Журналист, эксперт Центра ПРИСП
11.05.2021

Русская карта для «Восточного блока»

 

Страны Восточной Европы сознательно идут на конфликт с Москвой и примеряют роль стратегического буфера между Западом и Россией. Почему это выгодно местным элитам, разбираются журналист, эксперт Центра ПРИСП Пётр Скоробогатый, Нурлан Гасымов и Дмитрий Степанов.

Стремительное ухудшение отношений России с рядом стран Восточной Европы живо напомнило об эпохе разделения мира на два лагеря и о «санитарном кордоне», который уже не первое столетие делит Евразию по линии Познань — Богемские горы — Триест (как считал русский геополитик Петр Савицкий, между зонами русского и немецкого влияния). Ничего не меняется и сегодня: роль, отведенная коллективным Западом поясу стран-лимитрофов в Центральной и Восточной Европе, — всего лишь блокировать взаимодействие России с классическими европейскими элитами.

И государства эти покорно принимают возложенную на них роль, пытаясь прагматично извлечь максимальные выгоды. Кто-то, как страны Прибалтики, пытается стать «своим» и «значимым» в Старой Европе. Польша страдает имперским реваншизмом. Болгария и Сербия торгуют с Вашингтоном и Брюсселем статусом «пророссийских» форпостов. А Чехия… просто жертва популизма местных политиков. Если еще лет десять назад у кого-то была иллюзия, что восточноевропейцам, хотя бы их части, удастся сохранить нейтралитет, то сегодня очевидно иное: в новой эскалации противоречий между мировыми центрами необходимо четко занимать какую-либо сторону. И Восточная Европа этот выбор на самом деле давно сделала — сразу после развала СССР.

Конфликт с Чехией, который начался еще 17 апреля, на самом деле до сих пор не закончился и уже живет сам по себе, невзирая на желания политиков, его развязавших, как можно быстрее унять антирусскую волну. После обвинений в адрес российских спецслужб в подрыве военных складов в 2014 году Прага и Москва, по сути, обнулили дипкорпус в обеих странах и едва не дошли до отзыва послов. Далее последовали высылки российских дипломатов из Литвы, Латвии, Эстонии, а также Словакии и Румынии. Венгерский премьер-министр Виктор Орбан выразил Праге солидарность. Вышеградская группа поддержала чехов. Москву осудили в НАТО и Европарламенте.

А дальше процесс застопорился. Локомотивы ЕС внезапно потребовали доказательств, а одних фамилий Петрова и Боширова, наводящих ужас на Старый Свет вот уже десяток лет, оказалось почему-то недостаточно. Чехи притихли. А скандальные волны пошли в обратную от Старой Европы сторону: своих «русских подрывников» нашли украинцы и болгары, а Польша под шумок решила сообразить большой объединительный антироссийский саммит.

Польское Междуморье

Третьего мая состоялось торжественное празднование 250-летия польской конституции, на которое польский президент Анджей Дуда пригласил президентов Литвы, Латвии, Эстонии и Украины. Говорили о российской агрессии, о будущем Европы и о прошлом, а точнее, о прошлом великой Речи Посполитой. Государстве, «которое на самом деле было общим домом для многих национальностей, языков, культур и религиозных конфессий, их убежищем и оазисом свободы», заявил польский президент с трибуны. Соседи, в прошлом жильцы этого «оазиса свободы», благосклонно внимали.

Польские претензии на региональное лидерство давно не секрет, как и непомерные амбиции, связанные, к примеру, с проектом «Междуморье» — это гипотетическое единение Украины, Белоруссии, Литвы, Латвии, Эстонии, Молдавии, Венгрии, Румынии, стран бывшей Югославии, Чехии, Словакии. Под чутким руководством польской элиты, конечно. От сокрушительных военных походов шляхтичей решено перейти к современным мирным методам геополитического строительства и вместо единой империи Пилсудского создать крепкий дипломатический восточноевропейский союз внутри ЕС. Идея витает в воздухе уже много лет, но пока до полноценных переговоров речи не дошло, а кроме вышеперечисленных президентов стран Прибалтики и Украины никто в Варшаву на поклон не ездит. А в целом это очень показательная история для всего восточноевропейского пространства.

В первую очередь непонятна экономическая основа этого союза: соседи конкурируют друг с другом за дотации Брюсселя. По словам политолога, члена совета по национальностям при правительстве РФ Богдана Беспалько, «сама Польша резко ограничена в своей самостоятельности. С финансовой стороны — Брюсселем, который предоставляет дотации, а с политической стороны — США, чьим “агентом влияния” она является. Единственное, что может позволить себе Польша, — диктовать свою волю таким странам, как Украина».

Помимо экономической несостоятельности страны региона объединяет масса исторических противоречий, застарелые территориальные, ценностные, религиозные конфликты. Только зависимость от зонтичных институтов, таких как НАТО и Евросоюз, позволяют эти противоречия убрать на второй план. И конечно, общее — это пресловутая «российская угроза»: непременный и всегда действующий инструмент внутренней и внешней политики, а также основа для конъюнктурной консолидации.

Неудивительно, что речь польского президента Дуды на Замковой площади была посвящена отнюдь не Конституции 3 мая 1791 года, а России и совместному историческому опыту противостояния ей. Ради этих слов президент Владимир Зеленский подзабыл о том, что претензии на первую конституцию в Европе выдвигает как раз Киев — речь идет о «Конституции» Филиппа Орлика, соратника Ивана Мазепы.

А в Варшаве, в свою очередь, никак не активируют так называемый закон о бандеризме (речь идет о новой редакции закона об Институте национальной памяти образца 2018 года, который значительно расширяет полномочия учреждения по расследованию «преступлений, совершенных против польского народа и его доброго имени»). До сих пор по нему не наказан ни один экстремист, не осуждены члены Украинской повстанческой армии, осуществившие Волынскую резню, а в Киеве средь бела дня поминают воинов дивизии СС «Галичина». Но какие могут быть размолвки, когда партнеры спасают Европу от русской угрозы?

С прибалтами еще проще. Эти страны традиционно считаются проводниками наиболее жесткой, «ястребиной» линии в отношении России и в силу своих скромных ресурсов добиваются преобладания этой политики во всем Евросоюзе, а также активно привлекают этим внимание США. Например, после 2014 года именно Литва, Латвия и Эстония шли в авангарде процесса наложения санкций на Россию, а местные партии разжигали слухи о якобы готовящейся российской агрессии и вторжении. С одной стороны, это дает молодым странам весьма ощутимый «контент» в процессе поиска своей идентичности. Выступая с опасениями о российском вторжении, они как бы прочно вплетают себя в восточный фланг стран Североатлантического альянса. В то же время они давно научились монетизировать этот страх перед восточной угрозой.

Русская карта для чешской элиты

Другое дело страны, расположенные от России еще дальше, хотя и входившие в Восточный блок: Словакия, Чехия, Венгрия. В истеричной русофобской риторике на высшем уровне они замечены не были, о сосредоточении русских полков в видимой перспективе не объявляли. И все-таки новый виток конфликта затронул и эти «державы», в первую очередь Чехию, одно из излюбленных направлений для российских туристов и политэмигрантов. Чехи долго стремились сохранять нейтралитет и даже отказались размещать на своей территории элементы ПРО и американский военный контингент.

Но вал недружественных поступков в отношении России в последние годы начал нарастать. Это и практически варварский перенос памятника маршалу И. С. Коневу, участвовавшему в освобождении Праги (до этого аналогичный памятник маршалу убрали из Кракова), и скандал вокруг загрязненной нефти из нефтепровода «Дружба», которую Чехия вслед за Польшей отказалась покупать. И недавно обнародованная информация о якобы причастности российских спецслужб к взрывам на оружейных складах во Врбетице в 2014 году. По мнению Иржи Юста, чешского журналиста, проживающего в России, «Чехия проводит абсолютно суверенную политику по отношению к Брюсселю и Вашингтону… и очень болезненно восприняла известия о возможном участии российских спецслужб в террористических актах на территории нашей страны…».

Напомним, в результате молниеносного развития кризиса в отношениях Москвы и Праги, взаимной и тотальной высылке сотрудников посольств градус дипломатических контактов опустился почти до нуля. Кажется, практически на пустом месте. Ну что заставило чехов внезапно вспомнить о кейсе семилетней давности и еще приплести к нему абсолютно легендарную двойку «Петрова и Боширова», не предъявляя никаких доказательств? Как оказалось, в данном случае сошлись воедино множество линий сугубо внутриполитического характера, а в центре оказалась пресловутая и, скажем прямо, абсолютно неактуальная для населения «русская карта».

Краткая фабула такова. Карантин, падение экономики и уровня жизни продавили позиции правящей коалиции АНО (движение «Акция недовольных граждан») импозантного миллиардера и по совместительству премьер-министра Андрея Бабиша. Накануне парламентских выборов, по опросам, АНО откатилась на второе место с весьма печальной электоральной динамикой. Сам Бабиш оказался замешан в юридическом скандале, связанном с использованием дотаций Евросоюза для собственных финансовых активов. Необходимо было срочно менять повестку.

Вторая линия: внутренний кризис в чешской Социал-демократической партии, младшем партнере в коалиции Бабиша и хозяине нескольких портфелей в правительстве. В результате ряда конфликтов опытные кадры, в том числе дипломатические, ушли в отставку, а лидер партии Ян Гамачек оказался сразу на трех постах: вице-премьера, министра внутренних дел и министра иностранных дел.

Третья линия: местные коммунисты, еще одна важная часть правительственной коалиции, заявили о вотуме недоверия к АНО. Спасая их расположение, Гамачек рвется ехать в Москву, чтобы договариваться о закупке российской вакцины. Но ситуацию уже не спасти, и тогда Бабиш и Гамачек идут ва-банк: взрывают русский шпионский скандал, играя уже на грядущие выборы — перетягивая голоса оппозиции и демонстрируя суровое евроатлантическое единство в преддверии разборок Еврокомиссии по махинациям самого Бабиша.

Надо сказать, идея вышла так себе, с какой стороны ни посмотреть. Москва внезапно заняла жесткую линию и довела скандал до логического финала. Играющий в политического мачо Бабиш уже не мог остановиться и откатить ситуацию назад — пришлось вслед за Россией обнулить русский дипкорпус. Однако и поддержки в Брюсселе он так и не получил: Старая Европа постаралась замять скандал, а от Праги потребовали доказательств. Но у Бабиша на руках лишь легенда о «Петрове и Боширове». В этот раз не срослось.

Не удалось историей про злых русских консолидировать ни местные элиты, ни собственно население. Антироссийские заявления у чехов не слишком популярны, да и озабочены люди в большей степени карантином и заработками. Потеря русских туристов хорошему настроению также не способствует. Яркое выступление получилось и у чешского президента Милоша Земана: он заявил, что власти республики рассматривают две версии инцидента — неосторожное обращение с боеприпасами и причастность «иностранных спецслужб». А в первых числах мая в Чехии заявили, что могут вообще закрыть возбужденное ранее уголовное дело о взрывах на оружейных складах во Врбетице.

Дело, впрочем, на этом не закончилось. Оппозиция требует отставки Гамачека, поскольку считает: вице-премьер планировал шантажировать Москву и в ответ на нераспространение информации о взрывах на военных складах хотел бесплатно получить вакцину. То есть пытался договориться с русским медведем! Все это активно раздувается в местной прессе и политизированных кругах, но практически не касается простых граждан.

У стремительно проведенного исключения русских из тендера на строительство местной АЭС тоже есть свои интересанты. Так, основатель «Русской премии» (Прага), чешский публицист и предприниматель Александр Гегальчий отметил, что в сложившимся кризисе следует выделять две важные стороны. Первая — это отказ участвовать в тендере на строительстве АЭС в Дукованах русским специалистам, обещавшим инвестиции в девять миллиардов евро. И тот факт, что фактически «решение о неучастии России в тендере привез еще полгода назад американский госсекретарь Помпео» (речь идет о выступлении госсекретаря в чешском сейме, а именно о его словах, что «сотрудничество с компаниями из России и Китая фактически подрывает национальный суверенитет Чехии»).

По мнению эксперта, Чехия давно теряет много выгод от того, что прерывается устоявшаяся с социалистических времен цепочка импорта субпоставок из России. При этом чехам сложно переключиться на соответствующие технологии и оборудование, например, из Франции. Никто пока не поднимает и вопрос о судьбе «Северного потока», южная ветка которого должна проходить через Чехию. В этот проект были вложены большие деньги.

Наследие СССР

Еще одна версия вводит в эту историю еще одного фигуранта — Болгарию. София объявила, что также рассматривает причастность российских спецслужб к серии взрывов на местных военных складах в период с 2011 года, и они связаны с подрывом боеприпасов в чешской Врбетице. Речь идет об оружии, которое могло незаконно экспортироваться во многие горячие точки мира, в том числе вблизи России — в Грузии и Украине.

Всего за указанный период в Болгарии произошло четыре инцидента на военных складах. Первый — в ноябре 2011 года возле села Добри Дол в Монтанской области. По сообщениям болгарского телевидения, объект принадлежал компании ЕМКО торговца оружием Емельяна Гебрева. Все хранившиеся на складе боеприпасы планировалось поставить в Грузию. Второй случай произошел в 2015 году на складе государственного Вазовского машиностроительного завода возле села Иганово. Часть продукции, по сообщениям болгарской прокуратуры, была в собственности ЕМКО. Третий взрыв произошел в том же году на том же заводе, где был взорван цех по производству боеприпасов. Кроме того, в Софии был произведен поджог в Институте специальной техники, где хранились улики по вышеназванным инцидентам. Четвертый взрыв случился в прошлом году в городе Казанлык на складе детонаторов и капсюльных воспламенителей завода «Арсенал».

При этом представители болгарской прокуратуры так и не смогли установить реальные причины инцидентов, однако отметили, что во всех случаях военную продукцию планировалось отправить на экспорт в Украину и Грузию.

Боеприпасы на военном складе в чешской деревне Врбетице, взрыв на котором унес жизни двух человек, также были в собственности ЕМКО и предназначались для украинской армии.

В эпоху холодной войны тогдашней Чехословакии и Болгарии отводилась значительная роль в гипотетическом военном столкновении с государствами — членами НАТО. В рамках Организации Варшавского договора (ОВД) перед чехословацкой армией стояла основная задача сдерживать главные силы противника в Центральной Европе. В то время как на болгарскую армию была возложена функция обороны южного фланга социалистических государств от действий Греции и Турции. Поэтому не случайно сразу же после окончания Второй мировой войны и советизации восточноевропейских государств основной упор в восстановлении народного хозяйства делался на строительство или реконструкцию тяжелой промышленности, продукция которых преимущественно использовалась в военных нуждах. Кроме того, советское руководство обильно снабжало эти режимы советским оружием и боеприпасами, а военные специалисты из СССР принимали активное участие в формировании «народных армий».

Исторически Чехословакия считалась оружейной мастерской Европы. После распада Австро-Венгрии в 1918 году новое государство унаследовало 70–80% всего промышленного потенциала империи. В межвоенное время доля Чехословакии на мировом рынке оружия достигала сумасшедших 40%. В годы Великой Отечественной войны до трети всего оружия, используемого немцами на Восточном фронте, имело чехословацкое происхождение.

В рамках ОВД Чехословакия специализировалась на производстве широкого ассортимента вооружений. Прежде всего на производстве стрелкового оружия, учебно-боевых самолетов, а также на ремонте и модернизации бронетанковой техники. Кроме того, здесь был налажен выпуск радиоэлектронного оборудования военного назначения, средств связи и боеприпасов, артиллерийских систем и бронетанковой техники. Большая часть оружия производились по советской лицензии. Чехословакия входила в первую семерку стран — экспортеров оружия: около 1,5% мирового экспорта оружия и 0,9% в странах третьего мира. Доля развивающихся стран в чехословацком экспорте достигала 20%.

Болгария изначально не имела аналогичных промышленных мощностей. В традиционно аграрной стране советским инженерам пришлось создавать всю тяжелую промышленность буквально с нуля. На тот момент Болгария не располагала собственными военными разработками, поэтому местной промышленности приходилось производить оружие по советской лицензии. Южнобалканское государство специализировалось на производстве недорогих вооружений: стрелковое оружие, минометы, противотанковые мины, боеприпасы и взрывчатые вещества. Кроме того, страна производила оптическое, радиолокационное, коммуникационное оборудование, а также ракеты класса «земля — воздух» и бронетранспортеры.

На внешний рынок Болгария поставляла в основном стрелковое оружие, минометы и боеприпасы. Около 70% всего военного экспорта шло на нужды государств — членов ОВД, 25% — клиентам СССР по всему миру. В лучшие годы совокупная стоимость экспорта болгарского оружия могла достигать миллиарда долларов, или 10% ВВП страны.

Распад мировой социалистической системы и нарушение хозяйственных связей с бывшими «братскими странами» негативно сказались на состоянии вооруженных сил и в целом на оборонной промышленности всех восточноевропейских государств. При этом у минобороны бывших соцстран отпала необходимость содержать огромную армию, особенно после подписания Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) в ноябре 1990 года, который накладывал количественные ограничения на обычные вооружения и технику государств — участников соглашения. Более того, вскоре многие бывшие противники НАТО сами взяли курс на вступление в Североатлантический альянс, предполагающий полную реорганизацию вооруженных сил и модернизацию военной техники. Таким образом, к концу прошлого столетия личный состав армий Болгарии и Чехии сократился примерно в десять раз, а количество тяжелой техники — в пять–десять раз. У обоих государств образовался огромный запас ненужной военной техники и снаряжения.

При этом, по подсчетам специалистов, содержание или уничтожение техники было финансово невыгодным предприятием. Так, по словам начальника штаба департамента оборонной экономики минобороны Болгарии Христо Станимирова, уничтожение танков и их сдача на металлолом обошлась бы бюджету в четыре тысячи долларов за единицу. В то же время продажа одного танка на рынке принесла бы в бюджет тридцать тысяч долларов без учета запчастей.

Испытывающие тяжелый кризис военные предприятия также были настроены на продажу выпускаемой продукции — необходимо было лишь найти свою целевую нишу на рынке оружия. И эта ниша очень скоро нашлась.

Торговцы смертью

Стоит отметить, что чешские экспортеры оружия пользовались дурной славой даже в социалистический период. В 1970–1980-х годах чехословаки были ответственны за продажу пластичных взрывчатых веществ «Семтекс» многочисленным террористическим организациям. Впрочем, официально чехословацкое правительство не передавало оружие террористам, его структуры вели посредническую торговлю с официальными правительствами, как, например, с Ливией, которые впоследствии передавали закупленное оружие в руки вооруженных группировок. Таким образом чехословацкое оружие в разное время оказывалось у боевиков из Ирландской республиканской армии или у группировок из Организации освобождения Палестины. При этом на запросы журналистов тогдашний министр иностранных дел Чехословакии Иржи Динстбир откровенно заявлял, что «такого рода торговля осуществляется изощренным образом во всем мире, поэтому невозможно доказать реальное происхождение оружия».

После «бархатной революции» в Чехословакии в 1989 году и прихода к власти демократических сил первый президент республики Вацлав Гавел запретил экспорт чешского оружия в недемократические государства. Формально с того времени экспортеры оружия соблюдают этот запрет, однако они по сей день охотно продают оружие тем государствам, которые осуществляют его перепродажу третьим сторонам.

Аналогичные процессы происходили в Болгарии. В 1993 году Болгария продала из своего арсенала 24 танка Т-62 и 50 бронированных машин БМП-1 правительству Анголы, где тогда шла долгая и кровопролитная гражданская война. Причем в той войне болгары не брезговали снабжать оружием и противоборствующую сторону. Согласно докладу Совета Безопасности ООН, Болгария считалась едва ли не главным поставщиком стрелкового оружия, минометов и боеприпасов для повстанческой организации УНИТА.

Кроме того, в 1994 году минобороны Болгарии продало более 60 танков со своих складов сепаратистским силам Южного Йемена, где тогда также шла война. Однако озолотиться по-настоящему восточноевропейские торговцы оружием смогли со второго десятилетия текущего столетия.

В 2016 году специалисты Балканской сети расследовательской журналистики (BIRN) и Центра по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP) подготовили совместное расследование, в ходе которого выяснили, что за четыре года с начала гражданской войны в Сирии в 2012 году восточноевропейские государства экспортировали в зону конфликта оружия на сумму 1,2 млрд долларов. Причем, по словам бывшего посла США в Сирии Роберта Стивена Форда, эту торговлю координирует Центральное разведывательное управление США. Закупка оружия осуществляется Пентагоном через командование специальных операций (SOCOM), которое управляет спецоперациями во всех видах вооруженных сил США, и через малоизвестную научно-исследовательскую и производственную организацию Picatinny Arsenal.

В охваченную войной страну отправляются сотни тысяч автоматов Калашникова, минометных снарядов, реактивных гранатометов, противотанкового оружия и крупнокалиберных пулеметов преимущественно из Болгарии, Чехии, Румынии, Сербии и Словакии. При этом основными покупателями оружия выступают США, Турция, монархии Персидского залива и Иордания. Далее эти государства переправляют по суше или по воздуху купленное вооружение противоборствующим сторонам. Тонны оружия и боеприпасов предназначаются прежде всего для отрядов из Свободной сирийской армии, поддерживаемых Западом. Однако по факту боеприпасы оказываются в руках у бойцов из запрещенных в России террористических организаций «Ансар аш-Шам», «Джабхат Фатх аш Шам», а также ИГИЛ.

Благодаря войнам на Ближнем Востоке в оборонной промышленности Болгарии и Чехии произошел небывалый доселе рост производства и прибыли. Так, по словам исполнительного директора Вазовского машиностроительного завода Ивана Гецова, по итогам 2016 года прибыль болгарского предприятия выросла на 400%. За восемь лет войны в Сирии Эр-Рияд и Вашингтон закупили вооружений в Болгарии на общую сумму примерно в два миллиарда евро. В Чехии же за указанный период — примерно на 600 млн евро.

Продавали восточноевропейские страны оружие и Украине, причем на заре конфликта в Донбассе стремительно, без оформления легальных документов и санкций Брюсселя и ООН — тогда никто не знал, как будет расцениваться данный конфликт: как международный или гражданский. Последующие взрывы на военных складах и нынешний скандал с «Петровым и Бошировым» вполне могут расцениваться как заметание следов нелегальной торговли оружием. И может быть, скандал этот санкционирован не только местными дельцами, но и кураторами из Вашингтона, под прикрытием которых такая торговля обычно и ведется. Здесь Болгария выступает важнейшим логистическим хабом, а Чехия — поставщиком крупных партий вооружений.

В Украине, кстати, тоже регулярно взрывались склады, и сейчас, конечно, и там ищут русский след. Но там, впрочем, заметают иные следы. Есть данные, что, пока украинская армия боролась с жителями Донбасса, оружие из местных украинских запасников распродавалось — в основном в сирийском и ливийском направлении. Эти махинации пытаются скрыть разговорами о «русских подрывниках».

Основа хороших отношений

После резкого скандала с Чехией заговорили о том, что Россия слишком мало уделяет внимания этому субрегиону или вообще не понимает, как выстраивать хорошие отношения с контрагентами на важнейшем стратегическом направлении. Если посмотреть на это с другой стороны, то по сей день непонятно, как Москва до сих пор терпела и терпит марши нацистов в Прибалтике и дискриминацию русского населения, исторический ревизионизм Польши, размещение американских контингентов, районов ПРО, дислокацию военных учений и воздушный шпионаж вблизи своих границ, а еще, как теперь хорошо известно благодаря чехам, поддержку восточноевропейцами и обеспечение оружием войн по всему российскому периметру, фактически косвенное участие в войне против русских солдат. Еще можно вспомнить вещание радио «Свобода» из Праги или подрывных телеграм-каналов из Польши, которые провоцировали восстание против Александра Лукашенко. Действительно, в таких условиях хорошие отношения построить сложно.

Для восточноевропейских стран российская угроза становится элементом консолидации элит и населения и частью внутриполитической борьбы, а также аргументом в привлечении внимания Брюсселя и Вашингтона. Пока русофобию транслирует только часть местных элит (хотя для Прибалтики она уже стала государственной идеологией) в погоне за политическими дивидендами. Но перспективы ухудшения ситуации (ковид, сокращение финансовой поддержки Брюсселя, замедление мировой экономики) усилят антирусский популизм. Элитам придется объяснять, почему движение в Европу не принесло всеобщего благоденствия, почему страны Восточной Европы до сих частично несостоятельны без дотаций Брюсселя, почему специалисты и молодежь мигрируют на Запад, ради чего разрушена местная промышленность.

Вероятно, единственным ответом на эти вопросы будет новая программа противодействия русской угрозе с финансовой поддержкой из-за океана и военной — от блока НАТО. Это лучшая гарантия сохранения элит, получивших все дивиденды от постсоветского развития и вхождения в ЕС, но по-прежнему неспособных построить суверенные независимые экономически достаточные общества в санитарном кордоне Евразии.

Ранее опубликовано на: https://expert.ru/expert/2021/20/vostochniy-blok-protiv-rossii/

 

rossia karta min

 
Новое на Prisp.ru
 
Партнеры
politgen-min-6 Русская карта для «Восточного блока»
banner-cik-min Русская карта для «Восточного блока»
banner-rfsv-min Русская карта для «Восточного блока»
expert-min-2 Русская карта для «Восточного блока»
partners 6
inop-min Русская карта для «Восточного блока»
insomar-min-3 Русская карта для «Восточного блока»
indexlc-logo-min Русская карта для «Восточного блока»
rapc-banner Русская карта для «Восточного блока»