Доктор политических наук, профессор РГГУ, профессор кафедры дипломатии МГИМО
08.12.2021

Передний фронт демократии, или Джинн покидает бутылку

 

Член Совета Ассоциации российских дипломатов, доктор политических наук, профессор РГГУ, профессор кафедры дипломатии МГИМО Владимир Пряхин – о том, каковы могут быть последствия американизированного «демократического» фронта.

Администрация Соединённых «Штатов собирает лидеров 70 государств мира на «Саммит демократий». На этом саммите предполагается обсудить актуальные проблемы мировой демократизации, продвижения фундаментальных демократических свобод и прав человека. Естественно, что ста двадцати трем другим государствам-членам ООН, не вошедшим в число приглашенных на форум привилегированных и «по-настоящему» демократических государств, будет обещана помощь в реализации принципов демократии в их странах. В том числе и методами «гуманитарного вмешательства», то есть «цветными революциями», технологическими лагерями, флешмобами, теневым интернетом и т.п. Не приходится сомневаться и в том, что сами по себе красивые слова «демократия», «демократизация», «плюрализм» будут использоваться как дымовая завеса для глобального распространения политического и экономического влияния Соединенных Штатов и всего «коллективного Запада».

Делается это в современном мире достаточно просто. Поскольку экономической основой электоральной демократии является свободный рынок, то для её распространения по всему мира необходимо, прежде всего, предоставлять свободу проникновения американского и других стран коллективного Запада капитала во все страны мира и увеличивать зависимость этих стран от единственной в мире резервной валюты, каковым до сих пор пока является зеленый доллар США. Всё это называется научным термином «Вашингтонского консенсуса», изобретенного британским экономистом Джоном Уильямсоном и рекомендованного Международным Валютным фондом и Всемирным банком всем странам, вступившим в 90-е гг. прошлого века на путь американской электоральной демократии.

Россияне испытали этот «консенсус» под более прагматичным названием «шоковой терапии», когда десятки тысяч высокотехнологичных предприятий были закрыты, «прихватизированы», проданы по цене трамвайного билета; сотни тысяч людей остались без работы и переквалифицировались в «челноки» для того, чтобы прокормить себя и свои семьи; миллионы (!) талантливых молодых инженеров и учёных покинули Родину для того, чтобы увеличивать капиталы западных мультимиллиардеров в Силиконовой долине. В сухом остатке «Вашингтонский консенсус» выразился в том, что на сегодняшний день 30% продукта высокотехнологичные компании «Microsoft» производится русскоязычными инженерами и техниками из бывших советских республик, а доля России в мировом обороте продукции и микроэлектроники составляет 0,3%. Такова цена американской демократии, которую собираются продвигать американские амфитрионы, то бишь, хозяева «Саммита за демократию».

В данном случае стоит обратить внимание еще на одну сторону этого мероприятия. Оно проводится под четко выраженными идеологическими лозунгами пропаганды капиталистического общественного строя. Но это не единственная социальная формация, которая существует в современном мире. Самая большая держава сегодняшнего дня (по численности населения и по ВВП) успешно развивает социалистическую экономику, сочетающую многоукладность, то есть государственный сектор экономики сотрудничает с весьма обширным частным сектором, в том числе и крупнокапиталистическим. Главное – это руководящая роль партии, обеспечивающая «начинку» понятия суверенной, а не подчиненной Вашингтону, демократии.

Преимущества такой многоукладности очевидны. Успешность экономики достигается главным компонентом социалистического общественного строя – системообразующей ролью партии (не обязательно, кстати говоря, коммунистической), которая в данном случае играет роль своеобразного всенародного парламента. Это и есть демократия, только суверенная, и сколько бы ни навешивали на неё ярлыки авторитаризма, тоталитаризма и т.д., это реального положения не изменит. Китай, например, таким образом самостоятельно идёт к достижению своих национальных целей, реализации мечты о великом Китае. А превращение его в «демократическую» державу в американском смысле этого слова означало бы не что иное, как капиталистическую реставрацию и превращение суверенной страны в подневольную фабрику потребительских обществ коллективного Запада, потому что есть уже убедительный негативный опыт применения Вашингтонского консенсуса не только в нашей стране, но и в государствах Восточной Европы, Латинской Америки в и других регионов.

Но дело не только в этом. Активная пропаганда американского мирового доминирования под видом продвижение красивых идеалов демократии может спровоцировать ответную реакцию. Современный мир уже подзабыл о мировом коммунистическом и рабочем движении ХХ века. C развалом СССР и КПСС никто уже не собирает в Кремле представителей левых партий всего мира. Видимо, об этом и не будет идти речь, по крайней мере в ближайшее десятилетие. Но ведь существует и активно действует Коммунистическая партия Китая, насчитывающая около 90 млн членов. В девяностые годы Пекин отказался от какой-либо внешнеполитической активности по партийной линии. Американская инициатива с «демократическим» саммитом по времени совпала с тем периодом в развитии Китая, когда на смену лозунга «копить силы», выдвинутого ещё Дэн Сяопином, поставлена задача непосредственной реализации китайской мечты о создании великой мировой китайской державы. Нет не агрессивной, не имеющие каких-либо захватнических намерений, но по-настоящему великой, располагающий мощной высокотехнологичной экономикой и сельским хозяйством, достойным уровнем жизни и современными вооруженными силами. В этих условиях проамериканский «демократический саммит» может подтолкнуть идею о реставрации движения левых (и не только левых) антиимпериалистических партий в новых организационных формах и под другим названием.

Начало этому процессу практически уже положено. В июле этого года в рамках празднования 100-летия Коммунистической партии Китая было проведено грандиозное видеомероприятие «Саммит Компартии Китая и мировых политических партий». В мероприятии приняли участие десять тысяч человек, включая 500 высших партийных лидеров, из 160 с лишним стран. Лидер китайских коммунистов и председатель КНР заверил эту аудиторию и в ее лице весь мир, что Компартия Китая готова активно участвовать в процессе улучшения управления миром «с чувством ответственности за будущее всего человечества». «Мы, заявил Си Цзиньпин, должны отстаивать общие ценности человечества, поддерживать понимание и способствовать терпимости к наличию разных ценностей у разных цивилизаций».

Налицо преимущества этого реалистического подхода к мировому политическому разнообразию. Попытки противостоять ему, выстраивая единый американизированный «демократический» фронт шансов на удачу имеют мало. Об этом, в частности, свидетельствуют провалы внешней политики США сейчас в Афганистане, а ранее во Вьетнаме. К тому же и с ресурсами у Вашингтона напряг – госдолг уже превысил валовой внутренний продукт, разрастается злокачественная опухоль социальных программ, питающих паразитический слой населения, живущий за чет среднего класса налогоплательщиков. Сам же этот средний класс сократился в истекшие годы на 20 %. Заметим, что за тот же период 800 млн. китайцев сумели выйти из тени бедности и сверхбедности под руководством партии, которую даже не пригласили на проамериканский саммит демократии. Впрочем, этот селективный подход распространен не только на страны с левыми политическими режимами и левые общественные организации. Из государств Ближнего Востока на саммит получил приглашение только Израиль. Из мусульманских стран – всего 8, включая Албанию, Косово и Мальдивы. В то время, как только в Организацию исламского сотрудничества входят 57 государств. Лишена доступа в импровизированный «клуб демократий» и Венгрия – европейская страна-член НАТО, «антидемократизм» которой проявился, видимо, в том, что она закупила и успешно применяет российскую антиковидную вакцину.

Продвигая такой очевидный дискриминационный селективный подход и ставя во главу угла лояльность США в качестве основополагающего критерия демократии и демократизма, Вашингтон проводит еще одну разделительную линию в современном мире – линию идеологического противостояния. А это очень опасно. Все наиболее кровопролитные войны в прошлой и настоящей истории человечества носили четко вырожденный идеологический характер. В 90-е годы прошлого века джинн этого противостояния совместными усилиями мирового сообщества был загнан в бутылку. Откупоривая эту бутылку сегодня, Вашингтон рискует сам стать его первой жертвой.

 

demokraty amer

 
Партнеры
politgen-min-6 Передний фронт демократии, или Джинн покидает бутылку
banner-cik-min Передний фронт демократии, или Джинн покидает бутылку
banner-rfsv-min Передний фронт демократии, или Джинн покидает бутылку
expert-min-2 Передний фронт демократии, или Джинн покидает бутылку
partners 6
inop-min Передний фронт демократии, или Джинн покидает бутылку
insomar-min-3 Передний фронт демократии, или Джинн покидает бутылку
indexlc-logo-min Передний фронт демократии, или Джинн покидает бутылку
rapc-banner Передний фронт демократии, или Джинн покидает бутылку