Политолог, эксперт Центра ПРИСП
13.11.2020

Белгородская пауза: конец лоббизма или фальш-старт преемника

 

После того, как бывший глава Минтранса Евгений Дитрих отказался от должности губернатора Белгородской области, нестандартная ситуация с задержкой назначения Владимиром Путиным врио смотрится в новом свете. Через несколько дней после выборов в облдуму 13 сентября экс-глава Белгородчины Евгений Савченко неожиданно для всех подал в отставку. Случилась даже заминка с ее принятием президентом, что говорит о сюрпризе и для Кремля. Затем региональный парламент делегирует Евгения Савченко в Совет Федерации РФ, а на хозяйстве остается назначенный самим белгородским тяжеловесом в качестве своего первого зама Денис Буцаев, бывший руководитель «Российского экологического оператора». Прошло почти два месяца, а президентского назначения врио все нет. И подобная пауза выглядела, как выработка Кремлем реакции на бунт региональных элит во главе с Савченко.

Политолог, эксперт Центра ПРИСП Андрей Черваков считает, что решение Дитриха может свидетельствовать о том, что белгородский кейс куда сложнее, чем представлялось ранее.

Судя по всему, мы имеем дело с игрой, которую ныне сенатор Евгений Савченко ведет далеко не в одиночку. Уже многие успели отметить, что в положении Дитриха вряд ли стоило отказываться от поста главы Белгородчина. Подобные предложения, как правило, делаются один раз, а отказ бывает равносилен вылету из элитной обоймы. Так что же могло отвратить экс-министра транспорта с мощными политическими и административными связями на федеральном уровне от того, чтобы воспользоваться довольно достойным вариантом трудоустройства после работы в правительстве?

Даже Алексей Гордеев, сейчас вице-спикер Госдумы, свой переход на должность губернатора Воронежской области в 2009 году (а он в федеральном правительстве к тому моменту уже успел поработать не только министром сельского хозяйства, но и вице-премьером) – рассматривал как повышение: дескать, здесь, в регионе, я первое лицо, а в Москве – один из министров.

Вряд ли мотивы решения Дитриха связаны с тем, что региональная элита устроит ему обструкцию, поскольку сформирована целиком и полностью предшественником, правившим почти 27 лет. У московского назначенца достаточно возможностей, чтобы вызвать поддержку «с воздуха» и зачистить поляну. Конечно, бесконфликтно этот процесс пройти бы не мог, однако непреодолимых трудностей для врио, поддержанного администрацией президента, в ситуации сопротивления местного истеблишмента не возникло бы.

Поэтому для понимания причин такого решения приходится обратить внимание на другую версию. Сейчас есть два пути получить назначение врио на регион с последующим избранием или наделением губернаторскими полномочиями региональным парламентом. Первый – поиск нужной кандидатуры АП и представление ее после прохождения всех формальных процедур президенту. Ответственный за этот участок замглавы «апэшки» Сергей Кириенко настроил такой процесс довольно основательно, с поистине методологическим размахом: кандидаты отбираются заблаговременно, проходит их обучение в так называемой «школе губернаторов», выбор назначенца осуществляется с учетом множества факторов. Судя по всему, кириенковская система пришлась по душе Путину, поэтому тренд на отправку в регионы молодых технократов – доминирующий.

Но есть и второй вариант, более архаичный, при котором кандидата находят топовые фигуры из ближайшего окружение президента, а он, в свою очередь, спускается в АП для дальнейшего продвижения в главы региона. Судя по всему, решения Савченко оказались звеном именно такой схемы. Он в ней важный, но не единственный «десижен-мейкер». Это не бунт регионального феодала-одиночки. В пользу такой версии говорит и то, что отобранного якобы им преемника связывают и с семьей полпреда президента в СКФО Юрия Чайки, а значимой вехой его управленческой карьеры является работа в команде губернатора Подмосковья Андрея Воробьева.

Третий вариант, который практиковался с губернаторами-долгожителями, когда именно они выбирали себе преемника и предлагали президенту, - явно отправлен в утиль. Иначе Евгений Савченко, скорее всего, предложил бы на роль своего сменщика кого-то непосредственно из Белгорода. Очевидно, что и для него Буцаев – темная лошадка.

Где же случился сбой? Возможно, Сергей Кириенко получил серьезный мандат доверия от Владимира Путина на реализацию кадровой политики – и решил покончить с порочным, на его взгляд, вариантом подбора глав регионов. Положить конец лоббизму со стороны различных групп влияния извне АП. Поэтому наделение Буцаева статусом врио заблокировано к вящему удивлению и самого Евгения Савченко, и тех, кто вместе с ним продвигает этого кандидата. А возможно, второй вариант остается актуальным, но в данном случае нарушены какие-то внутриэлитные договоренности. Например, инициаторы белгородского транзита власти не вовремя поставили в известность АП, допустили, так сказать, фальш-старт.

Таким образом для Дитриха согласиться на назначение значило бы вступить в конфликт с одной из башен. Не Кремля, который ему и предложил белгородскую командировку. А правящего класса, или, как его еще называют, путинского политбюро. Одно дело - бороться с сопротивлением региональных бонз, другое – получить оппонентов, влиятельных на федеральном уровне. Как бы там ни было, в ситуацию, видимо, придется вмешаться президенту Владимиру Путину, чье решение в связи с белгородским казусом может оказаться таким же неожиданным, как и уход Евгения Савченко.

 kadry kreslo

 

 
Партнеры
politgen-min-6 Белгородская пауза: конец лоббизма или фальш-старт преемника
banner-cik-min Белгородская пауза: конец лоббизма или фальш-старт преемника
banner-rfsv-min Белгородская пауза: конец лоббизма или фальш-старт преемника
expert-min-2 Белгородская пауза: конец лоббизма или фальш-старт преемника
partners 6
inop-min Белгородская пауза: конец лоббизма или фальш-старт преемника
insomar-min-3 Белгородская пауза: конец лоббизма или фальш-старт преемника
indexlc-logo-min Белгородская пауза: конец лоббизма или фальш-старт преемника
rapc-banner Белгородская пауза: конец лоббизма или фальш-старт преемника