Политолог, эксперт Центра ПРИСП
17.04.2019

Израиль «не туристический»

 

Политолог, эксперт Центра ПРИСП Андрей Глоцер рассуждает о том, что и кто стоит за случаями произвола со стороны чиновников израильского МВД в отношении посещающих Израиль граждан некоторых стран, включая Россию.

14 апреля шесть, по другим данным, семь человек, прилетевших из Москвы в Эйлат, были депортированы обратно после более чем 8 часов пребывания в аэропорту Рамон и общения с чиновниками израильского МВД. Отказ во въезде - событие в общем-то абсолютно заурядное в миграционной политике многих стран, если бы не одно но: в этом случае, как и в целом ряде других им подобных, депортация сопровождалась, по свидетельству лиц, ее прошедших, хамским обращением со стороны чиновников ведомства, проникновением в тайну их личной жизни ‒ изучением переписки в мессенджерах, профилей в социальных сетях и личными вопросами, в том числе и «интимного» характера об отношениях туристов с их израильскими друзьями.

Ну а в завершении всего этого «радостного» общения группу россиян 14 апреля ждала депортация даже не в город, из которого приехали туристы: рейс был из Москвы, а направили их обратно в Россию в Санкт-Петербург.

Увы, но это не первый случай произвола со стороны чиновников израильского МВД. Очень часто, по отзывам попавших «под раздачу» граждан в социальных сетях и практикующих адвокатов, которые пытаются защищать их права, происходит довольно стандартный набор действий: у людей отбираются телефоны, так что они не могут даже позвонить тем, кто их встречает, их помещают в специальные комнаты-изоляторы, содержание в которых, по многим отзывам, просто отвратительное: подолгу могут вообще никак не кормить или кормить очень плохо, а передать туда нормальную еду просто невозможно.

Причем столкнуться с этим произволом может кто угодно: родственники граждан страны, их друзья и просто обыкновенные туристы, независимо от их финансового положения – депортировали и людей состоятельных. Просто речь идет о решении конкретного чиновника, у которого свое «видение», повлиять на которое никак нельзя: он ведь руководствуется внутренними инструкциями и причину отказа во въезде в страну вообще не обязан пояснять депортируемому лицу.

Как-то раз, когда журналисты израильской газеты «Вести» обратились за комментарием по данной проблеме к МВД, ответ ведомства был весьма скуп и расплывчат: "Есть много критериев, и решение принимается после допроса". Понимайте как хотите, в общем.

Но даже если задержанным удается все-таки правдами и неправдами связаться с адвокатами и те начинают предпринимать какие-то действия, их часто депортируют еще раньше, собственно, результатов этих адвокатских усилий.

Как проходит такой «допрос», уже немного говорилось выше. Добавлю лишь, что мой хороший знакомый рассказывал, как к нему приезжали гости на свадьбу сына, и тоже были проблемы и при въезде, и при выезде: довели одну гостью до слёз, а он «почувствовал себя сутенёром после серии вопросов от сотрудников МВД о девочке». Вот такая невеселая практика.

Но давайте попробуем разобраться, откуда же «растут ноги» у этой проблемы? Очевидно, что бюрократия и власть чиновников – это только часть сюжета.

Все куда сложнее. Первое, что бросается в глаза, ведут себя чиновники так не со всеми гражданами, а только с гражданами из, условно говоря, «слабых» стран. Мы не встретим в новостях, что так они обращались с обладателями паспортов США, Швейцарии или Великобритании (оговорюсь сразу: речь не идет о «политических» - всевозможных борцах за права палестинцев, ибо это тема отдельного разговора, - а именно об обычных туристах).

Так вот, у этой «непочетной медали» есть две стороны: действительно, масса людей из стран с тяжелыми проблемами в экономике устремилась в последние годы в Израиль на заработки. Так, выходцев из Грузии и Украины, которые пытаются, въехав в качестве туристов, поработать в Израиле, насчитываются десятки тысяч человек. При этом подавляющее число граждан Украины, которых Израиль пытался депортировать со своей территории в 2016 и 2017 годах (6900 и 7700 человек соответственно), подали просьбу о предоставлении им политического убежища в связи «с нарушением их прав на родине».

Разумеется, речь шла о тех, кто хотел во время рассмотрения их статуса мирно и спокойно трудиться на разных черных работах с тем, чтобы после отказа отбыть в обратном направлении, но ‒ заработав свою «трудовую копейку». Также медицинская помощь в Израиле для соискателей статуса беженца бесплатна, так что можно было успеть вылечить болезнь или даже сделать операцию. В общем, «игра стоила свеч». В итоге, по различным данным, в Израиле на сегодняшний день могут трудиться свыше 50 тысяч граждан Украины и Грузии, подавляющее большинство которых находится в стране на нелегальном положении.

В последнее время нарастающий кризис в российской экономике, несмотря на «бравурные» данные Росстата, также добавил число тех, кто приезжает в Израиль не с туристическими целями. Но, тем не менее, по-прежнему большую часть потока из России составляют именно туристы и паломники. Так что данная ситуация в меньшей степени пока касается граждан России и куда в меньшей степени отдельной «касты» россиян: москвичей и жителей Санкт-Петербурга ‒ у них и так все хорошо, ‒ им в общем и целом незачем ехать в Израиль на заработки.

Что касается Украины, то дело дошло до совершенно конфликтной ситуации: украинцы в феврале этого года решили «мстить» и подвергли такому же хамскому обращению прилетевших в Киев израильтян, «промариновав» долгое время несколько десятков человек в киевском аэропорту Борисполь.

Эти меры были, так сказать, «зеркальным ответом» на массовую депортацию украинцев из Израиля. Тогда конфликт удалось немного погасить дипломатам. Но надолго ли? Ведь хамство израильских чиновников никуда не испарится, поток туристов и трудовых мигрантов тоже... Поэтому «ответные» меры, как мне кажется, еще ждут израильтян.

Но вернемся к вопросу, почему все-таки чиновники израильского МВД отыгрываются на приезжающих в страну? Кроме властного произвола, проблема имеет еще одну сторону, на которую обычно в статьях про туризм и миграцию никто не укажет, потому как не понимает внутриизраильских политических раскладов.

Дело в банальной ксенофобии. Да-да: в обычной такой и неприятной ксенофобии. Ксенофобия свойственна в той или иной степени любому обществу, и израильское, понятное дело, не исключение. Напротив, в нем она видна особенно ярко, потому как Израиль весь, как слоеный пирог, состоит из общин выходцев из самых разных стран, которые с очень и очень большими трудностями проходят процесс абсорбции и учатся жить вместе, а чаще просто сосуществовать друг с другом.

Израильский же МВД ‒ это тот самый межобщинный «камень преткновения» ‒ орган, за который две крупные группы израильского населения – «русская» и община евреев-выходцев из стран Ближнего Востока, не раз «ломали» свои «копья».

За всей этой катавасией с туристами глубоко-глубоко внутри стоит, с моей точки зрения, вопрос о национальном характере государства Израиль и поиске его идентичности. Классическое «обвинение» «русских» со стороны лидеров сефардской общины в том, что они «не правильные евреи», «масса смешанного происхождения». Сефардская же среда, изначально более традиционная и религиозная, в данном случае выступает как антагонист «русской» и более «светской».

В ней есть множество стереотипов о волне репатриантов из стран бывшего СССР, включая тот, что я лично сам от некоторых из них слышал: «среди вас почти нет настоящих евреев, потому что вы давно ассимилировались».
Действительно, ассимиляция была крайне значительной в странах исхода «русской» волны, но, разумеется, эта точка зрения далека от реальности: большинство приехавших в Израиль из бывшего СССР - евреи. Встречная среди русскоязычного населения претензия ‒ «религиозное засилье» и различные виды «дискриминации русскоязычных репатриантов» и их близких. Насколько все эти стереотипы далеки от реальности ‒ второй вопрос, однако же они вполне себе живучи.

Другая проблема - в том, что сефардское население Израиля очень долгое время находилось на вторых ролях во всех областях жизни страны, в сравнении с выходцами из Западной Европы и России, которые стояли у истоков израильской государственности, и «русская» волна эмиграции, состоящая в огромной своей части из кадров высокой квалификации и с хорошим фундаментальным образованием, только добавила «градуса» этому противостоянию.

Время от времени подобные воззрения прорываются на поверхность израильского политикума: так, в свое время лидер партии ШАС (религиозная партия выходцев из стран Ближнего Востока) Арье Дери заявил, что объединившиеся в единый блок партии Ликуд и НДИ Авигдора Либермана представляют интересы «русских» и «белокожих ашкеназов». И хотя он вскоре извинился за свое высказывание, все, что называется, его очень хорошо поняли, и предвыборная кампания ШАС строилась и в дальнейшем на этом антагонизме.

Но еще задолго до истории с партией Либермана и его «борьбой» против «религиозного засилья» еще один выходец из бывшего СССР, политик и диссидент Натан Щаранский выступил с лозунгом «МВД под наш контроль!» Уже тогда политика министерства вызывала массу нареканий своей внутренней ксенофобией по отношению к выходцам из «русской» общины. Впрочем, получив тот самый МВД, Щаранский практически ничего в нем не изменил: к сомнительным успехам можно было только добавить многоступенчатую процедуру натурализации для нееврейских родственников граждан-евреев, во многом усложнившую для них этот процесс, а не облегчившую его.

В общем, перед нами в этой коллизии, как в капле воды, предстает классическая проекция внутренней борьбы в стране и целого «букета» межобщинных противоречий, противостояния по линии национально-религиозной и более «открытой» либеральной концепции израильской государственности.

Это тот самый разлом, который сегодня переживают по большей части все страны: борьба национальной и глобальной парадигм, волны от которой достигают, в том числе, и такой, казалось бы, далекой от политики и невинной сферы, как туризм. А страдают от этих «международных» игр политиков и бюрократов, увы, как всегда, обычные граждане, порой, даже не подозревающие, что стоит за грубым к ним отношением рядовых чинуш.

Ну, и Израиль, как ни крути, пока совсем не туристическая «держава»: несмотря на совершенно бешеный историко-культурный потенциал, из-за внутренних противоречий, общей слабости туриндустрии, сгибающейся под бременем бюрократической системы, высоких налогов и дороговизны жизни, страна находится всего лишь на 6-м месте по доходам от въездного туризма, в сравнении с другими государствами региона: далеко позади Турции, ОАЭ, Саудовской Аравии, Ливана и Египта.

В общемировом же рейтинге по количеству посещений туристами Израиль в 2017 году находился на 65-м месте ‒ где-то между Кипром и Новой Зеландией…

izrail_policiya Израиль «не туристический»

 
Партнеры
partners_1 Израиль «не туристический»
banner-cik-min Израиль «не туристический»
banner-rfsv-min Израиль «не туристический»
partners_5 Израиль «не туристический»
partners 6
partners_8 Израиль «не туристический»
insomar-logo Израиль «не туристический»
indexlc-logo-min Израиль «не туристический»
rapc-banner Израиль «не туристический»