Политолог, эксперт Центра ПРИСП
24.10.2020

Мимо Сахалина, или Разворот на Камчатку

 

21 октября в ходе правительственного совещания по развитию инфраструктуры Арктической зоны России и Северного морского пути (СМП) Камчатский край был обозначен в качестве восточной разворотной точки в рамках циркуляции перевозимых по арктическим морям грузов. Это решение, на первый взгляд, предопределило поражение Сахалина в его давнем соперничестве с Камчаткой.

Политолог, эксперт Центра ПРИСП Николай Пономарев изучил историю вопроса и пришел к выводу, что губернатору Валерию Лимаренко рано признавать крах своих планов по созданию на острове транзитного хаба.

Предыстория «битвы за Сахалин»

Тема модернизации портовой инфраструктуры Сахалина в контексте развития экспортного потенциала Северного морского пути была озвучена Владимиром Путиным в ноябре 2017 г. на саммите АТЭС в Дананге.

Но первые шаги к реализации обозначенных первым лицом замыслов были предприняты лишь три года спустя. В январе 2020 г. власти Сахалинской области объявили о намерении включить регион в структуру «расширенной версии» СМП в качестве логистического хаба (потенциального конкурента для Шанхая в качестве точке перераспределения потока товаров в Юго-Восточную Азию), нарастив за счет этого транзитный грузопоток до 10 млн тонн в год. Соответствующий проект был вписан в структуру пятилетней инвестиционной программы, во многом являющейся логическим продолжением проектов, связанных со строительством мостового перехода «Сахалин – материк» и созданием на острове международного авиационного хаба.

И эти планы достаточно быстро получили подкрепление в виде соглашение о сотрудничестве с крупным транспортно-логистическим холдингом «Дело» и АО «Атомэнергопром» (входит в структуру корпорации «Росатом»). При их поддержке областные власти рассчитывали реализовать проект по созданию транспортно-логистического узла в порту города Корсакова. Именно здесь, как заявил губернатор Валерий Лимаренко, должна была размещаться точка разворота «расширенного СМП». Это решение в целом укладывалось в логику создания «Северного морского транспортного коридора» (СМТК). Данный концепт на тот момент активно использовался в проекте Стратегии развития Арктической зоны РФ до 2035 г. и предполагал расширение объема перевозок по СМП за счет вовлечения грузов с Дальнего Востока.

В мае 2020 г. на рассмотрение госкомиссии по развитию Арктики от лица Минвостокразвития было вынесено предложение о расширении СМП за счет включения в него акватории от порта Провидения на Чукотке до Сахалина. Фактически речь шла о расширении границ СМП до пределов бывшего СМТК (к тому моменту от использования этого концепта было решено отказаться по причине сопротивления со стороны Минэкономразвития). Соответствующее решение позиционировалось как способ решения проблемы, связанной с нарушением профильными ведомствами обязательств по увеличению грузопотока по СМП до 80 млн тонн к 2024 г. В итоге вице-премьер Юрий Трутнев дал поручение о совместной проработке этой инициативы по линии Минвостокразвития, Минтранса, МИДа и «Росатома».

Почти одновременно президент заявил о поддержке планов перевозки дальневосточной рыбы в европейскую часть России по СМП. Некоторые эксперты сделали из этого вывод, что глава государства однозначно одобряет идею о расширении СМП «вплоть до Сахалина».

Предположения относительно грядущего одобрения инициативы Минвостокразвития подкрепляли и отсылки к предшествующим этапам карьерного пути Валерия Лимаренко. Вплоть до декабря 2018 г. будущий сахалинский губернатор входил в руководство «Росатома» - корпорации, являющейся оператором СМП. Контракт, подписанный в феврале 2020 г. с АО «Атомэнергопром», также свидетельствовал о поддержке инициативы Лимаренко по превращению острова в разворотную точку СМП со стороны корпорации.

Решение по принципу качелей: «А на твое “нельзя” я говорю свое “можно”»

Однако уже в июле госкомиссия по вопросам развития Арктики признала расширение СМП до Сахалина нецелесообразным

Последнее, впрочем, не помешало руководству Минвостокразвития заявить о намерении продолжать работу по созданию портов-хабов за пределами СМП. В начале августа и вовсе стало известно, что вице-премьер Юрий Трутнев дал предварительное согласие на оказание помощи региональным властям в рамках реализации проекта «Логистический технопарк (Корсаковский порт)». По словам Трутнева, до 2025 г. на создание глубоководного порта в Корсакове может быть потрачено 90 млрд рублей. При этом к тому моменту было уже достоверно известно, что «Росатом» при выборе точки разворота СМП остановил свой выбор на Камчатке.

Неопределенность в выборе «точки разворота» закрепила новая редакция комплексного плана Минтранса по модернизации инфраструктуры до 2030 г. Его новая редакция, опубликованная в сентябре, также фактически фиксирует точку разворота СМП на Сахалине.

Почти одновременно Лимаренко выступил перед жителями Сахалина с отчетом о проделанной за год работе. И в нем он опять заявил об ожидающемся продлении СМП до Сахалина.

Вскоре после этого Валерий Лимаренко в ходе беседы с заместителем председателя Правительства РФ Маратом Хуснуллиным поднял вопрос о выделении включения проекта реконструкции и расширения корсаковского порта в федеральный проект «Морские порты России». Проект при этом позиционировался как часть программы создания транзитного хаба для СМП.

21 октября глава Минвостокразвития Александр Козлов и председатель правления ПАО «НОВАТЭК» Леонид Михельсон в ходе совещания по развитию Арктики обозначили, что точкой разворота СМП на востоке станет Камчатка. Соответствующие решения нашли свое закрепления в поручениях, данных лично премьер-министром Михаилом Мишустиным.

Однако является ли это решение окончательным? Как можно убедиться, за последние 10 месяцев заинтересованные стороны неоднократно меняли свою позицию, а губернатор Лимаренко так и не получил четкого «стоп-сигнала» по линии федерального правительства или «Росатома».

Вполне очевидно, что в настоящее время мы наблюдаем интенсивную борьбу групп интересов, в которой итоги одного раунда могут быть легко оспорены в следующем. При этом состав участников с обеих сторон регулярно меняется: акторы, отстаивающие сегодня одну позицию, завтра могут радикально изменить свою точку зрения. На этом фоне реальные преимущества и недостатки выбора в пользу Сахалина или Камчатки отходят на второй план.

Очевидно лишь одно: СМП точно будет расширен за пределы своих северных границ. И в данном случае нельзя однозначно сказать, что мы наблюдаем попытку технически выполнить поручение президента или реальное стремление превратить российскую Арктику в зону интенсивного грузопотока на глобальном уровне. Решение этих задач, в конце концов, может достаточно органично сочетаться.

 smp sever

 
Новое на Prisp.ru
 
Партнеры
partners_1 Мимо Сахалина, или Разворот на Камчатку
banner-cik-min Мимо Сахалина, или Разворот на Камчатку
banner-rfsv-min Мимо Сахалина, или Разворот на Камчатку
partners_5 Мимо Сахалина, или Разворот на Камчатку
partners 6
partners_8 Мимо Сахалина, или Разворот на Камчатку
insomar-logo Мимо Сахалина, или Разворот на Камчатку
indexlc-logo-min Мимо Сахалина, или Разворот на Камчатку
rapc-banner Мимо Сахалина, или Разворот на Камчатку