Политолог, эксперт Центра ПРИСП
08.04.2020

Гонка партийных технологий

 

Политолог, эксперт Центра ПРИСП Валерий Прохоров – о новых технологиях на службе политических партий, активно использующих разнообразные онлайн-площадки.

Политические партии ищут новые способы повышения доверия избирателей, сокращения расходов на избирательные кампании и увеличения явки сторонников. Для достижения этих целей они всё активнее прибегают к новым технологиям. Информирование, агитация, координация совместных действий, коммуникации и фандрайзинг активнее ведутся партиями на разнообразных онлайн-площадках.

Несколько отстают в развитии решения, связанные с организацией дистанционного голосования. Причиной этому служит предубеждение консервативной части партийных активистов к процедурам, которые общественное мнение не считает достаточно надежными и технологически проработанными. Тем не менее, начавшаяся пандемия коронавирусной инфекции послужила своеобразным триггером для новых попыток превратить дистанционное голосование в основной способ волеизъявления, сохранив традиционные электоральные процедуры лишь для тех случаев, которые в настоящий момент по ряду причин невозможно перевести «на цифру».

На днях о переводе своего «предварительного голосования» в дистанционный режим заявила партия «Единая Россия». Для этого разработана система электронного голосования на базе технологии блокчейн. Это позволит снизить негативный эффект от режима карантина, который так или иначе замедлил или остановил политическую деятельность большинства других партий, причем, не только в России, но и в мире. Реализация проекта приобретает особый смысл в условиях ограничений на офлайн-мероприятия, введенных в связи с эпидемией коронавируса. Онлайн-голосование даст возможность провести праймериз в намеченные сроки и при этом не подвергать риску здоровье людей.

Преимущества и ограничения

Блокчейн, или распределенный реестр, представляет собой базу данных, записи в которой хранятся одновременно на большом количестве не связанных друг с другом устройств и вносятся в соответствии с протоколом, не позволяющим изменять их содержание без подтверждения транзакции всеми участниками системы. При этом новая запись в базу получает уникальную метку, которая фиксирует ее место в цепочке и время ее внесения в базу. Таким образом, информация, хранящаяся в этой базе, гарантированно остается неизменной и достоверной вне зависимости от атак на отдельные элементы системы и попыток изменить запись в ячейках.

Приверженцы этой технологии считают её наиболее подходящей для организации систем электронного голосования, так как она лучше других обеспечивает соблюдение главных электоральных принципов: анонимности избирателя, достоверности подсчета голосов и устойчивости к внешним манипуляциям.

Целый ряд экспертов, наоборот, выступают против применения блокчейна как базовой технологии для создания систем дистанционного голосования. Они указывают на фундаментальную проблему, которую можно в равной степени отнести и к техническим, и к этическим. Суть ее в следующем: невозможно улучшать все характеристики системы одновременно; совершенствование механизмов анонимности ухудшает параметры устойчивости ко взлому и, наоборот, повышение надежности увеличивает риски деанонимизации.

В какой-то момент разработчики пришли к выводу, что создать «идеальную» систему голосования на блокчейне невозможно, но можно создать «достаточно хорошую» систему, которая «будет работать лучше и надежнее» и демонстрировать более достоверные результаты гражданского волеизъявления, чем какие-либо другие.

Опыт

Использование блокчейна в системах дистанционного голосования за пределами России несмотря на заявляемые её поклонниками преимущества не получило пока широкого распространения. Технология распределенного реестра положена в основу нескольких программных продуктов, которые позволяют организовать выборы в немногочисленных сообществах, например, в студенческих коллективах или школах. Кейсов применения блокчейн-решений в более масштабных электоральных кампаниях — считанные единицы.

Впервые технология была протестирована в ходе национальных выборов в Сьерра-Леоне в начале 2018 года. В Западном округе, самом густонаселенном в стране, традиционное голосование шло параллельно с дистанционным, организованным швейцарской фирмой Agora, разработчика решений для организации голосования с использованием технологии блокчейна, а результаты сравнивались. В связи с тем, что результаты подсчетов, представленные компанией, радикально отличались от тех, которые были опубликованы Национальной избирательной комиссией Сьерра-Леоне, опыт был признан властями страны неудачным, а сама компания получила обвинения в некомпетентности и предвзятости.

В японском городе Цукуба в августе 2018 года была опробована система голосования на блокчейн, разработанная одной из местных IT-компаний. Избиратели голосовали за различные социальные программы, определяя приоритетность их финансирования. Для голосования граждане использовали свои идентификационные номера, записанные в удостоверения личности. Целью испытания было подготовить решение муниципалитета о целесообразности использование блокчейна для обеспечения прозрачности и минимизации нарушений при голосовании. Поставленной цели, по-видимому, удалось добиться: изначально настроенный скептически мэр города Тацуо Угараши пополнил ряды поклонников блокчейна. По итогам голосования он сделал следующее заявление для японских СМИ: «Я думал, что использование технологии (блокчейн) усложнит процедуру, но я убедился, что она в итоге оказалась лаконичной и простой».

В Европе лидерство в использовании технологии блокчейн для проведения электоральных процедур на протяжении последних лет прочно удерживает Эстония. Эксперименты с электронным голосованием начались в стране еще в 2005 году, а 2013-м на выборах в муниципалитеты впервые была протестирована система онлайн-голосования. В ходе испытаний были выявлены как многочисленные попытки должностных лиц повлиять на итоги голосования, так и элементарные нарушения правил информационной безопасности, которые могли привести к искажению результатов выборов. Внедрение в электоральное ПО технологии блокчейн позволило упростить и процедуру голосования, и само администрирование выборов, сведя до минимума человеческий фактор. В 2019 году число эстонцев, проголосовавших на парламентских выборах через интернет, превысило 40%.

Мобильные приложения, работающие на основе блокчейна, уже частично испытаны на выборах даже в весьма скептически настроенных к подобным инновациям Соединенных Штатах. В середине ноября 2018 года Западная Вирджиния провела ограниченное пилотное онлайн-голосование через такое приложение в одном из поселений. Система, разработанная стартапом Voatz, прежде чем позволить избирателю поставить отметку в электронный бюллетень проводила их биометрическую аутентификацию. Результаты голосования записывались в приватный блокчейн. Опыт был признан успешным.

В настоящий момент самым масштабным проектом в области применения блокчейн-технологий на выборах эксперты считают праймериз Демократической партии Таиланда, которые состоялись 1–9 ноября 2018 года. Электронным голосованием было охвачено более 120 000 избирателей. В результате, бывший премьер-министр Таиланда Абхисит Вейджаджива одержал победу с 67 505 голосами. Члены партии могли голосовать двумя способами: на избирательных участках, где использовалась система электронного голосования Raspberry Pi, или через мобильное блокчейн-приложение по удостоверению личности с фотографией. Документы, удостоверяющие личность, использовавшиеся для идентификации членов партии, и бюллетени для голосования были зашифрованы и сохранены в децентрализованной распределенной файловой системе, а записи о транзакциях — в блокчейне Zcoin, который и обеспечивал возможность проверки результатов выборов избирательной комиссией Таиланда и кандидатами, участвовавшими в праймериз.

У нас

В России задачу такого масштаба пока что не пыталась решить ни одна политическая партия, но подобные намерения декларировались новичками — партией «За Правду», которая демонстрировала элементы своей «партийной экосистемы» в феврале этого года, и Партией прямой демократии, ограничившейся лишь коротким сообщением на эту тему.

Интересно, что та же «Единая Россия» приступила к тестированию технологии дистанционного голосования еще два года назад, проведя дистанционное голосование на праймериз в ряде регионов. Как утверждают разработчики, в результате испытаний были устранены ошибки в программном обеспечении, усовершенствованы архитектура системы и разработаны необходимые организационные процедуры для проведения праймериз полностью онлайн. По словам замсекретаря Генсовета «Единой России» Сергея Перминова, технические решения, положенные в основу «партийного блокчейна», позволяют проводить масштабные электоральные мероприятия, в частности, общенациональные праймериз исключительно в режиме дистанционного голосования.

Сбор и шифрование персональных данных гарантирует компания-подрядчик, специализирующийся на предоставлении этих услуг, результаты голосования шифруются и записываются в блокчейн Bitcoin. Пользовательский интерфейс позволяет участнику голосования проверить достоверность записи о результате своего волеизъявления. Функционал партийной платформы не ограничивается исключительно обеспечением условий для дистанционного голосования.

Перминов сообщил о том, что в разработке находятся 44 приложения, позволяющих автоматизировать практически все элементы текущей партийной работы. Планируется, что внедряться эти приложения будут в течение одного электорального цикла, то есть, достаточно быстро. Это неизбежно приведет к переформатированию системы управления сложным партийным организмом: многоуровневые иерархические структуры с жесткой управленческой вертикалью и одноранговая распределенная архитектура блокчейна сложно уживаются в одной экосистеме. Перминов подтверждает эту гипотезу — партия будет стремиться к децентрализованным формам самоорганизации, как минимум, на низовом уровне.

Новые вопросы

Эксперименты «Единой России» с блокчейном могут принести ощутимую пользу не только партии власти. Внедрение новых технологий повышает эффективность работы партийного аппарата, снижает стоимость политических кампаний, привлекает новых сторонников, вызывает интерес у передовой части избирателей. Технологическое обновление неизбежно приводит к обновлению кадровому, а это, в свою очередь, может подтолкнуть партии к формированию свежих идеологических доктрин и появлению новых лидеров, способных эти доктрины озвучивать.

Стоит ли ожидать от других партий включения в «гонку блокчейнов»? Безусловно, они будут вынуждены как-то реагировать на возникшие технологические вызовы. Но запуск платформы подобной той, что заявлена ЕР, — это дорогое удовольствие, и для большинства партий оно может оказаться не по карману. Поэтому ответ, скорее всего, последует «гибридный»: появятся бюджетные решения, внедрение которых будет необходимо дополнять новыми подходами к партийному строительству. Возможно, это откроет новый рынок «партийного софта» по аналогии с возникшим в свое время рынком ERP-систем для корпоративного управления.

Есть основания ожидать, что новации могут привлечь молодежь, борьбу за голоса которой та же «Единая Россия» зачастую проигрывает. Повлияют ли прилагаемые усилия на электоральные результаты партий, прогнозировать пока что сложно: есть риск, что более привычный к «цифре» молодой избиратель, что называется, не поведётся, а консервативная часть электората, на которую традиционно опирается та же «Единая Россия», может отнестись к нововведениям с недоверием и даже оказать сопротивление их внедрению в повседневную практику.

Для преодоления этого сопротивления потребуется опытным путем получить ответы на следующие вопросы. Каков запас прочности подобных систем, и как выглядят технологические ограничения при кратном увеличении участников голосования? Вызовут ли доверие у избирателей предлагаемые системой методы контроля за результатами голосования? Насколько упростится или, возможно, усложнится администрирование праймериз при переходе на блокчейн? Есть ли уязвимости в программном обеспечении мобильных устройств, через которые будет вестись дистанционное голосование? Существует единственный способ исчерпывающе ответить на все возникающие вопросы — это многократные испытания платформ для дистанционного голосования в «боевых условиях» и их дальнейшее совершенствование.

Июньские праймериз «Единой России», возможно, дадут ответ на часть этих вопросов. Как минимум, мы узнаем, получит ли партия, проектирующая для себя высокотехнологическую траекторию развития, какие-либо конкурентные преимущества. К примеру, практика попыток автоматизации привычных «ручных» процедур в корпоративном секторе давала порой результаты прямо противоположные ожидаемым: выяснялось, что некоторые бизнес-процессы, считавшиеся жизненно необходимыми, становились ненужными, и компании проводили массовые оптимизации персонала.

В общественных организациях, особенно больших, порой присутствуют декоративные, но по сути бессмысленные «атрибуты величия» в виде синекур для заслуженных партийных ветеранов или затратных проектных офисов с внушительным аппаратом управления. Попытка избавиться от ненужных надстроек несет в себе политические риски в виде возникновения внутрипартийной фронды или даже раскола в партии.

Можно сказать, что гонка партийных технологий началась. Фаворит стартует с заявленным гандикапом, но польза от него пока что неочевидна. С другой стороны, другие участники, на первый взгляд, ограниченные в средствах, тоже имеют шансы, потому что дефицит ресурсов не означает автоматического сужения коридора возможностей. Первый промежуточный финиш — в начале лета. Ждём результатов.

Ранее опубликовано на: http://actualcomment.ru/novye-tekhnologii-na-sluzhbe-politicheskikh-partiy-2004061338.html

Partii-kollazh Гонка партийных технологий

 
Новое на Prisp.ru
 
Партнеры
partners_1 Гонка партийных технологий
banner-cik-min Гонка партийных технологий
banner-rfsv-min Гонка партийных технологий
partners_5 Гонка партийных технологий
partners 6
partners_8 Гонка партийных технологий
insomar-logo Гонка партийных технологий
indexlc-logo-min Гонка партийных технологий
rapc-banner Гонка партийных технологий