Публицист, историк, эксперт Центра ПРИСП
03.07.2020

Еще четыре года – со старым другом-государем


Конституционный Суд Российской Федерации, Госдума, Совет Федерации и региональные парламенты одобрили все предложенные президентом страны Владимиром Путиным изменения к Основному закону страны. Всероссийское голосование по конституционным поправкам, состоявшееся 25 июня - 1 июля, также одобрило поправки 77,92% голосов «за», против проголосовали21,27% россиян (данные ЦИК РФ).

Петербургская легенда гласит, что в 24-25 годах каждого столетия в России всегда меняется правитель, замечает публицист, историк, эксперт Центра ПРИСП Артем Кирпиченок.

Был способный паренек из простой семьи, живший в центре Питера. Пошел служить в КГБ, потому что это круто. На дворе 70-е годы. С одной стороны все неплохо, с другой – нарастают кризисные явления, повсеместный цинизм и апатия. Постепенно юноша усваивает основные мещанские ценности своего поколение – на Западе жизнь лучше, Америка это – О!, и если бы не революция и большевики, Россия была бы еще более великой. Может быть даже книжки из спецхрана читает, того же Ильина (который явно произвел на ВВП неизгладимое впечатление).

Затем наступает перестройка. Бардак и толпы молодому чиновнику неприятны, но он, конечно, винит в произошедшем советскую власть и Ленина, заложивших бомбу под Россию. К демократам он присоединяется вполне искренне, веря, что, кроме рынка и дружбы с Западом, Россию ничего не спасет. То, что он работал в конторе, не мешает сему шагу. Работники спецслужб Восточной Европы без всяких колебаний перешли на службу новому режиму, на Украине составили костяк СБУ, стоящей на переднем крае борьбы с коммунизмом, а в России передавали американцам схему прослушки посольства США.

Итак, будущий государь становится молодым демократом. Ну, потому что «нет альтернативы», и так завещали Рейган, Тэтчер и Пиночет. В конце 1990 годов ВВП устает от непосильных трудов на благо Отечества и хочет уйти в частный бизнес, чтобы обеспечить своим дочкам счастливое будущее на Западе. Но тут его вызывают в Кремль и говорят – «Царем будешь!» Владимир Владимирович отнекивается, но потом ему объясняют, что только он спасет Россию от рвущихся к власти коммунистов.

Государь приходит к власти в готовности спасть демократию от Гены Зюганова, но внезапно судьба ему улыбается. Цены на нефть стремительно растут, в Чечне одержана победа, жить становится лучше, жить становится веселее, и ВВП в одночасье становится героем. Путин много сделал для класса капиталистов. Прописал четкие правила игры, реформировал налогообложение, избавился от «баронов-разбойников» вроде Березовского – Ходорковского, а главное – снова превратил коммунистическую угрозу (главный ужас рукопожатных людей 1990 годов) в призрак.

И вдруг, после этих титанических подвигов Государь становится нерукопожатным сам. Не вписавшаяся в новый порядок челядь «баронов-разбойников» объявила ВВП новым Сталиным и агентом КГБ. Каково же было читать это сподвижнику Анатолия Сановича Собчака, стоявшего рядом с ним у питерской мэрии в самые роковые минуты 1990 годов. Оскорбление, сравнимое с тем, что Троцкий нанес Сталину назвав его «могильщиком революции». Затем от Путина отвернулся Запад, на который ленинградский юноша привык молиться с детства. Конфликт начался еще во времена Ельцина, с дела «Бэнк оф Нью-Йорк», но при ВВП интересы российской олигархии и Империи окончательно вошли в клинч.

Стремясь примириться с бывшими собратьями, Государь освободил Ходорковского и устроил Олимпийские игры в Сочи. Ответом были насмешки и переворот на Украине. Теперь он был обречен быть своим среди чужих, чужим среди своих. Да, он ездил целовать ручки Алексеевой, открывал очередной памятник жертвам сталинизма в Москве, но в «Нью-Йорк таймс» не писали о нем положительных статей. Восхищение разных Стрелковых и Прохановых ему было не нужно.

Эпоху славных дел сменила эпоха низких цен на нефть, а затем и мировой кризис, помноженный на пандемию. Но правящий класс страны, похоже, не готов менять верховного правителя. Ведь это чревато конфликтами, переделом постов, собственности. В эпоху мирового кризиса капитализм – это более чем рискованно, коней на переправе не меняют. Поэтому, как минимум, следующие четыре года мы проведем вместе со старым другом.
Ну, а в 24-25 году в России всегда меняется правитель. Так было и в 1725-ом, и 1825-ом и 1924-ом. Так во всяком случае гласит петербургская городская легенда.

Источник: ФБ автора

slozhnoe reshenie putina

 
Новое на Prisp.ru
 
Партнеры
politgen-min-6 Еще четыре года – со старым другом-государем
banner-cik-min Еще четыре года – со старым другом-государем
banner-rfsv-min Еще четыре года – со старым другом-государем
expert-min-2 Еще четыре года – со старым другом-государем
partners 6
inop-min Еще четыре года – со старым другом-государем
insomar-min-3 Еще четыре года – со старым другом-государем
indexlc-logo-min Еще четыре года – со старым другом-государем
rapc-banner Еще четыре года – со старым другом-государем