сайта «Единой России» мог узнать, что почти треть заявившихся на участие в предварительном голосовании «власти» являются волонтерами.

Нельзя забывать и о возможном эффекте от послания президента Федеральному Собранию: анонсирование новых социальных программ наверняка добавит единороссам очков в глазах избирателей.

Скажи мне, кто твой враг…

Свою роль в ходе грядущей кампании наверняка сыграет и очевидная слабость парламентской оппозиции. Это наглядно подтверждает то, что соперники единороссов в течение последних лет банально не сумели воспользоваться проблемами своего основного конкурента.

В рамках жизнеспособной и конкурентной модели партийной системы так или иначе работает закон сохранения электорального потенциала. Условно, сокращение числа избирателей, готовых голосовать за «партию слонов», должно обернуться пропорциональным увеличение количества сторонников «партии ослов». Голоса от одного политического тяжеловеса переходят к другому в процессе колебания «партийных качелей».

В рамках партийной модели современной России эта закономерность четко не прослеживается. По данным ВЦИОМ, в 2017 г. о готовности поддержать «Единую Россию» на думских выборах в среднем заявляли 50,4% опрошенных. К 2019 г. этот показатель сократился до уровня 33,6%. В течение двух лет среднегодовое значение рейтинга ЕР уменьшилось на 16,8%.

В теории, большая часть этих голосов должна была уйти партиям парламентской оппозиции. Однако на практике рейтинги «большой тройки» в лице КПРФ, ЛДПР и СР увеличились лишь на 8%: соратникам Зюганова отошли 6%, по 1% – однопартийцам Миронова и Жириновского. Еще 4,3% голосов разделили между собой партии непарламентской оппозиции.

В течение двух лет среднегодовое значение электорального потенциала ВСЕХ оппозиционных партий увеличилось на 12,3%. При том, что ЕР лишилась поддержки 16,8% избирателей. Разница между этими показателями составляет 4,7%, т.е. почти треть от утраченного единороссами электорального потенциала.

Если же учитывать только партии парламентской оппозиции, то совокупное число их новых сторонников составляет менее половины от общего количества избирателей, разочаровавшихся в ЕР.

Возникшую ситуацию можно было бы объяснить разочарованием граждан в институте выборов, однако социологи, напротив, фиксируют рост числа россиян, готовых явиться к избирательным урнам. В 2017 г. об отказе от участия в выборах в среднем заявляли 11,3% опрошенных, а в 2019 г. – лишь 8,5%. При этом численность граждан, намеренных явиться на участок и испортить бюллетень, выросла лишь на 0,5% (с 1% до 1,5%).

Можно предположить, что значительная часть избирателей, разочаровавшихся в «партии власти», пополнила ряды затруднившихся с ответом респондентов (их доля за 2 года в среднем увеличилась на 6,8% - с 5,9% до 12,7%). Утратив симпатии к ЕР, они не смогли найти ей альтернативу в рамках существующей «партийной линейки».

В 2018 г., благодаря пенсионной реформе, оппозиционные партии действительно пережили кратковременный период роста. По данным ВЦИОМ, с мая по декабрь 2018 г. электоральный рейтинг КПРФ увеличился с 9,3% до 15,8%. В случае ЛДПР этот показатель вырос с 7,8% до 12,1%. Удельная доля готовых проголосовать за «Справедливую Россию» россиян выросла с 4,7% до 6,3%.

Однако оппоненты единороссов так и не сумели закрепить достигнутые результаты. Наглядным примером в данном случае может служить динамика показателя избираемости партии Геннадия Зюганова. В 2019 г. среднее значение рейтинга КПРФ было равно 15,4%, в 2020 г. – 13,6%. За истекший отрезок 2021 г. показатель упал до 12,2%.

Социологический диагноз для оппозиции

Актуальные данные поллстеров о положении оппозиционных партий также нельзя рассматривать как повод для оптимизма среди их сторонников.

По данным ВЦИОМ, электоральный рейтинг КПРФ равен 13%, ЛДПР – 10,7%, партии «Справедливая Россия – Патриоты – За правду» – 7,7%.

По сравнению с показателями за начало апреля 2020 г., потенциал избираемости оппозиционных партий почти не изменился. Ощутимо выросли лишь рейтинги обновленной СР и непарламентских партий (на 1,8% и 2,8% соответственно). Главные оппоненты «партии власти» так и не сумели воспользоваться столь перспективным ресурсом, как падение уровня жизни граждан в период пандемии.

Опросы ФОМ рисуют более оптимистическую картину для парламентской оппозиции. Их данные свидетельствуют о том, что проголосовать за КПРФ готовы 12% респондентов (размер прироста за год – 2%), за ЛДПР – 10% (2%), за СР – 7% (3%), за прочие партии – 7% (величина показателя сократилась на 3%). Однако текущий потенциал противников действующей власти все равно не позволяет им бросить вызов доминированию «Единой России».

Рейтинг «Яблока» в 2021 г. стабильно колеблется на уровне 1 – 2%. «Новые люди», «Коммунисты России» и «Российская партия пенсионеров за социальную справедливость» не могут вырваться из «ловушки 1%». Впрочем, их менее удачливые конкуренты из лагеря малых партий чаще всего не могут достигнуть и этой планки.

Впрочем, отказывать непарламентским партиям в шансах на преодоление 5%-ного барьера было бы излишне смело. Роль малых партий в политической жизни страны за последние 3 года существенно выросла. Среднее значение их электорального рейтинга за период 2011 – 2017 гг. равно всего лишь 3,5%. К моменту президентских выборов 2018 г. доверить свои голоса непарламентским партиям были готовы 6,3% россиян. Через 3 года их доля выросла до 14,4%.

Возможность рывка

В теории некоторые оппозиционные партии могут нарастить свой электоральный рейтинг в течение ближайших 6 месяцев.

По данным ВЦИОМ, 20 марта 2016 г. о своем намерении голосовать за КПРФ заявляли 10,1% опрошенных, 11 сентября (т.е. за неделю до ЕДГ) – 7,4%. В итоге партию в рамках голосования по спискам поддержали 13,34% избирателей.

ЛДПР за полгода до выборов-2016 имела рейтинг около 9,6%. За неделю до дня голосования этот показатель измерялся на уровне 12,6%. За партийный список «жириновцев» проголосовали 13,14% россиян, принявших участие в выборах в Госдуму.

Впрочем, социологи отмечают и случаи отсутствия ощутимой динамики электорального потенциала оппозиционной партии в течение предвыборного полугодия.

Так, за 6 месяцев до старта ЕДГ-2016 электоральный рейтинг «Справедливой России» достигал 6,3%. Накануне выборов он фиксировался на том же уровне. В результате в рамках голосования по партспискам «мироновцы» заручились поддержкой 6,22% избирателей.

В любом случае, опыт предшествующей кампании по выборам в Государственную Думу показывает, что оппозиционеры способны за полгода обеспечить себе рост электоральной поддержки в районе 3,2 – 3,5%. Напомним, что за тот же период «партия власти» сумела нарастить свой электоральный потенциал на 10,1% (по оценке ВЦИОМ). Таким образом, успехи оппонентов «Единой России» были полностью нивелированы.

Первые лица партий

Отдельного внимания заслуживает вопрос о наличии у партий такого значимого ресурса, как авторитет формального лидера. В этом плане оппозиционеры, на первый взгляд, могут быть спокойны: индекс доверия к председателю «Единой России» Дмитрию Медведеву, измеряемый ВЦИОМ, давно находится в отрицательной зоне. На 11 апреля 2021 г. он достигал уровня – 49 пунктов. В этом отношении бывший премьер-министр уверенно «опережает» своих конкурентов: индекс доверия к лидерам прочих парламентских партий также являются отрицательным, однако колеблется в коридоре от – 25 до – 34 пунктов.

Впрочем, это неформальное преимущество легко может перечеркнуть включения имени действующего президента в федеральную часть партийного списка. Индекс доверия к Владимиру Путину, по оценке ВЦИОМ, равен 34 пунктам.

Вместо заключения

«Магия цифр» социологов наглядно свидетельствует о том, что «Единая Россия» подошла к границе «предвыборного полугодия», располагая солидным потенциалом с точки зрения наращивания своего рейтинга. Победа партии, скорее всего, будет «выкована» рамках борьбы за одномандатные округа. Однако у единороссов также есть шансы заметно повысить свой электоральный потенциал.

Основные оппоненты «партии власти» сумели растерять часть сторонников, выразивших им поддержку в период разработки и реализации пенсионной реформы. Более того, они не сумели обратить в свою пользу негативные последствия пандемии.
Вопрос о том, появится ли в Думе новая партия, остается открытым: на фоне прироста числа сторонников непарламентских партий ни одна из них не может пока похвастаться уровнем поддержки, достаточным для получения хотя бы государственного финансирования.

 

bizness reiting

 
Новое на Prisp.ru
 
Партнеры
politgen-min-6 Граница предвыборного полугодия: позиции партий
banner-cik-min Граница предвыборного полугодия: позиции партий
banner-rfsv-min Граница предвыборного полугодия: позиции партий
expert-min-2 Граница предвыборного полугодия: позиции партий
partners 6
inop-min Граница предвыборного полугодия: позиции партий
insomar-min-3 Граница предвыборного полугодия: позиции партий
indexlc-logo-min Граница предвыборного полугодия: позиции партий
rapc-banner Граница предвыборного полугодия: позиции партий