Руководитель Центра урегулирования социальных конфликтов, эксперт Центра ПРИСП, председатель Коллегии медиаторов при Торгово-промышленной палате Московской области
10.07.2018

ОНФ: Общественный контроль или контроль за обществом?

 

Руководитель Центра урегулирования социальных конфликтов, председатель Коллегии медиаторов при Торгово-промышленной палате Московской области, эксперт Центра ПРИСП Олег Иванов рассуждает о смысле существования ОНФ и его перспективах. 

Несмотря на то, что официально Общероссийский народный фронт (ОНФ) был учрежден только в 2013 году, предложение о его создании Владимир Путин озвучил еще в мае 2011 года. Безусловно, ОНФ создавался как широкая общественная коалиция в целях поддержки Путина и укрепления его электоральных позиций в преддверии президентских выборов 2012 года.

После того, как выборы закончились, власти оказались перед дилеммой – ликвидировать ОНФ «в зародыше», еще до его официального учреждения («мавр сделал свое дело, мавр может уходить»), либо поставить перед движением новые долгосрочные задачи.

Как мы знаем, был выбран второй вариант: в июне 2013 года состоялся съезд ОНФ, где были приняты учредительные документы, фиксирующие надпартийный характер движения, а Владимир Путин был избран лидером движения. Основной задачей ОНФ был назван общественный контроль за исполнением «майских указов» 2012 года, принятых президентом сразу после вступления в должность.

Реальной же его целью, как оказалось, стало формирование «управляемого» гражданского общества, с помощью которого власти получили возможность проводить собственные инициативы якобы «снизу», от населения. Также ОНФ использовался как площадка для подконтрольного обсуждения социальных проблем, после которого власти могли сослаться на то, что «вопрос был всесторонне рассмотрен общественностью и компромисс найден».

Несмотря на то, что в медийном пространстве периодически всплывают нарекания со стороны ОНФ в отношении органов государственных власти (как правило, региональных), Народный фронт воспринимается гражданами как абсолютно лояльная к властям структура, которая существует скорее для поддержки их действий, чем для конструктивной критики.

Объективно это так и есть: за прошедшие годы исполком ОНФ практически полностью отстранил от управления учредителей-общественников, отведя им роль «говорящих голов». Сопредседатели региональных отделений ОНФ остались таковыми лишь формально, а реальные полномочия оказались в руках руководителей исполкомов, кандидатуры которых согласовывались в Администрации Президента. В ряде случаев смена власти проходила очень «топорно».

Например, в Московской области в мае 2015 года состоялась Конференция регионального отделения ОНФ, на которой без всяких причин и объяснений, со ссылкой на «необходимость ротации», было переизбрано около 60% списочного состава Регионального Штаба, включая двух сопредседателей (из трех). Причем новые кандидатуры большинству людей оказались не знакомы, но с каждым не вошедшим в новый состав членом Регионального Штаба прямо перед конференцией проводились кулуарные беседы, где на них оказывалось давление с целью обеспечить «правильные» итоги голосования.

Из ОНФ начался массовый «исход» общественных активистов, которые поняли, что их, по сути, просто используют в политических целях, что никакого реального общественного контроля за деятельностью органов власти там нет.
Таким образом, своей первоначальной цели – созданию широкой общественной коалиции – ОНФ уже не соответствует, теперь это просто некая внепартийная надстройка над «Единой Россией», по сути, ее продолжение.

Напомню, что ОНФ – это проект Вячеслава Володина, курировавшийся им во время его работы в Администрации Президента. Сейчас, когда Володин уже не имеет такого влияния в ОНФ, как раньше, его преемник Сергей Кириенко получил своего рода чемодан без ручки, который «и бросить жалко, и нести тяжело». Поэтому перед властями встала такая же дилемма, как после президентских выборов 2012 года: поставить перед ОНФ задачи, оправдывающие его вполне дорогостоящее существование, или ликвидировать движение. Однако за прошедшие шесть лет вокруг ОНФ во всех регионах страны сформировались различные группы влияния, и это довольно существенный довод в пользу продолжения деятельности ОНФ.

Кроме того, формально у Народного фронта появилась другая «официальная» цель – осуществлять общественный контроль за исполнением нового президентского «суперуказа». Но какие реальные задачи теперь стоят перед движением?

Власти по-прежнему необходимо «управляемое» гражданское общество, или, по крайней мере, достаточно широкая его прослойка, – с представительством во всех регионах страны. Это особенно актуально сейчас, когда правительство собирается проводить крайне непопулярные реформы в социально-экономической сфере. От ОНФ будет требоваться максимально смягчить удар по рейтингу власти.

Очевидно, что оппозиция, в том числе и либеральная, будет активно использовать эти реформы в своей протестной повестке. Мы уже видим, что в этом едины все – от Жириновского до Навального (хотя тот же Навальный еще несколько лет назад прямо поддерживал повышение пенсионного возраста). На этом фоне ОНФ может быть отведена важная роль «провластного критика», который, во-первых, отбирает темы у оппозиции, размывая тем самым ее повестку, а, во-вторых - в отличие от оппозиции - сам на власть не претендует.

Что касается деятельности ОНФ в «мирное время», то, на мой взгляд, она должна претерпеть существенные изменения. Необходимо перестать заниматься политикой, вернуть общественности контроль над движением. Для этого ОНФ следует, прежде всего, сместить акцент в работе с регионального уровня на муниципальный. Дело в том, что конфликт интересов между субъектами общественного контроля и органами государственной власти в российской политической системе неизбежно приводит к доминированию государства. В этой связи, на мой взгляд, общественный контроль за решением в муниципалитетах вопросов местного значения гораздо более продуктивен с точки зрения защиты конкретных прав и интересов граждан.

ONF poyut

 
Новое на Prisp.ru
 
Партнеры