Политолог, эксперт Центра ПРИСП
25.07.2020

Коми: сюжеты политической драматургии

 

Политолог, эксперт Центра ПРИСП Валерий Прохоров ответил на вопросы тг-канала komitelega про арест Гайзера и «окно возможностей», провал оппозиции и надежды Уйбы на Рассвет.

Ваша идея о Партии регионов, в чем она состоит? Она реализуема в условиях нашего государственного строя традиционной российской фобии развала страны?

Я исхожу из того, что любой открытый процесс является более здоровым, чем его симулякр. Вся конструкция партийно-политической системы страны заточена под интересы тех или иных акторов, представляющих федеральный центр. Я говорю не только о «Единой России», региональные отделения которой обладают нулевой самостоятельностью. В эту конструкцию включена и оппозиция, включая внесистемные партии, региональные отделения которых играют роль «регулируемых протестующих» или зарабатывают деньги для московских владельцев их партийных франшиз.

По моему глубокому убеждению, интересы регионов должны быть системно представлены в политическом спектре наряду с разнообразными обветшавшими право- и левофланговыми «-измами», идеологической сути которых никто уже и не помнит. Сами регионы в этом случае обретают субъектность, а само понятие «субъекта федерации» наполняется изначально заложенным в него смыслом. В противном случае «московский пылесос» окончательно уйдёт в разнос, продолжая высасывать из регионов деньги, ресурсы и кадры.

Риск развала страны увеличивается не в результате усиления регионов, а в результате выстраивания модели «метрополия - колония». Естественным ответом на такое положение дел является процесс, который во времена СССР назывался «национально-освободительным движением». То, что мы наблюдаем в Хабаровском крае, и протестное голосование по поправкам в Конституцию в Ненецком автономном округе – это и есть проявления этого процесса.

Резюме: в федеративном государстве коллизии интересов «центра» и субъектов – это следствие особенностей государственного устройства, поэтому их необходимо балансировать в публичном политическом поле. Если возникает дисбаланс в сторону центра – усиливаются центробежные поползновения, и страна разваливается; если это дисбаланс складывается в пользу регионов, то страна тоже начинает разваливаться, но уже по другой причине – выскальзывающие из-под контроля региональные элиты пытаются воцариться в своих медвежьих углах, устраивая сепаратистские демарши, с чем и столкнулся в своё время советский Союз.

Вас связывают с Ольгой Савастьяновой, это правда? Какие у вас отношения? Она имеет виды на республику?

Эта группа вопросов явно связана с недостатком увлекательных сюжетов в республиканской политической драматургии. Мы с Ольгой Викторовной знакомы более 30 лет, у нас прекрасные отношения и мы периодически встречаемся. Я по роду своей деятельности внимательно слежу за её политической деятельностью и работой возглавляемого ей комитета.

Если вы одновременно забьёте в поисковик фамилии «Савастьянова» и «Прохоров», то наверняка обнаружите ссылки на мои публикации. Одна из них была посвящена её позиции по Шиесу, которую она не побоялась озвучить тогда, когда другие официальные лица благоразумно на эту тему помалкивали.

Вторая была о «законопроекте Савастьяновой», в котором впервые были предложены механизмы цифровой трансформации сбора подписей кандидатами в депутаты. Тогда это ещё не стало мейнстримом, и сам факт появления такой инициативы не мог не вызвать интереса. Что касается «видов на республику», то у действующего депутата, представляющего регион в Государственной Думе, они есть, и самые непосредственные: избирательный округ – это одно из основных мест приложения сил любого депутата.

Если подоплёка вопросов содержит подозрение в том, что Савастьянова замышляет против республики что-то недоброе, а я ей в этом помогаю, то нет, конечно, это не так.

Вы близко наблюдали ситуацию в Хабаровске, как родился этот феномен и какие последствия принесет?

Хабаровский феномен родился в результате того, что люди в крае в какой-то момент ощутили потребительское отношение к своей малой родины со стороны групп влияния, которых в простонародье именуют «москвичами». Жители республики столкнулись с подобным во времена губернаторства Сергея Гапликова.

На выборах губернатора в 2018 году люди высказали своё отношение к ситуации, проголосовав не столько за Сергея Фургала, сколько против сложившегося положения вещей. Фургал стал для людей символом сопротивления центру, знаменем их представлений о благе для их малой родины. При этом нужно понимать, что с одной стороны, люди его идеализировали, а с другой - он вёл себя и действовал совершенно не так, как его предшественник Вячеслав Шпорт: в его работе на посту губернатора был соблюдён баланс содержательного и популистского.

Триумф ЛДПР на выборах в 2019 году – это жест доверия не партии Жириновского, и даже не Сергею Фургалу. Таким образом люди демонстрировали самоуважения и ответственности за свой прошлогодний выбор. Про последствия говорить сейчас сложно: в естественный ход процесса повлиял и арест Фургала, и последствия коронавирусных ограничений могут сказаться, да и протесты не закончились. Одну из прошлогодних статей, посвященных этому феномену я назвал «Накроет ли Россию амурской волной». Есть риск, что может накрыть.

Влияние Шиеса на политическую реальность в Коми и России - осталось ли, имеет ли общестрановое значение?

Шиес повлиял на политическую реальность кардинально. Я не думаю, что сейчас найдутся желающие повторить лихой кавалерийский наскок на любой из регионов аналогичный этой авантюре. Народ обретает реальную субъектность, и власть понимает, что с людьми нужно считаться и вести диалог. И конечно, процесс этот отразился на всех регионах. Вряд ли есть в стране уголок, где не слышали про Шиес. Ещё один важный урок - люди обрели опыт группового политической взаимодействия. Он настоящий, родившийся в искреннем порыве защитить свою малую родину, а не навязанный переведенной на русский язык универсальной «методичкой» с инструкциями для политизированных неврастеников, населяющих мегаполисы.

Ваша оценка экологического и национального движения в Коми – это новый политический феномен или просто небольшой всплеск после Шиеса?

Это естественный и очень простой ответ на низкое качество политического управления регионом. Что вы ощущаете, что в ваш дом ворвались непрошеные гости и начали в нём хозяйничать? Вы ощущаете угрозу своему укладу жизни и жилищу, начинаете их защищать.

В масштабах республики проекция уклада жизни – это чувство национального или регионального самосознания, а проекция дома – это среда обитания в широком смысле этого слова. Поэтому вряд ли кто-то из патриотов республики вне зависимости от уровня его протестной активности воспринимает подъём национального и экологического движения как негативное явление поддерживает их даже в том случае, если не идёт протестовать на площадь.

Другое дело, что отношения центра и региона неизбежно будут переходить из формата «набег - протест» в более сложные конструкции, и здесь потребуется поиск компромиссов исходя из представлений каждой из сторон об общем благе. Но это, надеюсь, будет происходить в рамках цивилизованного политического процесса, и отношения будут постепенно переходить в фазу зрелости.

Надежды были большие, почему всё так сдулось у Михайлова и оппозиции в целом в Коми?

Потому что у Михайлова не было шансов выйти из амплуа ситуационного политика. Как и у некоторых других оппозиционеров, которые есть даже в «Единой России». Они проявляют готовность к политическим действиям только тогда, когда по ним жёстко работает недружественный внешний фактор. Тогда они начинают эффективно защищаться, включаются в активное взаимодействие с избирателями и даже демонстрируют способность к межпартийному диалогу.

Когда внешнее давление уходит, их повседневность утрачивает столь привлекательный для протестно настроенных людей «нерв борьбы». У оппозиции в республике поле борьбы – это не смыслы, а эмоции людей, причём негативные. Как только эмоциональный фон в республиканской политики становится нейтральным, оппозиция угасает. Её свет всегда отраженный.

У Михайлова тяжеловато со смыслами, да и с организационными навыками возникли проблемы. Он заявляет о готовности спасти республику, но оказывается не готовым профессионально отработать кампанию. Качественная подготовка списка в Госсовет и выстраивание коммуникаций с муниципальными депутатами для прохождения «фильтра» – это рутинная работа, но она необходима и важна, это показатель профессионализма. К сожалению, у него не получилось.

«К сожалению» я говорю не потому, что разделяю его политические взгляды. Он был надеждой для достаточно большого количества людей, которые потерпели поражение, так и не вступив в борьбу.

Ваш прогноз по избирательной кампании в Коми.

По выборам главы исход ясен. Я в одном из интервью приводил в качестве аналогии футбольный матч сборных Бразилии и Фарерских островов. Разница в классе слишком велика для того, чтобы кто-то из оппозиционеров мог оказать Владимиру Уйба достойное сопротивление.

Нельзя, конечно, исключать возникновения непредсказуемых факторов, каких-то локальных «чёрных лебедей», способных спровоцировать случайное поражение фаворита предвыборной гонки. Возвращаясь к футболу как модели, можно вспомнить истории, когда те же бразильцы получали по полной от заведомо более слабых соперников. Но такие игры никогда не приносили пользы игре миллионов и вызывали, скорее, чувство досады.

Что касается выборов в Госсовет и горсоветы, то тут борьба будет, явных фаворитов нет. Но победителем будет «Единая Россия». Просто потому, что там работа организована профессиональнее, чем у конкурентов, где она не организована совсем. Повторение хабаровского кейса в Коми сейчас уже маловероятно. Владимир Уйба пришёл в республику вовремя. Останься Гапликов до конца своей каденции, электоральные «чудеса» состоялись бы уже на выборах в Госсовет.

Гайзер-Гапликов-Уйба - ваша оценка?

Оценка не будет объективной, потому что их троих невозможно поместить в ситуацию с одинаковыми внешними условиями и проверить, кто как справляется. Но что касается такого параметра как политический вес, то тут Уйба лидирует за явным преимуществом. Набор политического веса – это сложный процесс, который требует от человека и способностей, и определенного набора человеческих качеств, и интеллекта, помноженного на обучаемость, и, как ни странно, удачи. Вот здесь у нынешнего врио всё заведомо лучше, чем у Гайзера с Гапликовым. Особенно с удачей.

Как «дело Гайзера» отразилось на политической ситуации в Коми в стратегической перспективе (если отразилось)?

Оно изменило политический контекст. У команды Гайзера была монополия и на политику, и практически на все процессы управления и даже самоорганизации деятельности в республике. Когда эти люди были отстранены от механизмов управления, открылось множество «окон возможностей», которыми никто не воспользовался, включая пришедшего на смену Гайзеру Гапликова и Ко.

Сейчас Владимиру Уйба придётся перезагружать всё, что даже с натяжкой можно отнести к политическому процессу. Ему будет нужна управленческая команда, которая не закопает его потенциал. Такие команды формируются годами постоянно нуждаются в подпитке «свежей кровью», а «свежая кровь» – это всегда результат конкуренции. При этом, ему придётся соблюдать баланс, с одной стороны, приглашая в команду сильных игроков из-за пределов республики, а с другой стороны старательно и планомерно взращивая сильные местные кадры, которых, к великому сожалению, не так много, как хотелось бы - «смутные времена» выдавили из Коми многих талантливых управленцев.

Что могло бы выправить ситуацию в нашей депрессивной республике?

Новая власть должна провести следующие несколько лет, реализуя принцип трёх «В»: внимание (слушать людей, которые здесь живут и слышать их), воображение (привносить своё видение, генерировать свежие идеи, уметь найти новый угол зрения на проблемы, которые привычно считались нерешаемыми) и воплощение (услышанное и придуманное превратить в результативные действия, воодушевив на это жителей республики и умело воспользовавшись возможностями большой страны).

Уйба демонстрирует приверженность первым двум принципам. Во-первых, он слушает и слышит. Во-вторых, он явно не лишён воображения - его идея создания арктического медицинского кластера в Воркуте это наглядно продемонстрировала. Хочется, чтобы «в-третьих» в исполнении его команды заработало как можно раньше.

В телеграме эмоционально отреагировали с «рассветом» в качестве метафоры, положенной в основу предвыборной кампании врио: дескать, перезагрузка, возрождение, всё это мы слышали от его предшественника. Есть принципиальная разница. Перезагрузка – это всегда отрицание прошлого, месседж людям о том, что какой-то период их жизни прошёл зря. Плюс, это полная остановка, зачистка и мучительный разгон на пределе сил.

Люди, владеющие компьютером, знают, что «alt-ctrl-del» – это критический режим возобновления работы системы, который не гарантирует устранения проблем, приведших к сбою, и автоматического исправления ошибок. Рассвет – это другое. На рассвете хорошо клюёт рыба и слышен «шёпот утренних звёзд». Это метафора про обретение гармонии и начало нового дня, в котором будет много хорошего. Пусть этот рассвет в республике наконец наступит.

komi goroda gerb

 
Новое на Prisp.ru
 
Партнеры
politgen-min-6 Коми: сюжеты политической драматургии
banner-cik-min Коми: сюжеты политической драматургии
banner-rfsv-min Коми: сюжеты политической драматургии
expert-min-2 Коми: сюжеты политической драматургии
partners 6
inop-min Коми: сюжеты политической драматургии
insomar-min-3 Коми: сюжеты политической драматургии
indexlc-logo-min Коми: сюжеты политической драматургии
rapc-banner Коми: сюжеты политической драматургии