Гендиректор Евразийского центра интеграционных исследований и коммуникаций
24.05.2021

Станислав Наумов: Нельзя рвать связь с родным регионом

 

Гендиректор Евразийского центра интеграционных исследований и коммуникаций и победитель конкурса «Лидеры России. Политика» Станислав Наумов – о намерении принять участие в выборах в Госдуму от Челябинской области.

— Почему вы решили баллотироваться от Челябинской области? Ведь последние 24 года вы живете в Москве.

Я родился и вырос в Магнитогорске, окончил 58 школу, учился в УрГУ в Екатеринбурге. В 1992 году вернулся в Магнитогорск, устроился на работу в администрацию города — открыл Центр общественных связей администрации Магнитогорска по работе со СМИ и общественными объединениями. Было непростое время. Мы работали с Комитетом солдатских матерей, когда происходили печальные события в Чечне, с обманутыми дольщиками. В 1997 году, когда мне было 24 года, я уехал на работу в Москву. Это были яркие годы взаимодействия с нашим земляком Александром Починком. Я дважды помогал ему выиграть выборы, позже я стал помощником руководителя Федеральной налоговой службы. Еще с тех пор знаю, как формировать и распределять бюджет. Был помощником Павла Крашенинникова, потом начал работу с еще одним земляком — председателем наблюдательного совета ЮУрГУ Виктором Христенко.

С ним я познакомился в начале 90-х годов. Сложно было представить, что с этим вице-губернатором Челябинской области мне придется много лет и по сей день взаимодействовать. Он стал моим наставником. В 1999 году он стал заместителем председателя правительства РФ Владимира Путина, взял меня к себе в секретариат. В «Белом доме» я проработал четыре года. А когда Христенко стал министром промышленности, то я — его замом. Естественно, мы с ним занимались Челябинской областью — каждый день, каждую неделю. Виктор Христенко был в совете директоров ММК (тогда государство было совладельцем), я помогал коллегам с ММК решать все вопросы. Занимался моногородами — в 2008-2009 году помогал Сатке, «Магнезиту».

Позже стал вице-президентом фонда «Сколково» — помогал южноуральцам запускать инновационные проекты. И самый яркий бизнес-пример — сотрудничество с производителями: я несколько лет работал в правлении крупной торговой сети и помогал продвигать продукцию производителей Челябинской области на полки торговых сетей. Сотрудничал с «Альфа-групп», меня хорошо знают, как председателя Российской ассоциации по связям с общественностью. Сейчас я работаю главой Ассоциации фармпроизводителей и являюсь членом наблюдательного совета ЮУрГУ.

— То есть даже в столице, вы не теряли связь с Челябинской областью?

— Я всегда знал, что нельзя рвать связь с родным регионом. Всегда старался быть полезным. Когда работал в «Белом доме», удалось реконструировать впервые полосу магнитогорского аэропорта. Даже когда я работал чиновником и не мог входить в партию, был членом кадрового резерва президента России Владимира Путина и входил в первую сотню вместе с известными людьми Челябинска и Магнитогорска, всегда старался сохранять связь с регионом.

Это, знаете, как домашняя проверочная работа. Любой управленец, если у него есть голова на плечах, прежде чем что-то делать на федеральном уровне, сначала пробует, тестирует что-то новое, получает обратную связь и потом двигается в этом направлении. Когда я работал в фонде «Сколково», предложили изобретателям и рационализаторам Магнитогорска и Челябинска приехать со своими идеями в Москву, но они сами решили остаться в регионе и работать по правилам резидентов «Сколково». Так в регионе начали появляться технопарки и инновационные центры с интересными проектами — лично знаком с роботом Федором, который летал в космос. В Челябинской области колоссальная концентрация талантов, с такими людьми нужно всегда поддерживать связи, быть чем-то им полезным. И вот сейчас наступил такой момент, когда я решил взять и попробовать себя самостоятельно.

О честном голосовании

— Все-таки раньше вы работали больше исполнительной властью. В праймериз вы выступаете в новой ипостаси, но прекрасно знаете всю изнанку выборов. И, полагаем, как профессионал выбрали стратегию — общаетесь с людьми напрямую.

— У меня нет твиттера, есть страница во «ВКонтакте», «Одноклассниках». Мой СММ-менеджер — отец, ему 72 года. Он, кстати, делал со мной телеграмм-канал, поэтому с контентом на «ты». Встает утром (он живет в Магнитогорске) и рассылает в «Одноклассниках» букетики-поздравления для женщин. Я с разницей во времени просыпаюсь, а меня женщины благодарят. Кстати, недавно проводили опрос — только у 30% жителей Челябинской области нет своего личного кабинета на «Госуслугах». Я думаю, это связано с предварительным голосованием и желанием оказать определенное воздействие на избирателей. Я с этим не согласен. Предстоящее голосование — такой тест общества на свободу. Испугаются ли люди гнева начальников?

— Вы о том, что многих обяжут голосовать «как надо»? На чистые выборы не стоит рассчитывать?

— У нас есть проблема с чистотой выборов. Но дело, на мой взгляд, в том, что если в выборах участвует большинство, то фальсификация невозможна. 24 мая начинается онлайн-голосование по отбору кандидатов от «Единой России» на выборы в Госдуму. Призываю всех, не слушать никого и не дожидаться указаний от начальства, а проголосовать самостоятельно. Не нужно трахать мозги людям, пусть они высказывают свою позицию и делают свой выбор. А я буду вашим представителем и партнером в вопросах, которые касаются федеральных законов и реализации нацпроектов.

— И какие темы для Челябинской области приоритетные на федеральном уровне?

— Жаль, что сейчас в Госдуме нет комитета по промышленной политике. Тогда было бы проще продвинуть работу по экологическому стандарту губернатора Челябинской области Алексея Текслера. Стандарт сведет выбросы практически к нулю и сделает Челябинск и Магнитогорск пригодным местом для проживания. Как говорят, успешные люди никогда не живут в зоне экологического бедствия. Поэтому нам надо сделать так, чтобы приостановить отток амбициозных и талантливых людей из-за экологии. В этом же направлении работает ЮУрГУ. Одна из моих задач — продвигать единый кластер трех крупнейших южноуральских университетов, который занимается решением проблем с экологией, инновационными разработками и научными исследованиями, развивать медицину решать другие проблемы жителей Челябинской области.

Чего ждут южноуральцы

— Что вам пишут южноуральцы, с какими проблемами обращаются?

— О чем пишут кандидату в депутаты Госдумы… Я получаю за все: за пенсионную реформу, за громкие коррупционные уголовные дела, за место, куда упал метеорит (смеется, — прим. автора). Недавно приехал по запросу человека в деревню Слюда Нагайбакского района — там прорвало плотину и колонка в состоянии бомбежки. Оказывается, плотину, которая раньше принадлежала совхозу, просто забыли поставить на баланс и каждый год все смывается, люди сидят без воды. Приехал в комитет по экологии региона, сейчас ждем, как отреагирует на ситуацию министерство.

А местный председатель просто сидит. Он даже не знает, что можно работать по разным федеральным программам, например, по благоустройству дворов, программе развития села. Но за эти деньги нужно конкурировать, притягивать их. И я, как профессиональный лоббист, знаю, как это делать. Так мне еще и выговор сделали, что я туда поехал без согласования. Дорогие начальники, я буду делать то, о чем меня просят жители Челябинской области, а не вы. Вчера приехал туда еще раз, составили план работы.

Еще одна проблема газификация, тут я тоже знаю, как помочь. Несмотря на то, что президент дал инициативу, правительство проталкивает ее, а на уровне муниципалитета все спускается на тормозах. Нужно работать вместе с командой Текслера, тогда будет результат. Последняя проблема — интернет. «Газпром» и «Ростелеком» не обращают внимания на такие точки на карте, а ведь подобных деревень очень много. И люди оттуда уезжать не хотят.

О землячестве в политике

— Станислав Александрович, вы так активно все время поддерживали регион, да и работали вместе с уроженцами Челябинской области. Расскажите о землячестве в политике?

— Я землячество в политике делю на несколько видов. Первое — это комсомольско-партийное, когда на праздники друг друга поздравляют. Второе — армянско-еврейское: образно говоря, поймать за руку главу минфина и попросить еще 10 млрд рублей. И третье землячество — когда каждый живет своей жизнью и поддерживает связь с родителями в регионе.

Но, на мой взгляд, диаспора сейчас становится частью активного гражданского общества, и это нужно использовать. Это инструмент для лобби, для получения стороннего авторитетного мнения. Например, Виктор Христенко всегда был для меня старшим товарищем и руководителем. И даже мое решение самостоятельно пойти в политику было с ним согласовано. И я ему благодарен как представителю землячества, с мнением которого нельзя не считаться.

— Кого из молодых политиков в регионе вы считаете перспективным?

— В Челябинске мне нравится Андрей Шмидт, Вячеслав Бурматов — проректор ЮУрГУ, перспективный общественный деятель. Я не знаю всех в регионе. Не понимаю, чем Аристов отличается от Мительмана. Наверное, я плохой кандидат — мне ничего не надо в хозяйстве Челябинской области, не собираюсь ничего «щипать».

На самом деле, на меня странно реагируют местные элиты. Несмотря на то, что я стал победителем в конкурсе «Лидеры России» и учусь сейчас в Высшей школе кадрового госрезерва, мне, например, не разрешают проводить встречи в бюджетных организациях Магнитогорска. Говорят, нежелательно, у нас есть свой кандидат. Я такого не ожидал, но не обижаюсь. Я все равно стану депутатом и реализую программу развития Южного Урала. Такое поведение странное, заторможенное какое-то. Так в хоккей играть нельзя. Надо же меняться. Челябинская область — это не провинция. Мы один из десяти ведущих экономических регионов России. А у нас даже своего национального исследовательского института нет. Нонсенс! Политикам Челябинской области нужно быть, как Алексею Текслеру — привносить современную управленческую культуру.

Сейчас мы обсуждаем, что осенью пойдем за финансированием в 10 млрд рублей на 10 лет на развитие образовательного консорциума. Один из критериев — наличие общественной поддержки. Поэтому я пошел по областному партийному списку, помимо моей любимой Магнитки. За меня на праймериз проголосуют, как за члена наблюдательного совета, потому что я везде топлю за развитие аркаимского университета — консорциума университетов. Часть проголосуют по списку осенью. И мы уже сможем в правительстве показать — вот, столько-то процентов поддерживают национальный проект «Образование» и аркаимский университет.

Я иду в политику как лоббист. В свое время я помог многим корпорациям заработать десятки миллиардов рублей. Кстати, бросать фармацевтическую отрасль я не планирую и когда стану депутатом, буду официальным лоббистом здравоохранения региона. Сейчас моя корпорация — Челябинская область. Я не хочу быть одним из 450 депутатов, которые кнопки нажимают, я совершенно искренне хочу стать слугой народа. Наймите меня на работу — вашим адвокатом, защитником. Я буду защищать ваши интересы.

Есть ли в России оппозиция

— «Единая Россия» любит системных людей. Но вы идете по списку.

— Я тоже системный, но со своим видением. В 2021 году я возглавил департамент «Открытого правительства», но поругался с министром по координации деятельности «Открытого правительства» Михаилом Абызовым. На полтора года я ушел в дауншифтинг, продолжая учиться в бизнес-школе «Сколково». Долго выбивал из себя чиновника. В «Единой России» я думаю рано или поздно все изменится. Мне должности не нужны — буду одномандатным депутатом. Можно конечно последовать примеру одного известного блогера, но ничем хорошим это не заканчивается. Я против этого. Нужно менять то, что работает и постараться обновить существующие политические партии. А существующие проблемы нужно признавать. Кстати, в «Единой России» много тех, кто считает так же, как и я.

— Как считаете, без оппозиции может двигаться Россия вперед?

— Я считаю, что нет. У нас политическая борьба идет внутри одной партии, между разными силовыми структурами. В России, на мой взгляд, должна быть многопартийность, я за коалиции, как это делается в развитых европейских странах — чтобы разные силы могли вкладывать свои силы не только в оппозиционность.

— Станислав Александрович, представьте, вы не прошли праймериз, не прошли выборы. Что будете делать?

— Извлеку выводы и продолжу общественную деятельность. Сейчас я являюсь попечителем благотворительного фонда Магнитогорского педагогического колледжа. Мы делаем проект «Сельский учитель», чтобы поддержать уровень образования в деревнях и обеспечить наши университеты грамотными студентами. 25 учителям юга Челябинской области вручим премию признания детьми и родителями. И лоббистам образования, и остальным депутатам придется заниматься этим проектом. Я буду заниматься этим на общественных началах. Зарплата в Ассоциации фармпроизводителей у меня выше депутатской зарплаты. А вообще я уверен, что смогу убедить руководство партии и элиту, что со мной лучше договориться.

Ранее опубликовано на: https://www.chel.kp.ru/daily/27280/4416039/?fbclid=IwAR0YurKiJQ-O_o8Qy53GZ849xcg6JFnMWwbRBupUVWzQmq4pFnVLZHJMVQM

 

naumov stas min

 
Партнеры
politgen-min-6 Станислав Наумов: Нельзя рвать связь с родным регионом
banner-cik-min Станислав Наумов: Нельзя рвать связь с родным регионом
banner-rfsv-min Станислав Наумов: Нельзя рвать связь с родным регионом
expert-min-2 Станислав Наумов: Нельзя рвать связь с родным регионом
partners 6
inop-min Станислав Наумов: Нельзя рвать связь с родным регионом
insomar-min-3 Станислав Наумов: Нельзя рвать связь с родным регионом
indexlc-logo-min Станислав Наумов: Нельзя рвать связь с родным регионом
rapc-banner Станислав Наумов: Нельзя рвать связь с родным регионом