Бизнес-консультант, эксперт Центра ПРИСП
01.08.2020

Театральная пауза в Хабаровске затягивается

 

Примитивизация политической жизни в России бьет по всем ее участникам без исключения, но и охотников воспользоваться возникающим вакуумом не наблюдается, что во многом и демонстрируют события в Хабаровском крае. Системные и новые партии, общественные институты, известные медийные персоны – все только имитируют политическую деятельность, практически оставляя вне пределов своего внимания такие необычные для России события, как непрекращающиеся хабаровские уличные протесты.

Всем без исключения политическим силам РФ, находящимся на виду, политика вовсе не нужна. Либо же они просто не представляют себе, как она выглядит, и, видя события в Хабаровске, машинально переходят на другую сторону улицы, констатирует бизнес-консультант, эксперт Центра ПРИСП Максим Шанин.

Со стороны кажется, что участники ситуации действуют словно в несколько замедленном темпе, порой не совершая очевидных шагов. Словно всех накрыл волшебный туман, и окружающее перестало выглядеть так, как оно есть. Или же люди собрались в круг, в центре которого находится нечто, которое никак нельзя потревожить. С одной стороны, такое положение вещей говорит о договорном характере так называемого политического процесса в РФ. С другой стороны, в эту же имитацию деятельности странным образом оказываются вовлечены и участники, вроде бы не входящие в beau monde и не связанные его условностями. А все вместе строят очередной рукотворный тупик, в результате чего ситуация, возможно, прорастёт неожиданными всходами.

Власти, конечно, находятся в весьма сложном положении. Театральные паузы явно затягиваются, причём никаких комментариев по поводу собственно протестов так и не прозвучало. Даже на уровне призывов всем пока успокоиться и других общих слов. С содержательной реакцией тоже не очень. Если назначенец от ЛДПР и есть основной вариант, то сильной позицией это не назовёшь. Что, собственно, можно сделать посредством Дегтярёва? Ну, самого его немного обтесать, продемонстрировать через него определённые денежные вливания в регион, ликвидировать его руками какое-нибудь давно известное вопиющее безобразие. Все эти нехитрые инструменты уже задействуются или, по меньшей мере, декларируется их скорое применение. Но вот хватит ли такого, особенно если протестная активность не будет существенно снижаться? А других ходов, считай, и нет. Примитивизация политической жизни бьёт по всем её участникам без исключения.

Но и охотников воспользоваться возникающим вакуумом почему-то не наблюдается. Местные хабаровские общественные институты (вроде партийных организаций, ОНФ, профсоюзов, каких-нибудь НКО, если они есть) пребывают, насколько можно судить, в буквальном смысле в оцепенении. Причём уже порядочное время, так что момент открыть рот, пожалуй, упущен. Никак не высказалась о происходящем в Хабаровске так называемая системная оппозиция (здесь я уже имею в виду столичные штабы). Не о том, виновен Фургал или нет, а о людях, выходящих и выходящих на улицы. Всё же для РФ это не совсем обычные события, можно хоть что-то из себя выдавить. Нет – просто в рот воды набрали. За исключением ЛДПР, конечно, которая устами своего вождя сделала в первые дни несколько умеренно громких заявлений. Потом, видимо, начались «консультации», и стало не до того. Тот же самый вождь, однако, не торопится навестить нового хабаровского сокола, хотя прежде не упускал возможности покрасоваться в своих регионах.

Но то системные партии, которые уже давно подвергаются критике с разных сторон за многолетнюю имитацию политической деятельности. Как раз в текущем году, дабы освежить в недалёком будущем строчки избирательных бюллетеней, был дан старт новым партийным проектам. Им-то точно необходимо развиваться, обозначать позиции, да и просто обеспечивать себе узнаваемость. Что, как не громкие события способствует этому лучше всего?! Но молчат почему-то всякие новыелюдизаправду. Ничего, видимо, о Хабаровске не думают.

Однако есть ведь в стране и несистемная оппозиция. Им-то, внештатным сотрудникам Госдепа, по нраву должно быть происходящее на Дальнем Востоке. Чем хуже, тем лучше, гори всё синим пламенем в любом регионе страны! Тем не менее, ничего внятного мы не слышим и из этого сектора. Во-первых, Хабаровск очень далеко. Это я не шучу, в ситуациях, подобных нынешней, становится ясно в том числе и то, насколько страна разобщена. Во-вторых, Фургал, похоже, не относится ни к одному из элитных либерально-чекистских кланов, своим ни для кого в столичной тусовке не является, так что и вступаться за него вроде как не с руки. Не журналист, чай, посидит пока. Ещё и душегубом может оказаться, а это в открытую демонстрировать не принято. Кстати, местную-то хабаровскую публику возможные обвинения бывшему губернатору, похоже, не особенно волнуют. Не потому, что все в городе его персональные болельщики, просто и не такое видали. Это обстоятельство власть, к счастью, понимает, и не спешит пока с демонизацией фургальского образа.

Возвращаясь же к либеральным смутьянам, можно отметить, что в Хабаровске они выступают в привычной роли виртуальных пугал. Считается, то есть, что город наводнён провокаторами, разжигающими страсти, в том числе и иностранными гражданами, вот только за всё время никто из них к народу не обратился и изловлен тоже не был. Из заявлений же, прозвучавших от вождей оппозиции, постоянно проживающих за границей, можно, прежде всего, сделать вывод о том, что они чертовски давно не бывали дома.

Что же получается? Всем без исключения политическим силам РФ, находящимся на виду, политика вовсе не нужна. Либо же они просто не представляют себе, как она выглядит, и, видя события в Хабаровске, машинально переходят на другую сторону улицы. Конечно, такое положение вещей вызывает законные вопросы у рядовых зрителей. Возможно, о чём-то задумаются, наконец, и представители экспертного сообщества, всё пытающиеся что-то объяснить себе и нам.

Но может ведь статься, что Хабаровск явлен нам в виде некого проверочного теста, по результатам которого все декорации погорелого театра отправятся, наконец, на помойку, и в страну придёт настоящая политическая жизнь? На такое развитие событий сейчас возлагаются определённые надежды, и не только в связи с Хабаровском.

Попробуем прежде всего понять, что могло заставить власти действовать столь лихорадочным образом. Ведь сама по себе сцена ареста действующего губернатора какими-то обычными сотрудниками объективно нанесла действующей вертикали очень много вреда. Что же хотелось немедленно предотвратить, раз уж пришлось сделать такое на камеры? При нынешнем обилии информации за интересными сюжетами стоит следить с самого начала. Именно в начале, когда версии сторон ещё не обрели гранитной непоколебимости, случаются занятные проговорки. Так, в первые буквально пару дней после ареста Фургала в комментариях зазвучала тема какого-то загадочного сепаратизма. Казалось бы, какой сепаратизм может быть в Хабаровске? С таким же успехом можно поискать его ростки в Рязани или Костроме.

Вообще-то, не совсем так. Некоторые особенности истории всего дальневосточного региона позволяют предположить, что при определённых условиях отсюда может исходить опасность для страны, угрожающая планам её развития буквально на всех направлениях. Другое дело, что силы, которые могли бы быть заинтересованы в подобном развитии событий, и сами люди подневольные, которые без команды действовать не будут. Да и не даст им никто столь жирных кусков. А мы нашим врагам подсказывать не будем.

Тем более что вскоре из комментариев экспертов стало понятно, что под сепаратизмом имеется в виду любое усиление регионов относительно сложившегося сейчас баланса. А потом тема и вовсе сошла на нет.
Сейчас действительно много говорят о возможности превращения регионов в самостоятельную политическую силу. Хабаровские события дают здесь богатую пищу для размышлений.

Прежде всего, организовать какую-то поддержку протестующих в других местах нашей страны не удалось, за исключением всё того же Дальнего Востока. Большинство акций солидарности были малочисленны и невнятны. Про возможные мотивы столичной тусовки у меня уже написано выше, но речь-то, прежде всего, о межрегиональной солидарности. Только таким образом можно перейти от более или менее удачного лоббизма на уровне одной территории к региональной политике в масштабах страны или хотя бы её больших частей. Хотя, конечно, очень трудно ожидать такого подхода от дегтярёвых и других московских назначенцев. Зачем им всё это? Начальники их в Москве, деньги оттуда, туда же они мечтают поскорее вернуться из опостылевшей командировки. А если видеть прообраз региональной политической силы в действиях немногочисленных глав регионов, которым удалось особенно удачно выстроить отношения с федеральным центром, то, боюсь, немногим захочется к такому движению присоединиться.

Однако в Хабаровске мы вроде бы должны были наблюдать счастливое исключение из правил. Хотя регион не национальный, губернатор из местных, окружение его тоже. Это, наверное, даже помешало более активно выступать в его поддержку в других регионах. Оказалось, что Фургал фигура далеко не всероссийского масштаба и популярен только в пределах ДВР (Р-региона, не пугайтесь).

Но требования хабаровчан словно нарочно тоже отличаются крайней размытостью, удивительным образом соседствующей с категоричностью. Более опытного противника, нежели нынешняя версия ответственных за внутреннюю политику, это прямо-таки провоцировало бы к наступательным действиям. Верните Фургала! – Не вернём. Что дальше? Даёшь справедливый суд! – Это решат судебные власти. Что дальше? М-м... Россия, выходи! – Ага! Уже!

К счастью для протестующих, власть пока не может поставить себе на службу эти очевидные слабости их позиции. Но в целом остаётся неясным, чего хотят добиться организаторы хабаровских акций. Пока они, пуская дело на самотёк, порождают в толпе всё более радикальные лозунги, тем самым сокращая социальную базу протестов и, самое главное, их «цену». Одно дело – требовать вернуть губернатора, и совсем другое – выступать за снос всего и вся.

Если, как утверждают некоторые исследователи, окружение Фургала пытается таким образом защитить свою неприкосновенность, то они, честное слово, избрали худшую тактику изо всех возможных. Мало того что, сидя в обороне, эти люди ничего не добьются и живы до сих пор лишь пассивностью центра, они ещё и не пытаются перевести разговор в единственное русло, возможное для равных партнёров. Возмещения ущерба, то есть, о деньгах. Хорошо, вы съели нашего губернатора, а мы выставили непрекращающиеся народные волнения. Судя по тому, как вы себя ведёте, наша позиция сильнее. Давайте поговорим о компенсации. Не в том виде и объёме, как вы хотите выделить под Дегтярёва, а втрое больше и безо всякого Дегтярёва.

Это как если бы в старые времена пришёл герцог усмирить какой-нибудь город, а из-за стен вышло войско вдвое больше его собственного. Ну, я пойду тогда. Пойди, только не забудь оставить оружие, деньги и драгоценности.

Именно об отсутствие такой повестки и разбиваются все мечты о партиях регионов. Точнее, навеки остаются мечтами. Понятно, что провластным трубадурам указано с порога объявлять подобную позицию сепаратистской. Вот только наличие ответственных хозяев ещё не мешало ни одной власти, кроме советской. Просто это обстоятельство заставляет вести себя по-другому.

Но пока власти, судя по всему, беспокоиться не о чем. Хоть сама она впадает в ступор от малейшей нестандартной ситуации, её предполагаемые оппоненты демонстрируют ещё большую недееспособность. Чемпионат РФ по игре в поддавки продолжается.

 

pink floyd

 
Новое на Prisp.ru
 
Партнеры
partners_1 Театральная пауза в Хабаровске затягивается
banner-cik-min Театральная пауза в Хабаровске затягивается
banner-rfsv-min Театральная пауза в Хабаровске затягивается
partners_5 Театральная пауза в Хабаровске затягивается
partners 6
partners_8 Театральная пауза в Хабаровске затягивается
insomar-logo Театральная пауза в Хабаровске затягивается
indexlc-logo-min Театральная пауза в Хабаровске затягивается
rapc-banner Театральная пауза в Хабаровске затягивается