Руководитель Центра Электоральных Практик, эксперт Центра ПРИСП
18.07.2019

Кто возьмет 3% московский барьер

 

Более 20 представителей оппозиционных партий и движений снялись с выборов в Мосгордуму из-за недобора необходимых для регистрации подписей.

Руководитель Центра Электоральных Практик, эксперт Центра ПРИСП Сергей Поляков считает, что если московскую оппозицию не допустят до выборов, то так и не узнаем, пользуется ли она поддержкой москвичей.

Во-первых, тот барьер – количество подписей, которое нужно собрать (3 %), – именно для Москвы является фактически заградительным. Если в других регионах такое количество подписей еще можно собирать, то в столице это делать было всегда сложнее. Потому что очень много людей проживают не по месту регистрации, особенно в центральных округах: 43-м, 44-м, 45-м. Сама атмосфера города-мегаполиса достаточно недружелюбная – люди неохотно открывают незнакомым двери, неохотно дают подписи; к тому же согласно требованиям законодательства в подписном листе должны быть указаны паспортные данные, а люди, напуганные мошенниками (в разгар подписной кампании как раз были такого рода информационные вбросы), неохотно их раскрывают.

Многие кандидаты, в том числе оппозиционные, достаточно серьезно подошли к процессу сбора подписей и неплохо выстроили систему: были задействованы кампании «от двери к двери», когда сборщики ходили по квартирам, дворам; также были выставлены пикеты с кубами, штендерами; были организованы партийные центры сбора подписей, например, «Яблоко» организовало такой для своих выдвиженцев, Алексей Навальный – для широкого спектра оппозиционных кандидатов; центры сбора подписей непосредственно самих кандидатов либо в штабах, либо в общественных приемных, куда люди могли прийти и поставить подписи; было задействовано достаточное количество сборщиков и так далее. Но при этом довольно большому числу оппозиционных кандидатов все же не удалось собрать подписи, но не потому, что не было поддержки, а скорее по причине равнодушия москвичей, боязни раскрывать свои паспортные данные и высокого процента сбора подписей, который необходим для регистрации кандидата. Напомню, что до 2014 года – до предыдущего созыва – этот порог составлял 0,5 %, но буквально за несколько дней до объявления выборов региональный закон был изменен и введен фактически заградительный барьер в 3 %.

Сказать, что москвичи не поддерживают оппозиционных кандидатов, – это все же некое лукавство. Москва очень неоднородна: есть юг, юго-восток столицы, которые, скажем так, лояльно настроены, но есть центр – 43-й, 44-й, 45-й округа, где преимущество, скорее, у оппозиционных кандидатов. Недавно был опубликован опрос, который проводил «Левада-Центр». Согласно его результатам, Илья Яшин значительно опережает кандидата, которого поддерживает мэрия, – Валерию Касамару. В 44-м округе вообще нет кандидата от партии власти: там есть оппозиционный Илья Свиридов («Справедливая Россия»), идущий самовыдвиженцем, и Елена Шувалова (КПРФ). В 43-м округе Нюта Федермессер буквально накануне регистрации сняла свою кандидатуру. Там тон задают тоже два оппозиционных кандидата – Сергей Митрохин и Любовь Соболь. В 36-м и 37-м округах тоже лидируют кандидаты от оппозиции, причем в 37-м округе вообще нет кандидата от партии власти: там Елена Русакова («Яблоко»), Николай Губенко (КПРФ), Александр Романович («Справедливая Россия»). Есть 14-й, 16-й, 5-й, 2-й округа, где ожидается достаточно серьезная борьба. Опросы общественного мнения показывают, что жители этих округов настроены достаточно оппозиционно.

При этом есть еще такой феномен – сбор подписей оппозиционных кандидатов и сбор подписей кандидатов, которых поддерживает мэрия: и у тех, и у других были сборщики, которые действительно ходили по домам, мы все это наблюдали, видели пикеты, людей, которые подходили к этим пикетчикам, видели сбор подписей и так далее. Но есть еще категория так называемых спойлеров, кандидатов, которые непонятно откуда взялись, фамилии которых даже политологи с трудом запоминают, они не вели никакой подписной кампании – никто не видел их кубы, сборщиков, но при этом они принесли в избирком аккуратненькие стопочки подписных листов. Не буду называть имени одного из кандидатов, но знаю, что он включился в подписную кампанию за пять дней до ее окончания и, ничего не делая, выставив единственный пикет, за пять дней собрал 5 тыс. подписей. То, что сейчас происходит с проверкой подписей (членам комиссии с совещательным голосом других кандидатов не дают возможности знакомиться с подписями, скажем так, административных кандидатов – кандидатов-спойлеров; совершенно разные подходы при проверке, вплоть до того, что сегодня Гудков написал, что разный состав экспертов проверяют подписи Бабаяна и Гудкова), говорит о том, что на самом деле речь идет не о том, что у оппозиции нет поддержки и она не смогла собрать подписи, а, скорее, о том, что созданы неравные условия для кандидатов.

В целом ряде округов кандидаты откровенно слабые. Это люди, которые далеки от политики, которых никто не знает, в округе они ничего не сделали, они вряд ли смогут противостоять серьезным представителям оппозиции. В мэрии это прекрасно понимают, поэтому создаются все условия для того, чтобы не допустить сильных оппозиционных депутатов к выборам, понимая, что если они – кандидаты от партии власти – пойдут на выборы по честным правилам, то оппозиции проиграют. Поэтому, на мой взгляд, и появляются мнения различных экспертов, скорее, аффилированных с властью, что оппозиция не пользуется поддержкой москвичей, что все москвичи поддерживают команду Сергея Собянина. Могу сказать, что далеко не все москвичи доверяют команде мэра, не всем жителям нравится это благоустройство и то, как похорошела Москва. И выборы, которые прошли в 2017 году в муниципальные советы, показали, что есть целый ряд районов, куда вообще не попал ни один представитель власти. Это районы, входящие, в частности, в 37-й округ, например, очень слабое представительство «Единой России» в центральных районах. Есть целый ряд избирательных округов, где оппозиция пользуется достаточно серьезной поддержкой избирателей, и как раз в этих округах представители оппозиции и выдвигались. Они же не выдвигались, допустим, в 20-м, 21-м округах, а пошли в тех районах, где есть поддержка, где есть либерально настроенный избиратель. Но даже в этих районах у кандидатов возникают проблемы со сбором подписей. Повторюсь: связано это в первую очередь с жестким законодательством, которое не нацелено на открытые и демократические выборы, а направлено на то, чтобы подписной барьер являлся фильтром, с помощью которого власть могла бы отсеивать неугодных кандидатов. В итоге задранный барьер не позволяет в том числе оппозиционным кандидатам спокойно участвовать в выборах, когда уже в день голосования избиратель определил бы, достоин этот кандидат или нет. А сейчас, если кандидатов не допустят, мы в итоге так и не узнаем, пользуется ли на самом деле оппозиция поддержкой москвичей, хотят ли москвичи думать о политике или их интересуют только лавочки.

Ранее опубликовано на: http://regcomment.ru/analytics/delo-ne-v-otsutstvii-podderzhki-u-oppozitsionerov-a-v-sozdanii-neravnyh-uslovij-dlya-kandidatov/

podpisi

 
Партнеры
partners_1 Кто возьмет 3% московский барьер
banner-cik-min Кто возьмет 3% московский барьер
banner-rfsv-min Кто возьмет 3% московский барьер
partners_5 Кто возьмет 3% московский барьер
partners 6
partners_8 Кто возьмет 3% московский барьер
insomar-logo Кто возьмет 3% московский барьер
indexlc-logo-min Кто возьмет 3% московский барьер
rapc-banner Кто возьмет 3% московский барьер