Политолог, главный редактор «Акценты», эксперт Центра ПРИСП
30.04.2020

Как губернаторы южных регионов борются с коронавирусом

 

Политолог, главный редактор «Акценты», эксперт Центра ПРИСП Антон Чаблин – о том, как регионы юга восприняли угрозу коронавируса.

Регионы юга России по-разному восприняли угрозу коронавируса. Если рассматривать начало пандемии, то самые жесткие меры моментально предприняло руководство Краснодарского края, которое в этом аспекте может соревноваться разве только с Чечней.

Политическая логика жестких мер кубанского руководства очевидна – по темпам распространения ковида-19 Краснодарский край вошел в число лидеров (уже 888 заболевших и 19 умерших).

Поэтому вполне объяснимо, почему Вениамин Кондратьев ввел столь беспрецедентные ограничения (запрет на передвижения между муниципалитетами, карантинные посты на въездах в города, народные дружинники).

Чуть менее жесткие меры предпринял Крым. А следом за ним активизировалась Астраханская область, одной из первых в стране введя QR-пропуска для желающих выходить из дома.

Степень жесткости мер в данных случаях коррелирует, скорее, исключительно с персоной самого руководителя, а уже вторично с ситуацией распространения вируса. Жестким руководителем зарекомендовал себя глава Крыма Аксенов.

Астраханский губернатор Бабушкин – бывший силовик. Но самым первым регионом, который ввел режим чрезвычайный режим, была Калмыкия, сразу как в Элисте появились первые инфицированные. В Ростовской области ввели казачьи патрули.

В целом ЮФО по всевозможным ограничительным мерам идет в жестком тренде: Элиста – пионер в стране по введению ЧС; Кубань – первая по официальному введению карантина, и так далее.

Для регионов юга такие ограничения нанесли весомый удар с экономической точки зрения: это, во-первых, падение туристического потока как минимум до июня. Закрытие муниципалитетов привело к разрыву логистических цепочек в АПК и перебоям с фермерскими продуктами.

Конечно, некоторые главы регионов стараются компенсировать провалы так называемым позитивным информационным доминированием в соцсетях. И Бабушкин, и Аксенов регулярно обращаются к жителям со страниц своих блогов. Кондратьев, Хасиков всегда были активны в своих Инстаграме и не сбавили оборотов. Изменилась только повестка их выступлений. Но губернаторы-молчуны, как волгоградский Бочаров, так и остались закрытыми.

Среди регионов СКФО наиболее инициативным, медийным и жестким оказался глава Чечни Рамзан Кадыров. Первым в стране он ввел комендантский час, фактически одобрил применение полицейскими дубинок. Это породило массу скандалов. Правозащитники обвинили Кадырова в еще больших, чем обычно, притеснениях. А он, в свою очередь, обвинил их в искажении фактов.

Тем не менее, надо заметить такой позитивный факт, что еще в марте Кадыров первым из других региональных глав дал поручение правительству разработать комплексный план поддержки экономики Чечни. Но какова его судьба и наполнение, пока широко известно.

Другие главы СКФО смотрятся на фоне чеченского лидера более демократичными. Правительство Северной Осетии чуть ли не первые после Москвы запустило свой Телеграм-канал, передающий актуальную информацию о борьбе с каронавирусом в регионе.

В принципе, такие медийные окна – тренд позитивный, дающий людям достоверную информацию и понимание, что власть о них помнит.

Губернатор Ставропольского края практически каждый день записывает видеообращения к гражданам, где лично рассказывает о мерах по нераспространению инфекции и представляет статистику. Одновременно в правительстве проходят брифинги для СМИ.

В Ингушетии – прямо противоположная ситуация. Господин Калиматов как не вел свой Инстаграм, так и не ведет, к людям напрямую не обращается.

В целом, можно сделать вывод, что ситуация изменила уклад жизни многих граждан, но совершенно не повлияла на стиль руководителей. Еще один нюанс, который сразу бросился в глаза – изначально губернаторы сделали медийный акцент на противоэпидемических мероприятиях и ограничениях.

Вопросы поддержки бизнеса и малоимущих граждан, преференций и так далее не пользуются популярностью в медийном выборе глав регионов. Это и понятно – скользкая тема освещается вскользь, какими-то местными министрами, иными чиновниками (например, на Ставрополье эту повестку перехватил бизнес-омбудсмен).

Но главы СКФО и ЮФО эту тему обходят. Отсутствие решительности в коммуникации с бизнесом, отсутствие прямого диалога с предпринимателями, частниками и самозанятыми со стороны глав регионов может стать триггером заметного ослабления их рейтинга.

Материал полностью на: http://russia-rating.ru/info/17660.html

strana

 
Партнеры
politgen-min-6 Как губернаторы южных регионов борются с коронавирусом
banner-cik-min Как губернаторы южных регионов борются с коронавирусом
banner-rfsv-min Как губернаторы южных регионов борются с коронавирусом
expert-min-2 Как губернаторы южных регионов борются с коронавирусом
partners 6
inop-min Как губернаторы южных регионов борются с коронавирусом
insomar-min-3 Как губернаторы южных регионов борются с коронавирусом
indexlc-logo-min Как губернаторы южных регионов борются с коронавирусом
rapc-banner Как губернаторы южных регионов борются с коронавирусом