logo_VK Алексей Куртов: «РАПК существует, чтобы все понимали, о ком вообще стоит говорить, произнося слово политконсультант»
18.04.2017

Алексей Куртов: «РАПК существует, чтобы все понимали, о ком вообще стоит говорить, произнося слово политконсультант»

 

В прошедшую субботу в Российской ассоциации политических консультантов сменилось руководство. Корреспонденты Центра ПРИСП и «Выбора народа» побеседовали с новым президентом РАПК Алексеем Куртовым.

– Алексей Анатольевич, перед выборами шла оживленная дискуссия о том, в каком направлении будет развиваться РАПК в случае победы того или иного кандидата. Теперь ясность наступила?

– У меня есть собственное представление о том, как должна развиваться РАПК, и я опубликовал его, когда баллотировался на пост председателя. Естественно, что оно будет уточняться и, может быть, переформатируется на заседании нашего правления, которое состоится в следующем месяце. В мае мы примем дорожную карту развития, и тогда о целях и задачах поговорим более подробно. Пока что мои представления и предложения остаются только моими, поэтому заявлять, что будет так, а не иначе, сегодня еще рано.

– Может быть, двинетесь в сторону коммерции?

– РАПК – это общественная организация, созданная для взаимодействия членов нашего цеха. Это не коммерческая структура для зарабатывания денег. В РАПК вступают не для того, чтобы получить какой-то заказ или вообще трудоустроиться – в РАПК вступают люди, имеющие совместные интересы, в том числе заинтересованные друг в друге. У нас большая страна, специалистов нашего профиля в ней достаточно много – я думаю, около двух тысяч. Учитывая то, что цех высокоинтеллектуальный и сложный, я считаю, что это очень приличное количество людей. Мы вырабатываем совместные взгляды на развитие  рынка для того, чтобы представлять его участников в государственных структурах – Центризбиркоме, Администрации президента, губернаторских администрациях, а также в партиях. И, в свою очередь, для того, чтобы все вышеперечисленные структуры понимали, о ком вообще стоит говорить, произнося слово политконсультант. Мы – не распределители заказов, у нас нет коммерческих корпоративных интересов в продвижении организации или ее членов. Это точно не изменится.

– Вас достаточно для того, чтобы вырабатывать взгляды всего цеха на рынок?

– На начало мая, после пересчета, в нашей организации будет около 90 человек. Я буду очень рад, если сильные специалисты, профессионалы своего дела захотят вступить в нашу организацию – у них есть свое мнение, вес в сообществе, им есть что сказать. Но надо понимать, что мы не стремимся к профсоюзности организации, пытаясь включить в нее всех-всех-всех и заставить соблюдать единые для всех правила. Пока что не существует профессионального стандарта по политическому консультированию. Впрочем, мы занимаемся формированием стандартов профессии, обучения ей, просто этот процесс очень не быстрый – надо пройти через министерство труда, министерство образования. Надеюсь, что через год-полтора у нас в стране совершенно официально появятся профессии политконсультант и политтехнолог. Тогда у РАПК появятся какие-то новые задачи и новая работа. Сейчас же мы пытаемся собрать наиболее интересных коллег под знамя РАПК для того, чтобы лучше понимать, что происходит на рынке, координировать действия, когда это необходимо, общаться, обмениваться информацией и взаимообучать друг друга. 

– Какими «пряниками» будете заманивать профессионалов своего дела?

– Вступление в РАПК – это не пряники, а в первую очередь ответственность. У нас есть этический кодекс политконсультантов, который мы приняли, и каждый вступающий в ассоциацию знакомится с ним и соглашается, берет на себя обязательство действовать согласно этическими нормами, которые мы разделяем. Больше того, мы настаиваем на том, чтобы члены РАПК занимались просветительской деятельностью, вели себя достойно внутри цеха, а также на уровне взаимодействия с заказчиками и органами власти. То есть РАПК – это организация специалистов, готовых не только что-то получать, но и много вкладывать. Прежде чем человек примет решение, вступать или не вступать, ему будет предложен пакет документов – пусть думает, для чего ему это, что он от этого получит. А получит он возможность обмениваться информацией, взаимодействовать с коллегами и по горизонтали, и по вертикали, открыть представительство в своем регионе, войти в круг известных и понятных для заказчиков специалистов. В свою очередь, он соглашается, что информация о нем самом будет в открытом доступе – он больше не сможет прятаться по темным углам и иногда оттуда выходить, он становится членом цеха, который в открытую и честно ведет свою деятельность. То есть членство в РАПК – это знак качества, по крайней мере, мы к этому стремимся. Поэтому к нам не так уж просто попасть – мы принимаем людей только после двух рекомендаций, с обязательными встречами и собеседованиями. Отбор у нас не то чтобы ужасно строгий, но очень внимательный.

– Право принимать самостоятельные решения у членов РАПК остается?

– Конечно, РАПК не вмешивается в профессиональную деятельность своих членов – каждый волен работать с кем угодно. Но мы настаиваем, чтобы члены РАПК соблюдали очень важные для нас принципы –  финансовую открытость, открытость персональной информации, правила  взаимодействия с заказчиками и коллегами. Это обязанность каждого члена РАПК. А звонить мне и получать от меня добро на сотрудничество с кем-то, конечно, не придется.

kurtov_big2 Алексей Куртов: «РАПК существует, чтобы все понимали, о ком вообще стоит говорить, произнося слово политконсультант»

 

 
НОВОСТИ CIKRF.RU
Новое на Prisp.ru
 
Партнеры