Политолог, эксперт Центра ПРИСП
30.03.2018

«То, что мы здесь – это уже политика»: протесты в Волоколамске становятся политическими

 

Днем 29 марта вр.и.о. главы Волоколамского района Андрей Вихарев сообщил, что в 20.00 он выйдет и сообщит горожанам о своём решении по введению режима ЧС. По различным данным к 20 часам на городской площади собралось от пяти до шести с половиной тысяч человек, но до половины десятого никто к ним не выходил. 

Около 21.30 на крыльцо вышел Вихарев и сообщил, что они начали процедуру поэтапного ввода режима ЧС и ввели режим повышенной готовности. На это время из города планируется вывезти беременных женщин и детей. "Введен режим повышенной готовности, - сказал он. - Завтра заседание областной комиссии. Мы будем запрашивать силы и средства на областном уровне. В том числе и финансовые, чтобы быстрее реагировать и помогать людям. Ситуация зашла слишком далеко. Местная власть и, конечно, сам полигон создали эту проблему - не выполнялись элементарные требования экологической безопасности, не соблюдались технологии". Он также отметил, что дегазация полигона начнется 14 апреля и будет произведена примерно за 2−3 недели.

МЧС подтвердило, что режим повышенной готовности вводится в Волоколамске с 30 марта. Данный режим подразумевает, в частности, ограничения на ввоз мусора на полигон, регулярные замеры воздуха и информирование населения. При этом, "О введении режима чрезвычайной ситуации, как и о массовом вывозе жителей пока речи не идет," - отметили в МЧС.

За развитием ситуации в Волоколамске следит политолог, эксперт Центра ПРИСП Николай Пономарев.

  

Требования протестующих – прямые выборы глав и опора на местные кадры

С самого начала экологических протестов в Волоколамске направляющие их ход активисты неоднократно заявляли о недопустимости политизации движения, но это не мешало им добиваться отставки губернатора и главы района. На ранних этапах развития протеста к этому прилагалось требование поставить во главе муниципалитета одного из местных жителей. В ходе стихийного митинга, прошедшего 29 марта возле здания городской администрации, протестующие сделали следующий шаг в сторону политизации движения. Члены инициативной группы указали в качестве одной из главных причин экологических проблем района реформу местного самоуправления, проводимую губернатором Воробьевым.

В частности, членами инициативной группы было подвергнуто резкой критике решение отказаться от прямых выборов глав муниципальных образований. Поводом для претензий стала и практика выдвижения на должности муниципальных глав людей, не имеющих связей с новым местом работы.

«Муниципальные» элиты Московской области уже не раз выражали недовольство действиями губернатора и его команды. Критика с их стороны была вполне ожидаема. В предшествующий период во многих городах и районах произошла спайка политических и бизнес элит, представители которых могли возглавлять муниципалитет буквально в течение десятилетий. Александр Гладышев управлял Одинцовским районом 22 года, а Валерий Шувалов возглавлял Коломну более 25 лет. Это само по себе затрудняло для Красногорска задачу управления территорией. А когда между главами соседних муниципалитетов возникали конфликты, борьба враждующих сторон превращалось в многолетний источник проблем для областной администрации. В качестве примера в данном случае можно привести противостояние Александра Фокина и Николая Москалева (Подольск и Подольский район), а также ожесточенную борьбу между главой Серпуховского района Александром Шестуном и руководством Серпухова.

Пока сопротивление реформе исходило преимущественно от муниципальных элит, Андрей Воробьев мог спокойно продолжать реформирование местного самоуправления. Однако на волне экологических протестов противники проводимых губернатором преобразований начали обретать ресурс, которого им ранее не хватало – массовую поддержку со стороны местных жителей.

Причины этого вполне очевидны. Главы муниципалитетов Подмосковья по большей части уже встроены в созданную губернатором вертикаль управления, и это существенно ограничивает для них пространство для маневра в рамках диалога с местными жителями. Сказывается и отсутствие у многих из них опыта полноценной работы в качестве публичных политиков. Даже эффективный менеджер зачастую оказывается беспомощен, когда перед ним встает задача выстроить прямой диалог с гражданами в период кризиса. Примеры такого рода находятся у нас прямо перед глазами. Неспособность представителей власти наладить общение с гражданами мы наблюдали как в самом Волоколамске (на примере экс-главы района Гаврилова), так и в Кемерово.  

Наконец, сказывается и наличие у новых глав статуса «чужаков». В теории идентичности существуют такие понятия, как ингрупповой фаворитизм («свой всегда лучше»), аутгрупповая дискриминация («чужой всегда хуже») и аутгрупповая гомогенность («все чужие одинаковы»). Эти факторы задают в сознании местных жителей определенную систему координат, которая обрекает каждого нового главу на нелегкий труд по выстраиванию имиджа «своего»; и решение этой задачи в обязательном порядке требует наличия у человека хорошо развитых навыков публичного политика.

Однако в сложившейся в настоящее время системе государственного и муниципального управления (речь не идет только о Московской области) «технократ» или «эффективный менеджер» может и не обладать соответствующими компетенциями, что закономерно ставит перед властями (как минимум) вопрос о необходимости коррекции кадровой политики.

 

«Детская» тема и дефицит доверия к власти

Лейтмотивом выступлений большинства участников митинга 29 марта стала угроза для здоровья детей и молодых матерей. Это было вполне ожидаемо: жители Волоколамска еще не успели прийти в себя после сообщений о массовом отравлении школьников 21 марта, как последовали новости о событиях в Кемерово. Тема защиты жизни и здоровья только в силу чисто психологических факторов обрела особую значимость для местного населения. И лидеры протеста просто не могли не использовать открывшуюся перед ними возможность по наращиванию мотивации и мобилизации «рассерженных горожан».

Роль катализатора при этом сыграли официальные заявления о том, что медики не обнаружили случаев острого отравления местных школьников сероводородом и другими производными меркаптана. Не лучшим образом на ситуации отразились и оценки, данные выбросам свалочного газа с точки зрения опасности для здоровья. Появление в СМИ утверждений чиновников о том, что имеют место лишь кратковременные превышения ПДК вредных веществ, не несущие опасности для здоровья, закономерно спровоцировали негативную реакцию местных жителей. Это было расценено многими из волоколамцев как подтверждение того, что власти якобы пытаются скрыть масштабы проблемы, даже несмотря на риск для здоровья детей.

Само по себе это подорвало остатки доверия к власти со стороны волоколамцев. В ходе прошедшего 29 марта митинга выступающие неоднократно заявляли о том, что местные власти и руководство МЧС якобы фальсифицируют данные о загрязнении воздуха; большинство участников акции реагировало на это одобрительно.

Недавний отказ областного руководства МЧС ввести в районе режим чрезвычайной ситуации, вероятно, лишь усугубит обстановку. Многие волоколамцы восприняли слова и.о. главы района о «введении процедуры повышенной готовности к введению режима ЧС» как твердую гарантию использования этой меры. В результате последние новости лишь способствовали еще большему разочарованию протестующих в возможности решить проблему посредством мирного диалога с властями.

 

Протест обретает форму

31 марта должно пройти заседание учредительного собрания регионального общественного движения «Мы – Волоколамск». В результате волоколамский протест обретет институциональную форму, что должно способствовать его усилению. А уже 1 апреля члены нового движения планируют выступить на очередном митинге с требованием полного закрытия полигона «Ядрово». Сложно предположить, что движение будет носить чисто экологический характер. Его основу должны сформировать активисты, уже выступившие с требованиями отставки губернатора и возвращения прямых выборов главы.

На фоне по-прежнему высокого уровня протестной активности в Волоколамске становится очевидным, что выход из сложившейся ситуации кроется для власти не просто в техническом решении проблемы свалочных газов. Как перед районными, так и перед региональными властями стоит задача в кратчайшее время восстановить кредит доверия местных жителей и добиться легитимации существующей системы выбора муниципальных глав.

Volok-miting-2903 «То, что мы здесь – это уже политика»: протесты в Волоколамске становятся политическими

Оригинал материала смотрите на http://2018.vybor-naroda.org/vn_exclusive/111175-to-chto-my-zdes-eto-uzhe-politika-protesty-v-volokolamske-stanovyatsya-politicheskimi.html

 

 

 
Партнеры
partners_1 «То, что мы здесь – это уже политика»: протесты в Волоколамске становятся политическими
banner-cik-min «То, что мы здесь – это уже политика»: протесты в Волоколамске становятся политическими
banner-rfsv-min «То, что мы здесь – это уже политика»: протесты в Волоколамске становятся политическими
partners_5 «То, что мы здесь – это уже политика»: протесты в Волоколамске становятся политическими
partners 6
partners_8 «То, что мы здесь – это уже политика»: протесты в Волоколамске становятся политическими
insomar-logo «То, что мы здесь – это уже политика»: протесты в Волоколамске становятся политическими
indexlc-logo-min «То, что мы здесь – это уже политика»: протесты в Волоколамске становятся политическими
rapc-banner «То, что мы здесь – это уже политика»: протесты в Волоколамске становятся политическими