Доктор политических наук, профессор РГГУ, профессор кафедры дипломатии МГИМО
26.06.2021

Британский политический эсминец

 

Член Совета Ассоциации российских дипломатов, доктор политических наук, профессор РГГУ, профессор кафедры дипломатии МГИМО Владимир Пряхин – о том, как британский эсминец в Черном море связан с политическими приоритетами США и Европы.

23 июня британский эсминец «Дефендер» нарушил территориальные воды России в районе мыса Фиолент (Автономная Республика Крым, РФ) углубился в эту воды на 3 км и после предупредительных выстрелов пограничного корабля и предупредительного бомбометания с российского военного самолёта покинул наши воды.

С учётом непростых отношений, складывающихся в настоящее время между Россией и коллективным Западом, этот в общем-то незначительный инцидент стал резонансным - последовало приглашение британского посла в российское Министерство иностранных дел, а также соответствующий дипломатический протест-предупреждение и ответное заявление по этому поводу премьер-министра Бориса Джонсона.

Несмотря на стремление британской стороны «отмазаться», представить нарушение границ России как проход через международные воды по кратчайшей прямой, в данном случае речь, конечно же, идет не о штатном проходе британского корабля из Одессы в Грузию, а о тщательно спланированной дипломатической акции. То, что решение о ней был принято лично главой кабинета, подтвердила и авторитетная лондонская газета «Телеграф».

Заметим, что применение боевых кораблей для такого рода акции - достаточно широко распространенный «классический» метод западной дипломатии. В свое время он получил и специальное название «дипломатии канонерок». Впрочем, использовались не только канонерки, но и линейные корабли. В начале XX века, например, президент США Теодор Рузвельт отправил в кругосветный рейс целую армаду выкрашенных специально для этой цели в белый цвет американских дредноутов с тем, чтобы показать в главных портах мира великодержавные амбиция США и реальные возможности для их претворения в жизнь.

В марте 1946 г. в бассейн Чёрного моря, точнее в пролив Босфор, был командирован ветеран войны на Тихом океана линкор «Миссури» с почетной миссией доставить на родину останки турецкого посла в США. Действительная цель «почетной миссии» была совсем другая. Белый дом таким образом оказал поддержку Анкаре, которая в этот момент испытывала серьезные трудности. Используя тот факт, что Турция, формально не участвуя во Второй мировой войне, оказывала странам оси моральную поддержку, СССР заявил о своих претензиях на значительные территории исторической Армении, отошедшие к Турецкой республике по Карсскому и Московскому договорам. «Миссури» в возникшем споре обозначил позицию США в пользу Анкары.

И нынешний эпизод с «Дефендером» тоже относится к дипломатическим акциям с серьезным политическим подтекстом. Но каким?

Разгадка этой загадки в ответе на вопрос, почему именно британский эсминец, а не корабль другой натовской страны был выбран для демонстрации силы. Почему, например, не американский?

Да потому, что на сегодняшний день в Черном море нет американских военных кораблей. Готовясь к российско-американскому саммиту в Женеве президент Байден наложил эмбарго на регулярные «круизы» американских кораблей в акваторию Черного моря. Тем самым он попытался показать готовность американской стороны к обсуждению вопросов стратегической стабильности в мире. И такое обсуждение действительно состоялось. По его итогам двумя президентами был подписан соответствующий документ, в котором заявлялось, что стороны «в ближайшее время запустят комплексный двусторонний диалог по стратегической стабильности, который будет предметным и энергичным».

В данном контексте вторжение британского эсминца в российские территориальные воды вблизи Севастополя - это очевидная провокация, противоречащая самому духу поддержания стратегической стабильности между Россией и коллективным Западом. Никого в данном случае не обманут заявления о том, что что британские мореходы настолько некомпетентны, что не могли проложить курс своего судна на 3 км южнее.

Вряд ли в Вашингтоне в восторге от такого своеволия своего британского staunch ally - стойкого союзника, демонстрирующего полное пренебрежение к документу, подписанному президентом США. Но в этом эпизоде отражается внутренняя суть совсем не простых отношений между Вашингтоном и Лондоном. Как отмечал еще генерал де Голль в своих мемуарах, Лондон всегда был своеобразным лоцманом для менее искушенных в большой дипломатии американских политиков. Именно Черчилль притормозил открытие второго фронта в Европе в 1942 г., когда американцы проявили определенную склонность вступить в решительные боевые действия против гитлеровской Германии в Европе.

Но в данном случае это не просто вопрос ревности - почему, мол, американцы подписывают с Москвой документ о стратегической стабильности в обход Лондона, или без достаточного согласования с британским союзником. Речь идет о некоторых трещинах в позициях США и британских правящих кругов по вопросам мировой политики. И эти трещины в перспективе будут увеличиваться. Как американский политик Байден не может не учитывать настроения своего электората, а электорат этот по большей части не очень-то осведомлён о географическом месторасположении Крыма. Еще меньше он приветствовал бы ввязывание США в какую-либо ненужную им войну за десять тысяч километров от Америки. Поэтому в американском обществе имеется определенное понимание наметившегося смещения акцентов во внешней политике США с Евроатлантического на Азиатско-Тихоокеанское направление. Ведь американцы во время Второй мировой войны воевали в Европе менее года, а вот на Тихом океане они вели четырехлетнюю войну, и еще неизвестно, сколько бы она продолжалась, если бы Советский Союз, выполняя свои союзнические обязательства, не предпринял наступление на Японию в северо-восточном Китае и на Тихом океане, очистив от японских войск Курилы и Южный Сахалин. Как раз это в США помнят, и по этому вопросу есть даже определенный консенсус в американском обществе. Ведь и неуклюжие зондажи Трампа с возможным приглашением России вернуться в «Большую семерку», и подписанный Байденом документ относительно укрепления стратегической стабильности - акты из одной и той же политической оперы, а именно неуклонного смещения американских приоритетов в Азиатско-Тихоокеанский регион.

Вот это-то и раздражает Лондон, у которого другие представления и другое видение мировой политики. Британскую политическую элиту не так уж сильно беспокоят приоритеты США в Тихом океане. Если у США есть там какие-то озабоченности, пусть они решают их сами. Благо у них там такие мощные союзники и партнёры как Япония и Южная Корея. А вот Европа интересует и британцев, и некоторых других европейцев, в особенности из числа новых членов НАТО и Европейского союза. Как падальщики они кружатся над постсоветским пространством, пытаясь оторвать от него кусочки, будь то страны или даже отдельные географические точки. Поэтому заинтересованность британских политиков в активной поддержке киевского режима и радикал-националистических сил на Украине выше, чем у Вашингтона.

Да, конечно, Вашингтон поддерживает Зеленского, Байден сам непосредственно участвовал в определённых акциях этой поддержки, причём некоторые средства массовой информации характеризовали эти акции сомнительными с точки зрения их финансовой легитимности и этической чистоплотности. Но в данном случае речь идет не о личных интересах отдельных представителей администрации, а, в полном смысле этого слова, о глобальных интересах США в мировой политике.

И Лондон тоже торопится показать, что в этой политике у него есть свои интересы, и он вправе рассчитывать на поддержку Вашингтоном этих интересов. Вот только методы демонстрации этих расчётов и этого воздействия на Вашингтон не могут не вызывать сомнения. Не вызывает сомнения и то, что в следующий раз при подобных нарушениях выстрелы и бомбометания российских пограничников уже не будут только предупредительными. Кроме того, есть ведь еще и человеческий фактор, возможны и технические сбои, и ошибки в радиосвязи т.п. В Лондоне наверняка помнят, как в июне 1999 г. батальон российских десантников предпринял марш-бросок и опередив британцев, взял под свой контроль аэропорт в Приштине. Раздосадованный британский генерал сказал тогда, что готов был сделать первый выстрел третьей мировой войны. Почему наши военные должны быть более сдержанными, когда речь идет о провокациях против территориальной целостности нашей страны?

С учетом этого британским властям стоит лучше обдумывать свои действия, прежде чем давать на них добро. Ну а свои разногласия с Вашингтоном по вопросам глобальной политики Лондону лучше решать напрямую с Белым домом, не прибегая к опасным провокациям в Черном море.

 

flagi usa britan

 
Новое на Prisp.ru
 
Партнеры
politgen-min-6 Британский политический эсминец
banner-cik-min Британский политический эсминец
banner-rfsv-min Британский политический эсминец
expert-min-2 Британский политический эсминец
partners 6
inop-min Британский политический эсминец
insomar-min-3 Британский политический эсминец
indexlc-logo-min Британский политический эсминец
rapc-banner Британский политический эсминец