Политический юрист, эксперт Центра ПРИСП
04.03.2019

«Антифейковый» законопроект – мина под предвыборную агитацию?

 

Политический юрист, эксперт Центра ПРИСП Никита Сысоев рассуждает о том, как закон "о фейковых новостях" - в случае его принятия - будет действовать и какие реальные последствия может повлечь.

Еще не утихла полемика вокруг законопроекта о «фейковых новостях», а между тем второе и третье чтение закона уже не за горами. К сожалению, почти вся общественная дискуссия по вопросу (как и в случае с двумя другими резонансными предложениями сенатора Клишаса) оказалась поляризованной и свелась к чистой политике. Исходя же из того, что закон так или иначе будет принят, более актуальным является вопрос, как технически новелла будет действовать и какие реальные последствия может повлечь.

И здесь приходится признать, что в нынешнем виде эта поправка выглядит крайне неуклюже, а ее возможный эффект – совсем не тем, о котором говорят сторонники. Итак, предлагается «дополнить статью 13.15 КоАП РФ частью 9 следующего содержания: «9. Распространение в средствах массовой информации, а также в информационно-телекоммуникационных сетях заведомо недостоверной общественно значимой информации, распространяемой под видом достоверных сообщений, которая создает угрозу жизни и (или) здоровью граждан, массового нарушения общественного порядка и (или) общественной безопасности, прекращения функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, наступления иных тяжких последствий».

При этом в сопроводительной записке авторами указано, что изменение других законодательных актов не потребуется. Очевидно, что это не так. Сама статья 13.15 Кодекса называется «злоупотребление свободой массовой информации», а значит, придется вносить и соответствующие поправки в статью 4 Закона «О СМИ», где дается перечень тех действий, которые признаются таким злоупотреблением.

В настоящее время все запрещенные действия в статье 4 Закона «О СМИ» очерчены вполне конкретно: это пропаганда наркотиков, культа насилия, терроризма, использование скрытых кадров и т.д. Любому автору понятно, чего публиковать не следует. Антифейковый же законопроект впервые добавит в этот список абсолютно расплывчатую конструкцию, да еще и с элементами объективного вменения. Это значит, что газета или сайт, опубликовав информацию с какими-либо недостоверными данными, «подвиснут», сами не понимая, нарушили они что-то или нет. Это выяснится только по факту наступления каких-либо последствий. Причинно-следственная связь здесь может быть абсолютно неочевидной и бесконечно растянутой во времени, что в силу неопределенного круга читателей создает огромный простор для пристрастного правоприменения и провокаций. Что такое «создает угрозу массового нарушения общественного порядка»? Написали не ту цифру в статье, собрались двое человек на пикеты – вот и готов состав правонарушения, который ставит СМИ на грань закрытия в порядке статьи 16 Закона «О СМИ». Что такое «тяжкие последствия?». Это оценочное понятие, которого нет в КоАП РФ; под него вполне может попасть, например, инфаркт у прочитавшего материал.

Безусловно, в первую очередь под ударом  окажется политическая и социальная тематика. Опытные кандидаты на выборах и их юристы, привыкшие к негласному правилу: «В агитации врать не запрещено» и старающиеся воздерживаться только от клеветы и оскорблений, могут столкнуться с новыми неприятными сюрпризами – по крайней мере, в тех случаях, когда они агитируют со страниц СМИ либо в Интернете. Особенно это касается тех, кто критически описывает состояние дел в стране или округе. Политическая агитация общественно значима по умолчанию, а «заведомо недостоверными» могут оказаться, например, данные, которые расходятся с официальными выкладками Росстата.

Что в такой ситуации делать, чтобы не налететь на шальной штраф? Конечно, хотелось бы надеяться, на то, что ко второму чтению закон примет системный и разумный вид. Но в это верится с трудом. Озвученные к настоящему моменту дополнения к законопроекту еще более странны. Во-первых, предлагается вывести из-под подозрений некие «традиционные» СМИ. Это спорно хотя бы потому, что российское медиазаконодательство существует уже почти три десятка лет, и ни по духу, ни по букве не допускает произвольное разделение отечественных СМИ на первый и второй сорт по объему прав и обязанностей. Во-вторых, предлагается «право на ошибку» с возможностью убрать «неправильный» материал в течение суток по требованию уполномоченного органа. Но без принципиальной коррекции самого состава правонарушения это еще больше ухудшит положение СМИ, ибо даст основания удалять вообще все подряд только лишь по факту мельчайшей формальной недостоверности в деталях, без учета последствий публикации.
В связи с этим участникам медиарынка и блогерам стоит надеяться только на себя. Например, снабжать любой общественно значимый материал дисклеймером: «Автор и редакция не настаивают на полной достоверности всех сведений и суждений, имеющихся в материале. Они могут носить оценочный характер».

runet

 

 
Партнеры
partners_1 «Антифейковый» законопроект – мина под предвыборную агитацию?
banner-cik-min «Антифейковый» законопроект – мина под предвыборную агитацию?
banner-rfsv-min «Антифейковый» законопроект – мина под предвыборную агитацию?
partners_5 «Антифейковый» законопроект – мина под предвыборную агитацию?
partners 6
partners_8 «Антифейковый» законопроект – мина под предвыборную агитацию?
insomar-logo «Антифейковый» законопроект – мина под предвыборную агитацию?
indexlc-logo-min «Антифейковый» законопроект – мина под предвыборную агитацию?
rapc-banner «Антифейковый» законопроект – мина под предвыборную агитацию?