Политолог, эксперт Центра ПРИСП
08.10.2019

Накроет ли Россию амурской волной?

 

Политолог, эксперт Центра ПРИСП Валерий Прохоров – об избирательной кампании 2019 года в Хабаровском крае и опасностях хабаровской электоральной бациллы.

Одним из наиболее интересных для изучения кейсов электоральной кампании 2019 года стали выборы в Хабаровском крае. 8 сентября прошли дополнительные выборы депутата Госдумы РФ по Комсомольскому одномандатному избирательному округу №70, выборы депутатов законодательной думы региона, мэра и депутатов думы Комсомольска-на-Амуре, а также депутатов гордумы Хабаровска.

Убедительную победу на этих выборах одержали представители ЛДПР, а «Единая Россия» смогла провести лишь двоих кандидатов в новый состав краевого парламента. Результаты этих выборов, по моему глубокому убеждению, обусловлены отнюдь не правильно выбранной стратегией победителей или неудачными действиями проигравших непосредственно во время избирательной кампании. Завершившийся политический сезон вскрыл некоторые глубинные процессы, которые необходимо оценивать не как победу одних политических сил над другими, а как тревожные признаки разбалансировки системы управления регионом. Попробуем сформулировать эти признаки.

Декомпрессия элит

Классики марксизма-ленинизма в своих трудах нередко упрекали русский народ за «веру в доброго царя». Отчасти эта оценка была и осталась справедливой: глубинный народ в большинстве своем убежден в том, что необходимым и достаточным условием для смены беспросветного настоящего на светлое будущее является краткосрочное активное действие по смене «неправильного» начальника на «правильного». Несколько раз это гипотетическое представление порождало набор коллективных практических действий, которые А.С.Пушкин охарактеризовал как «русский бунт, бессмысленный и беспощадный».

Справедливости ради стоит отметить, что наделение русского бунта смыслами и переименование его в революции менее беспощадным его не делали. Скорее наоборот, в результате революций происходило разрушение самих основ государства, страна несла колоссальные людские и территориальные потери, а процесс ее восстановления после подобных потрясений занимал не одно десятилетие.

На выборах губернатора Хабаровского края в 2018 году сценарий русского бунта был реализован в наиболее мягкой и бескровной форме, но, по большому счету, сути его от этого не утратил. В его основу легла оформившаяся ненависть к региональной власти на фоне полной «декомпрессии элит». Да, именно так: элиты «сдулись», а публика сконцентрировала свое раздражение, обусловленное постоянно ухудшающимися условиями жизни и отсутствием перспектив, в ненависть к региональной власти.

Голосование за Сергея Фургала, по сути, было голосованием против Вячеслава Шпорта, и это общеизвестный факт, который подтверждают, в том числе, сами жители Хабаровского края.

Феномен декомпрессии элит требует глубокого изучения. Есть гипотеза, что зачистка губернатором политического поля в субъекте федерации неизбежно приводит к параличу воли у наиболее активных представителей местного истеблишмента. Они либо покидают регион, либо отказываются от реализации каких бы то ни было долгосрочных планов развития своих предприятий или организаций, снижая активность до минимально необходимой для поддержания их жизнедеятельности. Таким образом они приспосабливаются к токсичной внешней среде, пытаясь в ней выжить.

Частным случаем «выжженного поля» является политическая конструкция «элит на кормлении», когда вся экономическая и политическая деятельность в регионе контролируется узким кругом «избранных», не допускающих появления даже малейших признаков конкуренции. Смысл обеих конструкций один – удержание власти в условиях отсутствия внятной стратегии развития региона. Наличие такой стратегии, предложенной губернатором и реализуемой при его непосредственном участии, создает условия для появления в экономике и внутренней политике новых сильных игроков, является залогом успешного развития региона и высокого уровня социального самочувствия у его жителей. В таком регионе возможен высокий уровень конкуренции на выборах, но маловероятно возникновение эффекта «электорального триггера», как это произошло на выборах в Хабаровском крае уже в 2019 году.

Электоральный триггер

Декомпрессия элит – опасное заболевание. Оно приводит к тому, что живые политические процессы в регионе постепенно подменяются имитационными, институты власти и гражданского общества становятся декоративными, а общий уровень политического менеджмента падает до критического. В результате формируются условия для срабатывания «электорального триггера»: избиратели голосуют за совершенно неизвестных и порой некомпетентных людей, которых ведет на выборы лидер-популист.

Ярким примером этого политического феномена является победа партии «Слуга народа» на выборах в Верховную раду Украины, последовавшая менее чем через год после неожиданной победы неискушенного в политике шоумена Владимира Зеленского в президентской гонке.

На выборах 8 сентября 2019 года избиратели Хабаровского края голосовали именно за соратников «народного губернатора» Фургала, отдавая предпочтение людям, о которых раньше никогда не слышали и которых никогда не видели в деле. При этом, некоторые кандидаты от «Единой России» слышали в свой адрес следующие сентенции: «Мы вас знаем, уважаем, но голосовать за вас и вашу партию не будем. Нужно было идти от ЛДПР, тогда бы мы за вас проголосовали». Что это, если не облегченные признаки «бессмысленного бунта»? А списание общественным мнением очевидных просчетов уже действующего губернатора на «козни Москвы» и наделение его несуществующими качествами борца за попранные Центром права жителей – что это как не симптомы революционного экстаза?

В свою очередь, большинство кандидатов-единороссов вышло на эти выборы «на ватных ногах», отказавшись от жесткой борьбы с оппонентами и пытаясь задобрить избирателя заявлениями о симпатиях к губернатору и готовности «работать с Фургалом в одной команде», что только усиливало раздражение людей.

В результате во всех своих бедах, реальных и надуманных, избиратели обвинили тех, кого еще совсем недавно поддерживали, отдав свои голоса совершенно незнакомым людям просто потому, что они вроде бы как заодно с губернатором, и тот их признал «своими».

Хабаровская электоральная бацилла: «А она заразная?»

Видимо, следует признать, что электоральные триггеры – явление небезопасное с точки зрения устойчивости системы государственного управления. Они страшны тем, что ставят под угрозу даже среднесрочное планирование развития регионов. Появляющиеся в таком случае лидеры-популисты, дабы не потерять поддержку населения, обслуживают сиюминутные эмоциональные позывы публики и не могут считаться надежными участниками управленческих конструкций.

Собственную некомпетентность и недоговороспособность эти лидеры будут интерпретировать как интриги федеральной власти, провоцируя недоверие населения регионов к Центру (как это было продемонстрировано в Хабаровском крае) и создавая предпосылки для новых электоральных чудес. Политическая партизанщина не требует колоссальных ресурсов для ведения боевых действий. Подогреваемая ею «вера в доброго царя» может уже в 2020 году привести к власти никому не известных популистов в целом ряде «проблемных» субъектов федерации, где представители «сдувшихся» элитных групп с большой вероятностью будут играть на выборах даже не за оппозиционные партии, а «каждый за себя».

Атомизация этих групп и утрата ими политического влияния может создавать в регионах ситуацию внутриполитического абсурда, при которых для получения поддержки населения претендентам на мандаты и кресла достаточно будет демонстрировать нелояльность центру и жестко критиковать действующую региональную власть. При неблагоприятном развитии ситуации можно ожидать проявления дезинтеграционных процессов аналогичных «параду суверенитетов» начала 1990-х годов, только инициатива в этом случае будет идти «снизу».

В каких регионах существует риск срабатывания электорального триггера? Пожалуй, наиболее сложная ситуация наблюдается в Республике Коми. Здесь сформировался весь набор предпосылок к повторению дальневосточного кейса: низкий уровень социального самочувствия, вызванный отсутствием у населения внятных перспектив; низкое качество политического менеджмента; уничтожение даже самых незначительных проявлений политической конкуренции; вырождение институтов гражданского общества; декомпрессия элит, вызванная как травмирующими последствиями «дела Гайзера», так и вполне осознанными действиями региональной власти; негативный информационный фон и отсутствие позитивной повестки; деградация средств массовой информации; падение авторитета региональных отделений всех без исключения партий, включая «Единую Россию».

Все вышеперечисленное накладывается на растущее недоверие публики к губернатору-варягу, негативное отношение к которому усиливается, в том числе, в результате крайне низкого качества освещения его деятельности. Низкий уровень протестной активности и отсутствие видимых внутриэлитных конфликтов в данном случае никого не должно вводить в заблуждение: ужесточение риторики при обсуждении околополитических проблем в социальных сетях явно указывает на радикализацию общественных настроений и отсутствие у Республики Коми иммунитета к «хабаровской бацилле».

Как лечить: панацея или гигиена?

Хабаровский кейс еще не закончен, он находится в процессе очень динамичного развития. Превратится край в заповедник иной политической культуры или в популистский бантустан, заряженный сепаратистскими угрозами, будет зависеть от того, насколько взвешенную политику будет вести по отношению к региону федеральный центр и будет ли «взрослеть» в политическом плане губернатор Фургал.

Очевидно, что мучительного поиска панацеи от разбушевавшегося популизма можно избежать, если соблюдать правила внутриполитической гигиены. Попробуем их сформулировать.

Во-первых, необходимо признать, что в стране сформировалась однопартийная система, в которой оппозиционные партии – это, по сути, спойлерские проекты «Единой России», которые не выражают ничьих групповых интересов и не помогают политическому разрешению возникающих противоречий между группами влияния. В этой логике победа спойлера над партией власти в том или ином субъекте должна восприниматься руководством страны как тревожный сигнал недоверия политической системе в целом, пусть и прозвучавший пока что в отдельно взятом регионе.

Во-вторых, следует признать, что в сознании растущего числа людей интересы великой страны постепенно входят в противоречие с интересами малой родины. Это вызов времени, который руководителям в центре и на местах необходимо принять и как-то начать на него реагировать. Он порождает новые противоречия и требует новых решений. И совершенно очевидно, что он ведет к демонтажу, прежде всего, существующей политической системы. Декоративное изменение законодательства о выборах, изменяющее пропорции «одномандатников» и «списочников», не является адекватным ответом на эти вызовы.

В-третьих, необходимо начать реагировать на очевидное: в стране возникли и де-факто существуют две мегапартии – Партия федерального центра и Партия регионов. Если угодно, можно назвать их Партией национального достояния и Партией местного недофинансирования, это будет в большей степени отражать суть нарастающих в российском обществе противоречий. Чем больше административных привилегий предоставляется первой партии, тем шире становится потенциальная электоральная база второй, и тем вероятнее появление в ней недоговороспособных вождей-популистов.

Видимо, пришло время поспособствовать организационному оформлению этой двухпартийности и через плавную перезагрузку политической системы обеспечить обеим партиям равные возможности влияния на политическую жизнь в стране.

protest-kulaki Накроет ли Россию амурской волной?

 

 
Партнеры
partners_1 Накроет ли Россию амурской волной?
banner-cik-min Накроет ли Россию амурской волной?
banner-rfsv-min Накроет ли Россию амурской волной?
partners_5 Накроет ли Россию амурской волной?
partners 6
partners_8 Накроет ли Россию амурской волной?
insomar-logo Накроет ли Россию амурской волной?
indexlc-logo-min Накроет ли Россию амурской волной?
rapc-banner Накроет ли Россию амурской волной?