Ponomarev Собчак vs. Навальный: битва за электорат
30.01.2018

Собчак vs. Навальный: битва за электорат


28 января в 113 городах России и в 3 городах за ее пределами (Нью-Йорк, Прага и Берлин) прошли акции протеста, организованные Алексеем Навальным. Лишь в 40 случаях митинги были согласованы. Оппозиционер призвал своих сторонников и всех противников действующей власти к бойкоту выборов Президента России. Всего в митингах протеста приняли участие, согласно официальным данным МВД, около 5 тысяч человек, по оценкам организаторов акции – в несколько раз больше. Так или иначе, в целом митинги имели куда меньший масштаб, чем в ходе мартовских и июньских протестов, но заметно превосходят по числу вовлеченных людей акцию 7 октября.
Хедлайнер протеста Алексей Навальный отказался проводить митинг в Москве на согласованной территории и потому оказался в ОВД района Якиманка. Вскоре после этого в СМИ появилась информация о том, что оппозиционера якобы посетила Ксения Собчак, передавшая Навальному еду и питье. Оппозиционер опроверг эту информацию, что породило конфликт между сторонниками двух оппозиционеров на просторах соцсетей. И очень быстро девятый вал взаимных обвинений скрыл от внимания публики главный вопрос: зачем именно бывшая ведущая «Дома-2» появилась на пороге ОВД, в котором находился организатор протестов?


Ксения Собчак явно намерена пополнить свой электорат за счет протестно настроенных россиян, ныне следующих за Алексеем Навальным. Чтобы понять это, достаточно посмотреть видеоролик о визите кандидата «против всех» в ОВД Якиманки. В центре внимания его создателей находится не тема митингов 28 января, судьба задержанных активистов или положение самого учредителя ФБК. Львиную долю времени Собчак убеждает собравшихся возле ОВД муниципальных депутатов (а вместе с ними и зрителей) в необходимости принять участие в выборах президента.
На первый взгляд, это может показаться бессмысленным, так как напрямую противоречит самой идее «забастовки избирателей». Однако действия Ксении Собчак вполне логичны. За прошедший год Алексей Навальный сумел аккумулировать вокруг себя значительную часть протестной аудитории. Заручившись поддержкой хотя бы части его сторонников, Собчак могла бы заметно расширить свою электоральную базу. Возможность для перехвата аудитории создает противоречие между личными потребностями сторонников Навального и выбранной им стратегии действий: негативных эмоций у протестно настроенных граждан накопилось много, а возможностей их выплеснуть - мало.
Учредитель ФБК убеждает свою аудиторию выразить недоверие к действующей власти, проигнорировав выборы. Но у многих из сторонников оппозиционера это вызывает внутреннее неприятие, в особенности – на фоне ожидания убедительной победы Владимира Путина. Аргументы относительно снижения явки на выборы путем их бойкота адресованы скорее к сфере разума, в то время как многие оппозиционеры в своих действиях руководствуются скорее эмоциями. Возможность участия в процессе выборов путем наблюдения за уровнем явки (единственная полноценная форма активности, предлагаемая Навальным) доступна лишь ограниченному кругу лиц. И потому у многих противников власти возникает искушение отдать свой голос другому оппозиционному кандидату.
К этому шагу оппозиционеров подталкивает и позиция ряда иных авторитетных лидеров протеста, таких как Илья Варламов и Максим Кац. Настаивая на том, что отказ протестующих от голосования лишь на руку Кремлю, они подталкивают сторонников Навального к тому, чтобы отдать свой голос в пользу Собчак.
Шансы на это увеличивают и активные попытки кандидата «против всех» продемонстрировать свою непримиримость по отношению к действующей власти. С самого начала избирательной кампании одной из главных проблем бывшей ведущей «Дома-2» стали слухи о том, что она действует «по указке Администрации Президента». Например, мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман объяснил отказ от дебатов с Ксенией Собчак тем, что ее предвыборная кампания представляет собой проект Старой Площади. Также возникали периодические скандалы, связанные с использованием штабами Собчак административного ресурса при сборе подписей (например, в Чувашии).
Защищаясь от обвинений в работе на Кремль, дочь первого мэра Петербурга прибегла к использованию трех ресурсов. Во-первых, страницы СМИ запестрели заголовками о нападениях на штабы Собчак и их сотрудников. Во-вторых, супруга Эммануила Виторгана начала активно критиковать не просто абстрактный «режим», а вполне конкретных его представителей. Достаточно вспомнить заявления Собчак по поводу назначения Петра Фрадкова руководителем «Промсвязьбанка» или ее открытое обращение к Рамзану Кадырову. Теледива не ограничилась одними словами: во время визита в Калининград она попыталась помешать сносу местного лицея (решение о котором вызвало недовольство части жителей), а в ходе недавнего визита в Чечню провела одиночный пикет в поддержку правозащитника Оюба Титиева. В-третьих, кандидат потребовала от своих критиков извинений face to face, в эфире «Эха Москвы», и фактически заручилась публичной поддержкой Евгении Альбац.
Все это позволило Собчак поправить собственный имидж в глазах протестного электората, а участие ряда ее сотрудников в акции 28 января закрепило этот успех (в частности, представитель томского штаба Сергей Чайковский был оштрафован на 150 тысяч рублей за помощь организаторам забастовки избирателей).
Благодаря этому бывшей телеведущей удалось сохранить некоторый кредит доверия среди протестующих, и она грамотно использовала свой шанс. Причастность к инфоповоду Алексея Навального обеспечила внимание к появлению Собчак на Якиманке большей части протестной аудитории. И в сторону этих людей был направлен месседж: моя кампания - это ваша кампания, я поддерживаю Алексея Навального, хочу того же, что и он, наши расхождения – тактические.
В свете этого вполне понятна негативная реакция самого Навального на этот жест: Собчак попыталась использовать результаты его работы для укрепления собственных позиций, «украсть» часть его рейтинга, при этом саботируя «забастовку избирателей».
Вероятнее всего, что личная встреча Собчак и Навального в ОВД Якиманки все-таки не состоялась. С одной стороны, мы имеем опровержение от учредителя ФБК, с другой – отсутствие прямых заявлений со стороны Собчак (она утверждает лишь, что передала ему еду и питье, о прямом контакте речи не идет). Вполне возможно, что в данном случае речь шла об умышленной дезинформации (не важно, с чьей стороны).

Реальность встречи двух оппозиционеров, впрочем, имеет весьма мало значения. Сущность произошедшего заключается в том, что Собчак предприняла попытку повысить собственный рейтинг поддержки, переключив на себя часть сторонников Навального. Последний мог бы развязать в ответ полноценную информационную войну, но это вряд ли найдет должный отклик со стороны его целевой аудитории. Среди сторонников учредителя ФБК многие, конечно, не испытывают симпатии к бывшей ведущей «Дома-2», но главный объект их ненависти – Владимир Путин и его окружение. В случае, если между двумя «ликами протеста» начнется война на уничтожение, это гарантировано оттолкнет от них значительную часть целевой аудитории. И потому в превращении эпизода на Якиманке в полноценный «казус белли» не заинтересована ни одна из сторон конфликта.

 Sobch-Naval3 Собчак vs. Навальный: битва за электорат

 
Партнеры