Президент РАПК, эксперт Центра ПРИСП
16.09.2021

Коммунистам выпало быть единственной оппозиционной силой

 

Президент Российской ассоциации политических консультантов, эксперт Центра ПРИСП Алексей Куртов - о том, почему избирателю трудно отличить программы партии, какие технологии используют политики и что отличает нынешнюю избирательную кампанию.

— Чем предстоящие выбору в Государственную Думу отличаются от предыдущих с политтехнологической точки зрения?

Каждые выборы отличаются от предыдущих. Выборы — это такая сфера деятельности, в которой повторения бывают если не редко, то как исключения, потому что, несмотря на кажущуюся повторяемость процесса, это совершенно разная ситуация. Разное состояние политики, разное состояние экономики, социальной сферы, поэтому, говорить о том, что выборы повторяются, мне, как специалисту в этой области, невозможно.

Если говорить, чем конкретно эти выборы в Государственную думу отличаются от предыдущих, то они характерны тем, что как раз на этот период пришелся спад интереса и, может быть, даже ориентации людей на действия власти. Спад связан с двумя вещами.

Во-первых, прошел ореол «Крымской весны». Мы помним, что после крымских событий первые два года был взлет интереса к политике, к внешней политике, ко всем органам власти, начиная президентом и заканчивая депутатскими корпусами различного уровня. Сейчас по прошествии довольно длительного периода мы видим, что эта тема не актуализирована. Кроме того, помимо актуализации она часто меняет вектор, оценки, потому что не очень понятно, что мы получили, а что потеряли с точки зрения политики и экономики. И это не частное событие, а событие, которое очень сильно влияет на умонастроение граждан практически всей страны.

Во-вторых, конечно, пенсионная реформа. Это, как говорил Ленин, тот оселок, на котором был проверен запас прочности партии власти. Удар за это решение правительства приняла на себя, как мы помним, «Единая Россия», потому что именно она продвигала и принимала этот закон, а также брала на себя профессиональные обязательства отработать и объяснить людям, для чего это было сделано. Как ни объясняй людям необходимость таких мер, какими вещами и примерами при этом ни оперируй, но когда у человека забирают пять лет активного возраста и лишают его чего-то, то это, конечно, всегда вызывает негатив.

И вот эти два больших, тектонических события очень здорово повлияли на массовое сознание. Первое очень сильно повлияло на молодое поколение людей до 40–45 лет, активно интересующихся политикой, позиционированием нашей страны, позиционированием себя в этом мире, второе очень сильно коснулось людей старшего возраста. Оба этих события влияют на то, что власть сейчас предлагает на этих выборах. Я бы сказал, что вот это главное отличие не технологическое, а скорее эмоционально-политическое.

— В интервью в 2019 году вы сказали: «У нас партии ничем не отличаются друг от друга. Мы делали опросы, в сознании и оценках людей у нас только коммунисты отличаются от других… Если попросить сравнить, чем «Справедливая Россия» отличается от «Единой России», люди не знают». Сейчас что-то изменилось?

— Оно могло бы измениться, если бы партии за прошедшие два года специально, целенаправленно занимались отстраиванием друг от друга, построением внятной и четкой своей идеологии и так далее. К сожалению, партии начали этим заниматься только накануне выборов. Мы начали видеть активность в позиционировании, пожалуй, только с весны. Поэтому, все то, что говорилось два года назад, на 90 процентов можно перенести и на ситуацию, которая есть сейчас. Да, происходят разные изменения на политическом поле, связанные, например, с кооптацией политических партий и политических движений друг в друга. Например «Справедливая Россия» объединилась с патриотической частью политического истеблишмента и получилась партия, у которой позиционирование сейчас, в общем, стало еще менее понятным. Она, с одной стороны, радикально-патриотическая, с другой — все та же справедливость, которая не очень внятно описана.

По коммунистам все то же самое. У них тоже только радикализация повысилась, потому что фактически на коммунистов сейчас свалилось счастье быть единственной партией, единственной оппозиционной силой в общественном поле по отношению к «Единой России», поскольку таких ярких борцов с режимом мы в данный момент по разным причинам не видим. Почти вся оппозиционность сейчас достается коммунистам, чем они достаточно активно пользуются. Поэтому их позиционирование с политической точки зрения непоменялось, но у них появились дополнительные функции быть еще и сопротивленцами власти, чем они и пользуются.

Из тех, кто вновь появился, можно отметить две партии, которые на этом ландшафте как-то заметны. Первая партия, на которую обращаешь внимание,— это «Новые люди». У них нетрадиционное, в хорошем смысле этого слова, перепрофилирование бизнес-оргструктуры в оргструктуру политического движения. Мы с интересом на это смотрим, потому что раньше такие попытки предпринимались и не давали какого-то особо значимого результата. В партии «Новые люди» все поинтереснее. Сама подача партии как партии новых людей, которые раньше не голосовали и наконец-то взяли на себя ответственность за то, чтобы строить новую жизнь, — это, конечно, позиционирование достаточно свежее. Здесь появилась такая новая струя обращения к рассерженным горожанам, у которых нет своего представительства. Его партия «Новые люди» старается продемонстрировать.

Вторая партия, которая находится на другом фланге, — это партия «Российская партия пенсионеров за социальную справедливость». Она тоже, конечно, использует момент, потому что повышение пенсионного возраста — это та основа, которая сплачивает вокруг себя людей предпенсионного и пенсионного возраста, вынужденных после 60 лет продолжать работать и вспоминать прежние времена, в которые они уже давно были бы на заслуженном отдыхе.

Мы также видим активное позиционирование двух «зеленых» партий. Это партия «Зеленые», и «Зеленая альтернатива». Здесь опять же смешивание «зелености» до уровня перепутывания. Понять простому обывателю, чем они отличаются, сложно. Партия «Зеленые» пытается позиционировать себя так, что они не только экологическое движение, но и движение, которое строит «зеленое» управление, такое экологическое управление обществом. Пытаются расширить за счет этого свое позиционирование. «Зеленая альтернатива» пытается активно работать по теме экологических инициатив. Но надо сказать, что с появлением таких движений эти партии опоздали лет на 15. Потому что практически всю «зеленую» экологическую повестку сейчас государство взяло под свой контроль. У государства и система контроля высока, эти вопросы поднимаются, и самое главное, что у государства, у партии власти, есть ресурсы, чтобы решать вопросы, связанные с экологией. Поэтому на данном поле эти партии вторичны и пытаются что-то оттянуть на себя за счет известных лиц, которые появляются в ходе дебатов на экранах телевизоров.

На что еще можно было бы обратить внимание по сравнению с 2019 годом? Ну наверное, это Партия Роста. Мы помним не очень активный ее старт. Она как-то не очень проявила себя, хотя были завышенные ожидания людей, что она будет более активно ярко работать. Но прошлые выборы в Государственную думу такого результата не дали. Сейчас мы видим, что партия неожиданно и очень эффектно вошла с первой тройкой своих кандидатов. А первая тройка — это три симпатичные и замечательные женщины, каждой из которых есть что сказать. Сейчас у них позиционирование внятное, для среднего возраста, для людей в активном профессиональном статусе, для которых такое предложение может быть.

Где-то проявляется «Яблоко», хотя пока не очень понятно, к чему приведет его игра с единственным человеком, представленным в федеральном списке, какой результат это принесет. Рыбаков, конечно, пытается активно работать, ходит на все дебаты, но, в общем, ничего особо нового «Яблоко» увы, больше не дает, сторонясь таких более острых критиков власти, как Навальный, теряя и ту часть аудитории, которая теперь вообще непонятно куда уйдет. А могли бы ее подобрать.

Резюмируя все перечисленное, можно сказать, что, увы, какого-то яркого разделения, понятного и интересного для избирателей, на политические проекты мы так и не увидели.

— Вы сказали, что на эти выборы идет целая плеяда новых партий и традиционные партии обновились (та же «Справедливая Россия»). Наверняка обновился не только список партий и их личный состав, но и политтехнологическое звено — новые люди, новые идеи, новые технологии. Есть такое? Электорат ведь не прибавился, он тот же самый, а значит, для того, чтобы за тебя проголосовали, нужно отнять голоса у каких-то старых партий, переманить на свою сторону избирателей, какими-то технологиями обеспечить себе их поддержку. Какие-то новые для наших выборов формы борьбы за электорат применяются?

— Что касается партии «Новые люди», что мне у них импонирует, как эксперту, — это легкость подачи. Это и цвет партийной символики, который достаточно нейтральный, но заметный. Это и лица, светлые, улыбчивые. И вся кампания, построенная на легкости восприятия, свежести такой. «Новые люди» поэтому и заметны, потому что они не боятся делать какие-то вещи, на которые не идут традиционные партийные структуры. При этом надо сказать, что такие небольшие партии типа «Новых людей», Партии пенсионеров и так далее скорее будут представлены все-таки не в Государственной Думе, а в региональных советах и региональных Заксобраниях. Потому что там вот эти самые малоизвестные на федеральном уровне, но хорошие и интересные спикеры для региона как раз и могут сработать. Спикер для федеральной кампании, как ни крути, должен быть узнаваемым в масштабах всей страны, и в этом отношении у «Единой России», конечно, карт-бланш, поскольку у нее очень много узнаваемых, хороших и качественных спикеров. А вот у новых партий, у «Новых людей», узнаваемых спикеров практически нет. С весны сделать практически с нуля узнаваемыми на федеральном уровне своих спикеров этим партиям практически нереально. Поэтому работа этих новых партий скорее даст результат на региональных уровнях, и там это будет заметно.

Если же говорить об электорате, то «Зеленые» и пенсионеры бьются все за тот же электорат, а «Новые люди» как раз пытаются своим позиционированием привлечь тех, кто никогда не ходил на выборы. Партия «Новые люди» — не в смысле партийных новых людей, а в том смысле, что те новые люди, которые готовы включиться в политическую повестку, до этого отказывавшие себе в этом удовольствии. Это тот слой, который, в общем, ни у кого не забирается. Это как раз новый слой людей, и у этой партии здесь действительно может что-то получиться.

— Ну а новации в этой предвыборной борьбе какие-то есть с их стороны? Должен же быть какой-то креатив, с помощью которого они пытаются сделать так, чтобы никогда не голосовавшие люди пошли на участки и отдали свои голоса им. И другие партии тоже, наверное, ищут новые методы для расширения своей электоральной поляны, привлекают с рынка политтехнологических услуг специалистов?

— Чтобы что-то появилось принципиально нового, нет. Поскольку все новые партии сейчас привлекают профессиональных специалистов, то можно с уверенностью сказать, что на них работают люди, которые известны в нашей профессии достаточно давно. «Новые люди» начинали с работы с Минченко. Евгений Николаевич — человек заслуженный в нашем цехе, и это было заметно. Поэтому качество кампании высокое, но о новизне здесь очень сложно говорить. Почему?

Во-первых, у нас очень жесткое, иногда даже жестокое законодательство по отношению к правилам и ограничениям ведения избирательной кампании. Во-вторых, у нас на самом деле очень маленькие финансовые возможности для проведения избирательной кампании, у нас избирательные фонды маленькие. По сравнению с другими странами они просто крохотные. Это тоже накладывает большие ограничения. В-третьих, у нас очень много ограничений, связанных с визуальным сопровождением и сопровождением в медиа — на радио, в печатных СМИ, даже в медиапространстве интернет-ресурсов.

Все это очень ограничивает рамки проведения кампаний. Надо ведь за три месяца и о себе рассказать, и партии раскрутить, и пригласить на выборы, и так далее. Что прямо что-то новое было, сказать не могу. Впрочем, это довольно профессиональная кампания. На что обратил бы внимание, так это на новые возможности, которые предоставляет интернет. Хотя и там уже много ограничений, но полет творчества там еще довольно большой. Инструменты изобретаются по конкретным людям, по конкретной теме и так далее типа вирусного распространения рекламы и прочего. Если говорить о находках, то это работа в интернете. Все остальное достаточно традиционно.

Продолжение следует

Ранее опубликовано на: https://www.business-gazeta.ru/article/522347

 

vybory lupa

 
Новое на Prisp.ru
 
Партнеры
politgen-min-6 Коммунистам выпало быть единственной оппозиционной силой
banner-cik-min Коммунистам выпало быть единственной оппозиционной силой
banner-rfsv-min Коммунистам выпало быть единственной оппозиционной силой
expert-min-2 Коммунистам выпало быть единственной оппозиционной силой
partners 6
inop-min Коммунистам выпало быть единственной оппозиционной силой
insomar-min-3 Коммунистам выпало быть единственной оппозиционной силой
indexlc-logo-min Коммунистам выпало быть единственной оппозиционной силой
rapc-banner Коммунистам выпало быть единственной оппозиционной силой