Политтехнолог, эксперт Центра ПРИСП
12.01.2019

Вернется ли в Севастополь крымская весна


Бывший «народный мэр» Севастополя во время крымской весны, экс-спикер, а в настоящее время депутат Законодательного собрания Алексей Чалый подверг жесткой и уничижительной критике Дмитрия Овсянникова за его работу на посту губернатора Севастополя и теперь инициирует общегородской референдум о недоверии губернатору. На стороне Чалого выступает сенатор от Севастополя Ольга Тимофеева, которая взяла на себя смелость сделать громкое публичное заявление о том, что Дмитрий Овсянников до конца марта 2019 года покинет свой пост. Поэтому, по словам сенатора, пока не стоит делать прогнозы по выборам депутатов городского законодательного собрания, которые пройдут в Севастополе осенью 2019 года – мол, до этого времени многое изменится. Кроме того, Тимофеева даже заявила о том, что знает о двух потенциальных кандидатурах на должность врио губернатора Севастополя вместо Овсянникова.

Политтехнолог, эксперт Центра ПРИСП Константин Труфанов комментирует ситуацию на политическом поле Севастополя и оценивает слухи о возможной досрочной отставке действующего губернатора Дмитрия Овсянникова.

Насколько реально проведение референдума о недоверии губернатору?

На мой взгляд, со стороны Алексея Чалого - это очередная игра мускулами, потому что проведение референдума практически невозможно. В первую очередь, потому, что уже около полутора лет в Севастополе не принимается закон об отзыве губернатора. Первый раз он был внесен в законодательное собрание летом 2017 года правительством, но до сих пор этот законопроект не принят.

Этот законопроект соответствует федеральному закону об отзыве руководителей регионов. Но даже если бы он был принят, в нем прописаны такие условия, по которым практически невозможно отстранить действующего руководителя от должности. Например, должна собраться инициативная группа, подать заявление. Эта группа должна составлять минимум 100 человек, после регистрации этой инициативной группы в избирательной комиссии субъекта РФ в течение 30-40 дней они должны собрать не меньше 25% подписей избирателей региона. Применительно к Севастополю - это 80 тысяч избирателей. Собрать 80 тысяч за 40 дней очень проблематично, и даже если это произойдет и подписи будут признаны действительными, решение о референдуме будет принимать законодательное собрание, что тоже, учитывая баланс сил между сторонниками губернатора и сторонниками Чалого, составляет вероятность примерно 50 на 50.

И, наконец, даже если будет принято решение о таком референдуме и он будет назначен – за отставку действующего губернатора должно будет проголосовать не менее 50% избирателей региона, это примерно 160 тысяч избирателей.

Федеральный закон прописал такие условия, что практически сводит на нет все разговоры о снятии руководителя того или иного региона, инициатива снизу практически не исполнима. Поэтому единственный человек, который может принять решение об утрате доверия – это президент РФ. И это единственный механизм.

Подчеркну еще раз, что полтора года севастопольское Законодательное собрание не принимает закон об отзыве губернатора. Казалось бы, учитывая конфронтацию, депутаты были быть заинтересованы в том, чтобы у них был такой механизм, но в силу разных причин такое решение до сих пор не принято.

При этом в прошлом году правительство Севастополя упрекало законодательное собрание в бездействии при принятии ряда важных законов для города. В том числе в СМИ широко обсуждалась ситуация с затягиванием принятия бюджета. И еще летом прошлого года юридическое управление правительства в числе прочих упоминало и законопроект об отзыве губернатора. Вот уже прошел и 2018 год, мы пришли в 2019-й, а законного механизма для отзыва губернатора так и нет.

Для чего тогда Чалый делает все эти громкие заявления?

Повторюсь, это не более чем игра политическими мускулами, некая демонстрация. Я думаю, он сам прекрасно понимает, что референдум, даже если бы такой закон существовал бы в Севастополе, во-первых, подразумевает собой огромную организационную работу, а во-вторых, на мой взгляд, федеральные власти не допустят даже начала такого процесса. Потому что ни в одном регионе России таких прецедентов не было. И Севастополь, учитывая его политическую значимость, точно не будет пионером в этой истории.

В 2017 году 71% пришедших на выборы проголосовали за Овсянникова на выборах губернатора. За прошедшее время проводились ли в Севастополе какие-то социсследования, чтобы понять, какой у него сегодня рейтинг доверия?

Я знаю, что такие исследования проводятся. Да, Овсянников набрал 71%, при том что явка была не самая высокая. Здесь есть соблазн у его оппонентов покритиковать губернатора в том числе и по причине того, что на эти выборы был мобилизован административный ресурс. Но административный ресурс задействуется везде, а 71% - это в любом случае серьезная цифра. Что касается рейтингов, результатов исследований и фокус-групп, они все не публичные, их нет в открытых источниках.

Но, если говорить о портрете Овсянникова как губернатора, необходимо отметить, что сейчас он выглядит человеком, который пошел по большому счету на все уступки законодательному собранию при утверждении бюджета. Он согласился с большинством их поправок, сократил в 5 раз финансирование своего губернаторского телеканала. Он сейчас играет роль голубя мира, особенно, если его сравнивать с депутатами заксобрания.

Кроме того, 8 января в Калининграде было большое совещание с участием президента России, на котором руководители ряда регионов представляли свои проекты культурно-музейных территорий. Такая территория будет и в центре Севастополя, Овсянников презентовал этот проект.

Здесь надо понимать, что Овсянников в информационном пространстве, в первую очередь, федеральном, и в сознании жителей не является таким политическим изгоем, каким его пытаются представить оппоненты. Овсянников общается с законодательным собранием, идет на уступки, демонстрирует желание идти на компромиссы, всегда находится в федеральной повестке. Был бы он токсичным для первых лиц государства, наверняка были бы найдены возможности исключить его из федеральной повестки.

Севастопольцы посмотрят, например, как Овсянников и Путин обсуждали, что в Севастополе будет прекрасный театр, музей, парк, и тут приходит Чалый и говорит, мол, мы все подпишемся, и отправим его в отставку. Как минимум у людей возникнет вопрос – почему, если он такой нехороший, с ним встречается первое лицо государства, которому мы доверяем больше, чем Чалому?

И вдвойне странны высказывания определенных сенаторов о том, что через 2 месяца Овсянникова не будет, в тот момент, когда он как раз общается с президентом.

Откуда сенатор Ольга Тимофеева взяла такую информацию, да еще и публично озвучила, что сейчас, мол, кардинально может измениться ситуация в исполнительной власти Севастополя и она даже знает о каких-то кандидатурах, которые могли бы быть губернатором?

Что касается сенатора, это отдельная тема, отдельная сюжетная линия. Госпожа Тимофеева является членом Совета Федерации от законодательного собрания, есть мнение, что она также представляет интересы группы Чалого. Тимофеева прекрасно понимает, что если на выборах в законодательное собрание в 2019 году Чалый не одержит безусловную победу, то с местом в Совете Федерации она тоже расстанется.

В принципе, такого рода выступления стоит оценивать как не совсем корректные. Потому что, во-первых, сенатору, представляющему регион, не совсем правильно давать оценки высшему должностному лицу региона.

Во-вторых, почему-то сенатор Тимофеева заявляет о каких-то планах и сроках и даже мифических кандидатурах, ставя себя выше жителей Севастополя, избравших этого губернатора, а тем более ставя себя выше президента, заявляя о том, что Овсянников скоро будет отправлен в отставку? Но мы знаем, что только президент может принимать решение об отставке губернатора в связи с утратой доверия.

Думаю, такой демарш не должен оставаться без реакции со стороны федеральных политических структур.

Как бы вы охарактеризовали политическое поле Севастополя сегодня?

Как очень напряженное политическое поле, раз там возможно звучание таких заявлений сенатора. А чем это сильно отличается от фразы того же Чалого, который сказал, что в правительстве Севастополя сегодня - более талантливые мерзавцы, чем предыдущие?

Хочу напомнить еще одну фразу Чалого, когда он, говоря о выборах губернатора в 2017 году, сказал: «Овсянников достаточно искусно заморочил головы избирателям». Однако на этих выборах Овсянникова Чалый поддерживал лично. Будучи наиболее авторитетным политиком Севастополя, он ездил с ним по встречам, высказывался в его поддержку. Поэтому его фраза звучит странно, ведь получается, что он сам вместе с Овсянниковым искусно заморочил голову избирателям.

Когда возник такой явный раскол между Чалым и Овсянниковым, когда это стало заметно?

Это произошло в момент избрания Овсянникова губернатором в сентябре 2017 года. Как говорят, и я склонен этому верить, при назначении Овсянникова исполняющим обязанности в 2016 году его кандидатура согласовывалась в том числе и с Алексеем Михайловичем. И опять же, отталкиваясь от того, что Чалый был и остается наиболее известным политиком, назначение исполняющего обязанности губернатора без учета его мнения на тот момент было бы невозможно.

Недооценил Чалый Овсянникова, или нет, сложно говорить об этом, но факт есть факт - вся конфронтация между ним и губернатором началась именно после избрания Овсянникова. Фактически Овсянников стал первым всенародно избранным губернатором Севастополя, ведь и Меняйло, и Чалый, и Белик, руководившие городом-героем за последние пять лет - это были назначенные руководители. А Овсянников - первый, избранный именно жителями города, и он стал не просто величиной, равнозначной Чалому, он в определённом смысле стал выше него.

В принципе, не исключаю, что со стороны Чалого имеет место обыкновенная ревность по отношению к Овсянникову, и то, что называется «мы думали, он будет ручным, а он вот каким оказался».

Возможно, Чалый, оказывая Овсянникову поддержку, рассчитывал на то, что губернатор не забудет об услуге и далее Чалый будет иметь большое влияние на степень принятия решений?

На мой взгляд, могла сложиться иллюзия, что Овсянников несамостоятелен, учитывая то, что у него не было опыта руководства регионом и он никогда не был на первых ролях. Не исключено, что у Чалого могла сложиться иллюзия, что новый губернатор будет достаточно управляемым, что он будет опираться на него, но по факту такого не произошло.

Овсянников в первую очередь ориентируется на Москву, федеральный центр, у него есть своя понятная программа действий, к ней можно по-разному относиться, и по-разному оценивать её эффективность, но то, что он четко идет своим путем, невзирая на мнение и интересы Чалого.

Чалый обвиняет губернатора в «клановости». Есть в этом какое-то зерно правды?

Я бы клановостью это не назвал. Любой руководитель, который приезжает на новую территорию, особенно если он для этой территории варяг, приезжает со своей командой. С теми людьми, которым доверяет, на которых опирается, которых уже проверял в какой-то работе.

Понятно, что Овсянников пригласил на работу в Севастополь людей, с которыми работал в том числе в Удмуртии, в Москве, в Минпромторге. Подобное происходит во многих регионах.

Севастополь - непростой регион во всех смыслах, поэтому для Овсянникова это было очень важно:прийти туда со своими людьми, на которых он мог опираться. У него не было времени для того, чтобы выстраивать отношения с действующими руководителями, теми, кто был в правительстве. Хотя я могу сказать, что на среднем управленческом уровне, и тем более на уровне исполнителей, это местные специалисты. 

Ваш прогноз, каким образом дальше будут строиться эти отношения?

Апогей, думаю, будет не на самих выборах, а раньше - на праймериз «Единой России», это будет в мае этого года. И будут участвовать все против всех. В региональной «Единой России» существует раскол: руководство регионального отделения поддерживает Овсянникова, а фракция партии в законодательном собрании поддерживает Чалого.

Вот по этой линии разлом будет продолжаться, поэтому, думаю, сейчас с каждым днем, с каждой неделей градус политической активности будет увеличиваться, а значит - это не последнее знаковое заявление Чалого.

Хотя, как и многие предыдущие, они, по большому счету, заявлениями и останутся. Потому что мы все помним его желание вывести людей на улицы, была история по Матросскому бульвару, были какие-то попытки дестабилизировать ситуацию во время проведения прямой линии с президентом, когда пачками отправлялись однотипные обращения «заберите Овсянникова».

Надо понимать, почему у Чалого немного шансов на окончательную победу. Чалый образца 2014-го года и Чалый образца 2019-го - это разные люди. Если в 2014 он был безусловным лидером, лидером улицы, лидером площадей, где отстаивалась свобода, то 2019 год — это, в первую очередь, необходимость жить по правилам, соответствовать договоренностям и строить экономику. Пока в этой части Алексей Михайлович продолжает действовать теми же методами, которыми действовал в 2014 году. А люди к этому не готовы, потому что они понимают, что одно дело - мифическая угроза от Овсянникова, и совершенно иное, когда была реальная угроза жизни от боевиков майдана, и тогда люди реально были готовы с оружием в руках отстаивать свою свободу.

Здесь же - непонятная угроза, которую постоянно имитирует Чалый, используя образ Овсянникова, и это не всегда находит отклик у жителей, потому что у них сейчас свои заботы, люди выживают, стараются улучшить свою жизнь. Сейчас идти митинговать против Овсянникова - идти против человека, которому доверил президент. А уровень поддержки президента не изменился с 2014 года, он, безусловно, авторитет для Крыма и Севастополя. Поэтому выходить против человека, за которого полтора года назад все проголосовали, люди не готовы в таких объемах, с такой массовостью, на которую рассчитывает Чалый.

Говоря о противостоянии политических сил в Севастополе и некой условной оппозиции, неправильно обозначать, что на одной стороне есть Чалый, а на второй – Овсянников. Это не совсем так, политическое поле Севастополя очень разнородное, и Чалый - далеко не монолитный представитель оппозиции.

Потому что на стороне оппозиции есть люди, у которых тоже есть ресурсы, уважение, авторитет определённый, но они условно и против Овсянникова, и против Чалого.

На стороне Овсянникова тоже есть люди, у которых есть авторитет, ресурсы, узнаваемость, они поддерживают Овсянникова, но не поддерживают, например, законодательное собрание.

Поэтому, подчеркну, что праймериз «Единой России» - это будет война всех против всех, и именно после праймериз мы уже примерно будем понимать конфигурацию, с которой кандидаты и партии пойдут на осенние выборы.

Ovs Chaliy smeyutsa

 
Новое на Prisp.ru
 
Партнеры