Политолог, эксперт Центра ПРИСП
05.03.2019

Хуан Гуайдо: «I’ll be back»

 

Политолог, эксперт Центра ПРИСП Никита Буранов – о произошедшем вопреки прогнозам многих экспертов возвращении в Венесуэлу самопровозглашенного президента Хуано Гуайдо и реакции официальных властей.

Ситуация вокруг Венесуэлы и развивающегося в ней политического кризиса продолжает привлекать внимание. Ещё пару дней назад, многие эксперты сходились во мнении, что Хуан Гуайдо, провозгласивший себя «конституционным» президентом, не сможет вернуться в страну после своего турне по соседним странам. Триумфальное возвращение Гуайдо в Венесуэлу рушит подобные прогнозы. Да и в целом вся «антимайданная» риторика наших экспертов обесценивается на фоне очевидных успехов Гуайдо.

Интересно, что вместо ареста, обещанного для него президентом Мадуро и пока ещё подконтрольными ему государственными структурами, Гуайдо встретили в аэропорту сторонники, а пограничник приветствовал его словами «Добро пожаловать домой, президент». По дороге в столицу Гуайдо провел несколько импровизированных митингов, а уже в Каракасе выступил перед сотнями тысяч своих сторонников, впрочем, фотографии достаточно говорят об уровне его поддержки.

Что же может ему противопоставить бывший водитель автобуса, доведший одну из самых богатых нефтью стран в мире до жестокого кризиса? Фактически ничего.

Несмотря на бодрые заявления, что получающие зарплату туалетной бумагой и другими продуктами первой необходимости армия, полиция и боливарианская Национальная гвардия остаются на стороне Мадуро, арестовать Гуайдо никто не решился, а ведь на это выдан официальный ордер.

Действительно, в ходе недавних столкновений на колумбийской и бразильской границах были применены технологии, очень напоминающие киевский Майдан 2014 года. Та же сцена с популярными артистами, флаги и, с поправкой на венесуэльскую реальность, беженцы, гуманитарная помощь и заверения о мире и желании помочь. Уже тогда имелись сведения о переходе военных и полицейских на сторону Гуайдо.

Поэтому, скорее всего, венесуэльский кризис разрешится изменением или сохранением позиции силовых структур, прежде всего вооруженных сил. Какой из сценариев транзита власти будет реализован, сказать сейчас сложно; существует несколько вариантов, среди которых: выборы, военный переворот, иностранное военное вторжение, гражданская война или даже добровольная сдача власти президентом Мадуро. Безусловно, силовые варианты не кажутся реальными, но сложно представить и то, что Мадуро продержится у власти до 2025 года.

В анализе венесуэльского политического кризиса не следует забывать о том, что в нем так или иначе участвуют зарубежные игроки, прежде всего, США. Возможно, нерешительность с арестом Гуайдо была связана с позицией США и большинства стран ЕС, которые прямо заявили о недопустимости подобных действий. Тогда возникает вопрос, почему якобы полагающийся на поддержку силовиков Мадуро повторяет ошибки Януковича?

Рано или поздно уставшие от неопределенности и нерешительности командования солдаты перейдут на сторону нового правительства, по примеру большинства своих украинских коллег.

Что же до России, похоже, мы опять сделали ставку не на того. Позиция России в целом однозначна, мы оказываем поддержку Мадуро. Сейчас существует множество мнений относительно того, насколько прочно в настоящий момент Россия связана с венесуэльскими элитами. Большие сделки «Роснефти», инвестиции в добывающую промышленность Венесуэлы и потеря этих активов действительно могут повлечь за собой ощутимые убытки. Особенно если новое правительство Венесуэлы, после смещения Мадуро, не станет выполнять свои обязательства перед Россией.

Проблема в том, что оказать серьезную и действенную помощь Мадуро мы не можем, для этого физически не хватит ресурсов и возможностей. В настоящее время Россия существенно слабее, чем СССР в годы Карибского кризиса, и действовать крупными силами на другом конце света мы не можем.

Существенной потерей для нас может оказаться и оружейный рынок. Не секрет, что в «нулевые» именно за счет блестящей сделки с Венесуэлой Рособоронэкспорт прорвался из индийско-китайской изоляции на мировой оружейный рынок, и продажи российского оружия в мире получили второе дыхание. В случае негативного для нас исхода кризиса армия Венесуэлы может не только перестать покупать наше оружие и отдавать деньги за предоставленное сейчас в кредит. Некоторые образцы могут попасть и не в те руки, особенно истребители или комплексы ПВО.

Так или иначе, возросшая активность вокруг Венесуэлы и внутри неё, говорит о том, что кризис не будет продолжаться вечно, да и нет на это сил у истощенной инфляцией и экономическими неурядицами страны. Самый яркий показатель того, что пора что-то менять – пустые полки магазинов и 3 миллиона беженцев. Несмотря на таинственные российские самолеты компании Nordwind, выполняющие рейсы из Каракаса в Уганду (не сотрудников ли ЧВК они вывозят, о которых недавно говорили?), и обещания поддержки со стороны России для Мадуро, время работает против него. Патовая ситуация в ООН, продолжающийся в стране не только политический, но и экономический кризис оставляют всё меньше места для маневра Николасу Мадуро.

Впрочем, его активы, недавно переведенные в Россию, могут позволить ему осесть на Рублево-Успенском шоссе, если он вовремя сбежит из страны, примеры у нас уже есть.

В любом случае, для России пример Венесуэлы – это очередной звонок, повод задуматься о принципах ведения своей внешней политики, применения «мягкой силы» и других современных внешнеполитических средств, которым уже все, кроме нас, научились. Ещё одну войну за рубежом мы не потянем, а выходить из «майданных» ситуаций по-другому пока не научились.

guaido huan venesuela

 
Партнеры
politgen-min-6 Хуан Гуайдо: «I’ll be back»
banner-cik-min Хуан Гуайдо: «I’ll be back»
banner-rfsv-min Хуан Гуайдо: «I’ll be back»
expert-min-2 Хуан Гуайдо: «I’ll be back»
partners 6
inop-min Хуан Гуайдо: «I’ll be back»
insomar-min-3 Хуан Гуайдо: «I’ll be back»
indexlc-logo-min Хуан Гуайдо: «I’ll be back»
rapc-banner Хуан Гуайдо: «I’ll be back»