Журналист, эксперт Центра ПРИСП
26.07.2021

Партия пенсионеров – нишевый бренд для простых людей

 

Журналист, эксперт Центра ПРИСП Тихон Сысоев - о политической стратегии Партии пенсионеров и ее шансах на выборах в Госдуму.

Среди всех непарламентских партий, у которых есть перспективы на осенних выборах в Госдуму, партия «Новые люди» и Российская партия пенсионеров за социальную справедливость (РППСС) рассматриваются как главные претенденты на прохождение пятипроцентного барьера.

При этом, если проект Алексея Нечаева обладает мощной и разнообразной ресурсной накачкой, то у Партии пенсионеров нет ни медийной активности, ни весомой региональной и полевой структуры. Зато есть хорошие результаты в кампаниях последних лет, по которым заметно, что партия обладает восходящим электоральным трендом.

Так, в 2020 году она прошла в семь из девяти заксобраний — это лучший результат среди всех непарламентских партий. Если же брать итоги 2019 года, то средний результат Партии пенсионеров приблизился тогда к 4,5% голосов, в то время как пятипроцентный барьер удалось преодолеть в 21 региональной кампании из 28, включая три заксобрания.

Партия уже представила в ЦИК документы на 314 кандидатов, выдвинутых по 36 региональным группам, а также документы на 195 кандидатов по одномандатным округам. Оседлать «отчетливо выраженный запрос на обновление политического спектра нижней палаты парламента» и изменить законодательный контур социальной политики — такие задачи ставит перед собой партия на будущих выборах, как заявил ее председатель Владимир Бураков.

Конечно, успехи Партии пенсионеров последних лет можно объяснить удачным названием, бьющим в болезненное наследие пенсионной реформы. Однако, если внимательно посмотреть на ее программу, можно увидеть и нечто большее, а именно пример идеологически внятной нишевой партии, которая пытается аккумулировать весь спектр проблем, касающихся населения пенсионного и предпенсионного возраста.

И это, в свою очередь, хорошо укладывается в общий европейский партийный тренд, где политическое пространство все больше фрагментируется ввиду неспособности старейших партий-гигантов ответить на резкое повышение чувствительности политической системы и волну антиэлитных настроений. Чем успешно пользуются малые партии — в этом отношении куда более мобильные и свежие, — растаскивая разворчавшихся и недовольных избирателей по своим микросекторам.
Единственная проблема (или странность), отличающая Партию пенсионеров в этой предвыборной гонке, — ее удивительная пассивность, даже молчаливость, которая, по сути, скрывает ее идеологически привлекательную программу.

Пенсия, привязанная к стажу

Не секрет, что вопросы социальной политики — краеугольный камень, на котором сосредоточена вся креативная мощь российского партийного поля в преддверии осенних выборов в Госдуму. Вплоть до того, что в политическом дискурсе «социальная справедливость» и «социальная защита» уже превратились в откровенно популистские понятия.

Среди всех партий, парламентских и непарламентских, имеющих шансы пройти в Думу восьмого созыва, Партия пенсионеров обладает определенным своеобразием в части своих социально ориентированных лозунгов. В программе партии есть и свой популистский ответ на вроде бы растущий патерналистский запрос. И ряд инициатив в области пенсионного и социального законодательства. И наконец, целый ряд предложений, идущих под зонтиком «достойной старости».

Если посмотреть на предложения в области пенсионного законодательства, можно выделить сразу несколько значимых инициатив. Так, партия предлагает ввести принцип свободного самоопределения пенсионного возраста.

«Мы понимаем, что все оппозиционные парламентские партии будут танцевать на костях пенсионной реформы, выдвигая идею «вернем прежний пенсионный возраст». В этом смысле Партия пенсионеров — единственная партия, которая выдвигает принцип свободного самоопределения пенсионного возраста, когда пенсия назначается не за возраст, а за стаж. Такая система уже используется, например, в Вооруженных силах и правоохранительных ведомствах, и мы предлагаем распространить ее на всех граждан», — объяснил Владимир Ворожцов, заместитель председателя партии.

Тут стоит напомнить, что согласно действующему законодательству в 2021 году для получения страховой пенсии по старости необходимо иметь минимальный страховой стаж (период уплаты страховых взносов) 12 лет. В случае, если к моменту наступления пенсионного возраста минимальный страховой стаж не выработан, человек может претендовать на получение социальной пенсии по старости, которая выплачивается на пять лет позже действующего пенсионного возраста.

Однако в Партии пенсионеров считают, что справедливее было бы сразу привязать пенсионные начисления напрямую к стажу, а не к возрасту, как сейчас. Это, во-первых, позволит человеку, выходя на пенсию, рассчитывать на более весомые выплаты, а во-вторых, самостоятельно выстраивать свою дальнейшую трудовую стратегию. При этом в партии оговаривают, что подобная система должна будет работать гибко и потребует большой нормативной проработки.

«Да, после тридцати лет стажа человек будет понимать, что он может рассчитывать на достойную пенсию, однако, если он захочет уйти на пенсию при меньшем трудовом стаже, можно предусмотреть и такую возможность, но тогда размер пенсии тоже будет другим. В этом смысле наш базовый принцип таков: чем дольше человек работает, тем больше у него должна быть и пенсия», — замечает Владимир Бураков.

Впрочем, привязка пенсии к стажу в перспективе создаст проблемы не только в части того, что условия труда у людей могут отличаться, но и в том, что касается работы «вчерную». Для последнего случая партия предлагает ввести еще одну поправку — всеобщую трудовую амнистию за период 1990-х годов, когда многие в России либо просто не имели возможности работать, либо были вынуждены работать неофициально.

Однако вводить такую новацию можно только постепенно, с учетом роста ожидаемой продолжительности жизни и реализации мер по сокращению теневой занятости и серой заработной платы, считает Елена Гришина, руководитель направления «Уровень жизни и социальная защита» Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС.

«В случае, если минимальный страховой стаж для получения пенсии будет резко увеличен до тридцати лет, право на получение страховой пенсии по старости потеряет существенная доля лиц, достигающих пенсионного возраста. Например, среди лиц, выходивших на пенсию в 2016 году, доля тех, кто имел страховой стаж от тридцати лет и более, составляла лишь 69 процентов. Это обусловлено как существенной распространенностью неформальной занятости, так и увеличением периода обучения и повышением возраста начала трудовой деятельности», – поясняет эксперт.

Демонтаж пенсионного посредника

Помимо этого у партии есть предложения, касающиеся коррекции работы самой пенсионной системы. Например, партия требует упразднить Пенсионный фонд как таковой и выплачивать пенсии напрямую из средств государственного бюджета, обеспечив их всем достоянием Российской Федерации, ведь свой вклад в это достояние пенсионеры уже внесли.

Кроме того, предлагается законодательно закрепить минимальный размер трудовой пенсии на уровне 70% от средней заработной платы, а также ввести единый структурный коэффициент для равного начисления пенсий по всей стране, чтобы нивелировать неравенство в выплатах, обусловленное региональной экономической спецификой.

Правда, с точки зрения практики реального управления подобные обещания, конечно, отдают «волшебством», так что, скорее, их стоит рассматривать как политические лозунги — то, на что нужно ориентироваться и о чем нельзя забывать.

«Для повышения обеспеченности пенсионной системы и роста пенсий необходимо провести целый комплекс мероприятий, включая ревизию льготных тарифов на обязательное пенсионное страхование, постепенное повышение требований к страховому стажу для получения пенсии с учетом роста ожидаемой продолжительности жизни и реализации мер по сокращению теневой занятости и серой заработной платы. И это только часть того, что нужно будет сделать», — комментирует Елена Гришина.

Впрочем, если заглянуть в программы других российских партий, можно встретить примеры и куда более выдающегося популизма. Не говоря уже о том, что по части пенсионной системы ничего существенного, кроме пустых требований вернуть «прежний пенсионный возраст», найти там не удастся.

Социальный кодекс и геронтология

Создание социального кодекса, который позволит упорядочить всю систему социального обеспечения в России, — такова другая значимая инициатива Партии пенсионеров, с которой она идет на осенние выборы.

«В России социальная сфера сегодня втягивает в себя все больше бюджетных денег и сил, но для нее так и не выработан единый регламентирующий свод законов, которые не противоречили бы друг другу и налаживали четкое межведомственное взаимодействие. В итоге мы постоянно наблюдаем разного рода фрустрации, которые драматически снижают эффективность всей социальной сферы», — рассказывает Дмитрий Рогозин, лидер московского списка партии, директор центра полевых исследований РАНХиГС.

По его словам, один из примеров подобной фрустрации — введение социального контракта, инициированного несколько лет назад правительством России. Здесь стоит пояснить, что главным европейским трендом последних лет в области социальной политика как раз стала так называемая парадигма государства благосостояния, основанного на социальных инвестициях (social investment welfare state)». Ее суть в том, что бороться с бедностью, просто заливая ее деньгами, не имеет особого смысла.

Наоборот, нужно создать все условия для того, чтобы человек как можно скорее становился экономически активным. Отсюда возникает и само понятие «контракт», когда за любыми социальными выплатами всегда следуют определенные обязательства. Скажем, получая пособия, гражданин принимает на себя обязательства выполнить определенную социально значимую работу или начать учиться. Однако в России из-за административной неразберихи программа социального контракта пока не приносит результатов, считают в партии.

«Реализация социального контракта повешена на службу социальной защиты, а по факту, если мы говорим о трудоустройстве, сюда нужно включать службу занятости, которая, в свою очередь, просто открещивается. В итоге возникает хаос отчетности, который приводит только к увеличению нагрузки на госслужащих низового уровня. Поэтому мы и настаиваем на том, чтобы разработать единый документ, который будет жестко регламентировать всю социальную сферу», — резюмирует Дмитрий Рогозин.

Наконец, Партия пенсионеров предлагает ряд инициатив, касающихся проблем возрастного населения, или «счастливой старости», — эта тема только набирает популярность в России, но уже давно в трендах в западном мире. Во-первых, партия настаивает на отмене принципа финансирования «деньги идут за пациентом», которая сильнее всего ударила по людям пенсионного возраста, проживающих в малых городах и в сельской местности. Вместе этого предлагается ввести программно-целевое финансирование по направлениям деятельности, как это было в СССР.

Во-вторых, партия хочет ввести дополнительные льготы бабушкам и дедушкам, которые участвуют в воспитании внуков, а также разработать программу развития бизнеса, который мог бы заниматься уходом за престарелым населением. Последнее, как уверяют в партии, позволит снизить нагрузку на трудоспособных граждан, которые сегодня либо вынуждены своими силами ухаживать за престарелыми родственниками, либо просто сдают их в соответствующие учреждения.

Наконец, в-третьих, партия предлагает осуществить целую серию мероприятий, направленных на создание более комфортной среды для стареющего населения. Сюда входит и организация публичного досугового пространства, которое будет учитывать интересы пенсионеров, и введение базовых курсов подготовки для специалистов по психологии и физиологии людей старшего возраста — так называемая геронтология, и учреждение должности уполномоченного по делам старшего поколения.

«По сути, все наши инициативы — и социальный кодекс, и курсы по геронтологии, и утверждение принципа “права пожилого человека” в качестве элемента социального и гуманитарного права — направлены на одно: защитить права того слоя населения, интересы которого в нашей стране больше никто не представляет, но которое при этом количественно с каждым годом только растет», — резюмирует Владимир Ворожцов.

Нишевый бренд для «простых людей»

В целом, несмотря на то что Партия пенсионеров сразу ограничивает свою повестку, отказываясь быть партией «для всех», она получает определенную политическую фору в рамках нынешнего электорального цикла. И вместе с тем может оставаться востребованной политической платформой и в будущем.

Как замечает Владимир Швейцер, заведующий отделом социальных и политических исследований Института Европы РАН, известный исследователь европейской партийной системы, «устойчивые новые партии появляются только на фоне проблем или вызовов, обладающих долгосрочной перспективой. И если этому новому проекту удается создать под них хорошую программу и крепкую партийную структуру, эта партия вполне может стать долгожителем и нарастить свою электоральную базу, как это заметно, например, по «Зеленым» в Германии или по «Национальному объединению» Марин Ле Пен во Франции».

В этом отношении потенциально Партия пенсионеров как раз выглядит как устойчивое политическое явление, ведь если встроить ее пафос в широкий демографический контекст, главным трендом которого является стареющее население, то ее институциональные перспективы оказываются вполне реальными. По сути, та ниша, которую занимает эта партия, больше никем не отрабатывается.

Более того, сама тема незащищенной старости — уникальная карта, которую постоянно разыгрывают в партии, — хорошо рифмуется и с базовым идеологическим паттерном, на котором в последние годы сконцентрирована работа партии власти: услышать и защитить «простых людей».

Отличие лишь в том, что у Партии пенсионеров этот «простой человек» оказывается более акцентированным: тот, кто свое уже отработал и теперь нуждается в особой защите и в особом внимании, потому что и то и другое он заслужил. Именно поэтому потенциально Партия пенсионеров оказывается опасным конкурентом для всех политических сил, претендующих на свои места в новой Думе.

«Нужно понимать, что пенсионерский электорат не сконцентрирован сейчас в КПРФ, как раньше. Он рассеян между разными партиями, поэтому и мешать Партия пенсионеров гипотетически может всем, кроме разве что ЛДПР», — замечает политолог Ростислав Туровский. Напомним, что в сегодняшней России порядка 40% избирателей — это люди пенсионного возраста.

Впрочем, добавляет Ростислав Туровский, «отсюда же становится ясно, почему крупные партии не заинтересованы в том, чтобы этот бренд активно раскручивался. Дай Партии пенсионеров такую возможность, и они очень быстро нарастят значительную поддержку, что может чувствительно ударить по интересам всех партий».

Тише едешь — дальше будешь

Собственно, на фактор искусственного сдерживания часто жалуется само руководство партии, аккуратно обвиняя во всем исключительно парламентскую оппозицию: «У нас есть серьезная проблема с доступом к центральным СМИ. При этом мы считаем, что это не столько «забота» «Единой России», сколько результат активной деятельности оппозиционных парламентских партий, для которых наше существование представляет огромную опасность», — замечает Владимир Ворожцов.

Другое дело, что и сама стратегия Партии пенсионеров в последние годы отличается удивительной скромностью, даже покладистостью, отчего и свою электоральную базу партия наращивает очень медленно. «Мы, конечно, оппозиционная, партия, но в очень мягком варианте. Мы не занимаем позицию жесткой критики. Мы не даем заоблачных общений. Тем более, у нас нет инсинуаций по поводу «жуликов и воров». Но мы позволяем себе критиковать ту социальную политику, которую проводит наше государство, хотя в целом и поддерживаем курс власти», — признается, например, Дмитрий Рогозин.

Насколько подобная позиция вынужденная — вопрос во многом открытый. С одной стороны, считает Борис Кагарлицкий, профессор Московской высшей школы социальных и экономических наук, в отсутствии явных претензий на власть скрывается один из чисто технологических секретов успешности партии последних лет: «Такую партию могут пустить практически в любое заксобрание без особых проблем, потому что сами они никаких серьезных проблем создавать не станут». Хотя справедливости ради стоит сказать, что все российские партии в принципе не особенно готовы поднимать политические ставки и идти на риск: все дорожат своим местом.

С другой стороны, свою роль играет болезненный опыт Партии пенсионеров 2016 года, когда она фактически попыталась прыгнуть выше головы, заплатив за это провалом на выборах в Госдуму. Тогда новый председатель партии экс-депутат Заксобрания Свердловской области Евгений Артюх, судя по всему, решил нарушить правила «византийской дипломатии» и попытался протащить по партийным спискам кандидатов, которые не были заранее согласованы.

Там действительно были заметные по тем временам фигуры, когда-то сделавшие себе карьеру в «Единой России». Например, бывший мэр Калининграда Юрий Савченко, экс-губернатор Псковской области Евгений Михайлов, Михаил Юревич, экс-губернатор Челябинской области. Однако в итоге это решение стоило партии всей думской кампании. ЦИК просто исключил из федерального списка Партии пенсионеров 42 кандидата и не заверил 166 кандидатов по одномандатным округам. Руководство самой партии тогда испугалось и дало задний ход, а сам Евгений Артюх был вынужден покинуть свой пост.

До сих пор точно неизвестно, кто был инициатором столь жесткого решения. Возможно, смутила кандидатура Михаила Юревича, который мог всеми правдами и неправдами добиваться депутатской неприкосновенности: в 2017 году он был заочно арестован (успел скрыться в Великобритании) по подозрению в получении взятки и в подстрекательстве к клевете. В партии считают, что давление было инициировано с подачи парламентской оппозиции, которая испугалась реальной конкуренции.

Тем не менее с тех пор Партия пенсионеров стала аккуратной и покладистой. Даже в те моменты, когда повестка касалась интересов и ценностей партии напрямую, как это было во время пенсионной реформы, со стороны ее лидеров, как правило, звучали хоть и критические, но мягкие и всегда исполненные конструктивного пафоса высказывания.

«Конечно, недопустимо непродуманное механическое повышение пенсионного возраста. Но как таковую пенсионную реформу, безусловно, необходимо делать, потому что назрело много различных вопросов по социальному обеспечению пенсионеров» — таким был, например, один из немногих комментариев, которые позволил себе сделать в то время Владимир Бураков.

Примечательно, что даже отсутствие ярких кандидатов в своих списках для осенних выборов в партии объяснили просто — сославшись на опыт 2016 года. «У нас нет таких одиозных фигур, которые взбаламутили в 2016 году всех и вся. Партия пенсионеров тогда получила колоссальные имиджевые удары», — заявил на последнем партийном съезде Андрей Широков, заместитель председателя партии.

Именно поэтому, оставаясь политически востребованным и во многом уникальным движением для российского возрастного населения, своими силами Партия пенсионеров едва ли пройдет в новую Госдуму. Возможно, ей выпадет шанс воспользоваться ошибками своих больших конкурентов.

Однако, считает Ростислав Туровский, партия, скорее, «будет выступать в роли вездесущего спойлера, который суммарно сможет набрать не более трех-четырех процентов голосов, что, кстати говоря, уже неплохо для подобной нишевой партии», потому что это открывает для нее государственное финансирование.

Ранее опубликовано на: https://expert.ru/expert/2021/31/o-chem-molchit-partiya-pensionerov/

 

partiya pensionerov

 
Новое на Prisp.ru
 
Партнеры
politgen-min-6 Партия пенсионеров – нишевый бренд для простых людей
banner-cik-min Партия пенсионеров – нишевый бренд для простых людей
banner-rfsv-min Партия пенсионеров – нишевый бренд для простых людей
expert-min-2 Партия пенсионеров – нишевый бренд для простых людей
partners 6
inop-min Партия пенсионеров – нишевый бренд для простых людей
insomar-min-3 Партия пенсионеров – нишевый бренд для простых людей
indexlc-logo-min Партия пенсионеров – нишевый бренд для простых людей
rapc-banner Партия пенсионеров – нишевый бренд для простых людей