logo_VK В Улан-Удэ создан судебный прецедент по делу о смерти кандидата
08.12.2014

В Улан-Удэ создан судебный прецедент по делу о смерти кандидата

 

Интересы окружной избирательной комиссии в суде представляли Директор Центра ПРИСП Сергей Румянцев и постоянно сотрудничающий с Центром ПРИСП электоральный юрист Ольга Мержанова.

В сентябре 2014 года в столице Республики Бурятия -Улан-Удэ состоялись выборы в Городской Совет депутатов. Выборы проходили по мажоритарной системе – по 30 одномандатным избирательным округам. Впоследствии избранные депутаты должны были избрать из своего состава мэра города Улан-Удэ. 

В ночь перед днем голосования в СМИ появились сообщения о смерти кандидата Александра Толстоухова, баллотировавшегося по одному из одномандатных избирательных округов. Согласно закону, в этом случае регистрация данного кандидата должна быть аннулирована окружной избирательной комиссией, а фамилия кандидата соответственно вычеркнута из избирательных бюллетеней. Однако фамилия кандидата была вычеркнута из бюллетеней только в 13.00. Таким образом, фактически полдня голосование осуществлялось, в том числе, и за умершего кандидата. Ситуация, мягко скажем, не совсем стандартная.

После объявления итогов выборов ряд избирателей, а также кандидатов, проигравших выборы, обратились в суд с требованием признать выборы на округе недействительными. Заявители полагали, что окружные избирательные комиссии допустили бездействие, не вычеркнув фамилию умершего кандидата до начала голосования, что соответственно нарушило их права. Граждане могли проголосовать за любого другого, живого кандидата, если бы фамилия Толстоухова А.М. была заранее вычеркнута из бюллетеней. Заявители посчитали, что данная ситуация повлияла на волеизъявление избирателей, которое могло быть другим. То есть голоса могли перераспределиться в пользу любого другого кандидата, соответственно изменился бы и результат выборов.

Дела по заявлениям избирателей и кандидатов рассматривались в отдельных производствах. В ходе рассмотрения были исследованы обстоятельства, касающиеся, в том числе, действий избирательных комиссий в день голосования. По результатам рассмотрения суд первой инстанции вынес решение, которое фактически является прецедентом в российской судебной практике по избирательным спорам. Основных момента здесь два.

Во-первых, подобные ситуации еще ни разу не были предметом судебных разбирательств. Действительно, случай смерти кандидата непосредственно перед выборами, который бы стал основанием для оспаривания итогов голосования, всего лишь второй (схожий случай имел место в практике проведения кампаний, однако обстоятельства дела были принципиально иными).

Во-вторых, несовершенство законодательства. Закон содержит такое основание аннулирования регистрации как смерть кандидата, однако положений, которые бы регулировали порядок реализации данной нормы (проще говоря, на основании какого документа должна быть аннулирована регистрация умершего кандидата), в законе нет. Все просто, если обстоятельства, связанные со смертью кандидата, возникают до дня голосования. В этом случае не вызывает сомнения тот факт, что документом, подтверждающим смерть является соответствующее свидетельство, выданное органом регистрации актов гражданского состояния (ЗАГС). Но в рассматриваемом случае получение такого свидетельства в день выборов, в нерабочий день воскресенье было не то что крайне затруднительно, а, вернее сказать, невозможно. Потому перед избирательной комиссией возник вопрос: каким образом действовать в данной ситуации? Аннулировать регистрацию только на основании непроверенных сообщений СМИ, то есть по сути без надлежащих к тому оснований, или соблюсти права всех участников избирательного процесса, удостоверившись в факте смерти кандидата, получив официальное документальное подтверждение? Окружная комиссия действовала именно по второму пути. Однако ситуация осложнилась тем, что официальные документы о смерти кандидата, а именно справка из следственного комитета и справка из морга, поступили в окружную комиссию только в обед – около часу дня.

Заявители объясняли бездействие комиссии тем, что рано утром в 6.30 в день голосования имелась рукописная справка, выданная следователем, обнаружившим труп Толстоухова А.М., однако фамилию кандидата, тем не менее, не вычеркнули из бюллетеней. Окружная комиссия объяснила свои действия тем, что утром в день голосования информация о смерти кандидата поступала только из сообщений СМИ, притом была противоречивой, в то время как официальные органы, в частности органы следствия, не давали официального подтверждения, и представили его значительно позже. Более того, комиссия была обязана дать всем обстоятельствам, в том числе и документам, надлежащую оценку, не нарушив прав всех участников избирательного процесса. 

Все указанные обстоятельства были предметом тщательного исследования судом первой инстанции (Железнодорожный районный суд г.Улан-Удэ). Рассматривая дело, суд дал оценку и тому, изменило ли несвоевременное вычеркивание умершего кандидата из бюллетеней волеизъявление избирателей, то есть оказали ли данные обстоятельства на результат выборов. Стоит отметить, что оценка влияния на результат волеизъявления (искажение действительной поли) избирателей является по закону необходимым предметом доказывания в данном споре, поскольку только при установлении данного обстоятельства результат выборов может быть признан недействительным.

Искажением результата волеизъявления (действительной воли) избирателей, заявители полагали сам факт того, что частично избиратели проголосовали за умершего кандидата. Избирательная комиссия представила итоги выборов по округу, согласно которым кандидат, признанный избранным, получил количество голосов, превышающее в совокупности количество голосов, отданных за всех остальных кандидатов, включая умершего кандидата Толстоухова А.М. То есть, по мнению избирательной комиссии, на результат выборов, при котором воля избирателя была явно выражена в пользу победившего кандидата, изложенные обстоятельства влияния не оказали. 

Стоит обратить внимание еще на один казус, ставший предметом оценки суда. А именно, то обстоятельство, что избирательные комиссии признали бюллетени, проголосовавшие за умершего кандидата, недействительными, в то время как, если точно следовать закону, недействительными могут быть признаны только бюллетени, в которых либо не содержится отметок, либо содержится более чем одна, либо отметки не позволяют установить действительное волеизъявление избирателей. Избирательная комиссия мотивировала свои действия тем, что данное решение было единственно возможным и логичным, при котором не нарушаются права остальных избирателей, голосовавших за других кандидатов. 

Помимо всех изложенных обстоятельств, предметом исследования были доводы одного из кандидатов, полагавшего свои права нарушенными тем, что во время досрочного голосования он не был включен в избирательные бюллетени рукописным способом. Действительно, Законом «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» предусмотрено, что кандидат, зарегистрированный менее чем за 10 дней до дня голосования, может быть включен в бюллетени рукописным способом или с использованием технических средств. В то же время, данная норма на практике нереализуема, поскольку противоречит требованию этого же закона, который обязывает, во-первых, предоставлять все кандидатам равное место в бюллетене, располагая их в соответствующем (в данном случае в алфавитном) порядке, и во-вторых, изготавливать бюллетень таким образом, чтобы в нем отсутствовало свободное пространство. Тем самым, по сути, внести данные кандидата в бюллетень уже после его изготовления рукописным способом, не нарушив права самого же кандидата, не представляется возможным. 

Дав оценку указанным обстоятельствам, суд первой инстанции 14 ноября 2014 года оставил требования заявителей без удовлетворения, признав действия избирательной комиссии законными. Аналогичные решения были вынесены и по остальным заявлениям, находящимся в производстве суда и оспаривающим результаты выборов в связи со смертью кандидата.

Между тем, рассматриваемый случай выявил в ряд законодательных пробелов. В день голосования на одном из одномандатных избирательных округов Улан-Удэ возникла ситуация, при которой избирательные комиссии были вынуждены действовать в состоянии нормативного вакуума, беря на себя функцию правоприменителя в отсутствии надлежащего нормативного регулирования. И единственное, чем в этом случае руководствуются комиссии, это их прямая функция и обязанность соблюдать права всех участников избирательного процесса. 

Заявители уже высказали свое несогласие с решением суда и намерены обжаловать принятые судебные акты в Верховном Суде Республики Бурятия. Каким бы ни было постановление суда второй инстанции, бесспорно одно: несовершенство нормативной базы порождает подобные судебные споры. Только путем внесения соответствующих дополнений в избирательное законодательство подобные пробелы могут быть устранены.

 
Партнеры
partners_1 В Улан-Удэ создан судебный прецедент по делу о смерти кандидата
banner-cik-min В Улан-Удэ создан судебный прецедент по делу о смерти кандидата
banner-rfsv-min В Улан-Удэ создан судебный прецедент по делу о смерти кандидата
partners_5 В Улан-Удэ создан судебный прецедент по делу о смерти кандидата
partners 6
partners_8 В Улан-Удэ создан судебный прецедент по делу о смерти кандидата
insomar-logo В Улан-Удэ создан судебный прецедент по делу о смерти кандидата
indexlc-logo-min В Улан-Удэ создан судебный прецедент по делу о смерти кандидата
rapc-banner В Улан-Удэ создан судебный прецедент по делу о смерти кандидата